||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2003 года

 

Дело N 47-Г03-9

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании 1 июля 2003 г. гражданское дело по кассационной жалобе С. и кассационному протесту прокурора на решение Оренбургского областного суда от 6 декабря 2002 г. по жалобам А. и В. об отмене решения окружной избирательной комиссии от 25 марта 2002 г. об итогах голосования и результатах выборов по одномандатному избирательному округу N 6 по выборам депутата Законодательного Собрания Оренбургской области третьего созыва.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя С. - Х., прокурора Генеральной прокуратуры РФ Засеевой Э.С., полагавшей решение суда отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

24 марта 2002 г. состоялись выборы депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области третьего созыва.

Решением окружной избирательной комиссии по шестому избирательному округу г. Бузулука от 25 марта 2002 г. был утвержден протокол по итогам голосования по одномандатному избирательному округу N 6, в соответствии с которым за кандидата в депутаты С. было подано 2312 голосов избирателей, за кандидатов в депутаты А. - 1479 голосов, В. - 1046 голосов, Д. - 1089 голосов, Д.В. - 437 голосов, Л. - 1082 голоса и П. - 1098 голосов.

На основании этого протокола окружной избирательной комиссией 25 марта было вынесено решение о признании С. избранным депутатом Законодательного Собрания Оренбургской области по одномандатному избирательному округу N 6.

А., В., Д.В. и Л. обратились в суд с жалобами на указанное решение окружной избирательной комиссии, ссылаясь на то, что С. в ходе подготовки и проведения выборов были допущены нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, но окружная комиссия признала его избранным депутатом.

Решением Оренбургского областного суда от 6 мая 2002 г. в удовлетворении жалоб было отказано. 3 сентября 2002 г. определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ данное решение областного суда было отменено.

При новом рассмотрении дела от Л. и Д.В. поступили заявления об отказе от жалоб. Судом отказ от жалоб принят, вынесено определение, которым дело в этой части производством прекращено.

В обоснование своих доводов о нарушении избирательного законодательства А. указал на следующие обстоятельства.

22 марта 2002 г. по телеканалу ИТЦ "Партнер" в прямом эфире в рамках агитационной кампании состоялась передача в жанре "интервью" с кандидатом в депутаты С. Данное выступление носило агитационный характер, так как было заранее запланировано, эфирное время оплачено из средств избирательного счета. В середине выступления С. был показан видеоролик выступления члена Совета Федерации Российской Федерации Н., который агитировал избирателей голосовать за С. с использованием своего служебного положения.

23 марта 2002 г. доверенные лица С. А.Ю. и П.В. с целью подкупа избирателей передали в в/ч 22267 мороженое и лимонад. При этом агитировали голосовать за С.

Во время агитации военнослужащих А.Ю. обещал подарить им новый телевизор.

23 марта 2002 г. неизвестными гражданскими лицами производилась бесплатная раздача мороженого и лимонада в целях агитации и подкупа избирателей-военнослужащих в/ч N 31601 (N 92190) в пользу кандидата в депутаты С.

Обе воинские части находятся на избирательном участке N 374.

24 марта 2002 г. по г. Бузулуку Ш., В.С. и И. передвигались на легковых автомобилях, на которых имелись агитационные плакаты с надписями "Передвижной штаб кандидата в депутаты С." с портретом и биографией С. На этих автомобилях с плакатами они в день выборов приезжали на свои избирательные участки для голосования, также на избирательные участки N 377, 385 и 376, где были назначены наблюдателями.

Кроме того, эти автомобили находились у входа в участковые избирательные комиссии.

24 марта 2002 г. доверенное лицо Мелентьева Н.В. проводила агитацию среди избирателей, идущих на избирательный участок N 380.

24 марта 2002 г. член участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса Д.Е. на избирательном участке N 379 проводил агитацию за С., против А.

Просили отменить решение окружной избирательной комиссии по избирательному округу N 6 об итогах голосования в отношении С., признав их недействительными.

Решением Оренбургского областного суда от 6 декабря 2002 г. жалоба удовлетворена.

В кассационной жалобе С. и кассационном протесте прокурора поставлен вопрос об отмене решения суда, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно пункту 2 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в редакции на момент проведения выборов) суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов в случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией итогов голосования или определения результатов выборов установит, что нарушения, перечисленные в пункте 1 названной статьи, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

К нарушениям, которые могут являться основанием для отмены решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов, относятся, в частности, нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании, установление фактов подкупа избирателей кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками, иными организациями, действующими в целях избрания определенных кандидатов.

Аналогичные положения содержатся в Законе Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области" (ст. 80).

Удовлетворяя жалобу заявителей, суд исходил из того, что в ходе избирательной кампании по шестому избирательному округу по выборам депутата Законодательного Собрания Оренбургской области третьего созыва имели место нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Однако с выводом суда согласиться нельзя, поскольку он сделан с нарушением норм материального и процессуального права.

Суд пришел к выводу о том, что имели место нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования выборов в использовании С. в день выборов трех легковых автомобилей у входов на избирательные участки, оборудованных под передвижные штабы с размещенными на них агитационными материалами, на которых Ш., В.С. и И., будучи назначенными наблюдателями соответственно на избирательные участки N 337, N 385 и N 376, приезжали на данных автомобилях на эти участки, а также на свои избирательные участки для голосования.

Между тем в решении суда не указано, в чем заключалось нарушение правил финансирования в данном случае и на основании чего он пришел к выводу о том, что на названных выше автомобилях были размещены не информационные материалы, как утверждали И., Ш. и другие свидетели, а агитационные.

В решении суда в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР (действовавшей на время принятия судом решения) не дана оценка показаниям тех свидетелей, которые пояснили, что на автомобилях были размещены материалы информационного, а не агитационного характера, не изложены доводы, по которым отвергнуты их показания, а в основу решения положены показания свидетелей О., С., Б. Не дана также оценка содержанию размещенных на автомобилях плакатов, других материалов.

Мотивы, по которым отвергнуты показания свидетеля Д.С. и других о том, что Д.Е. не занимался агитацией на избирательном участке N 379 в день выборов, в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР (действовавшей на время принятия судом решения) также в решении не указаны.

Каким образом выступление Н. и других лиц, занимавшихся, по утверждению суда, незаконной агитацией, повлияло на волеизъявление избирателей и какими доказательствами это подтверждается, в решении суда в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР (действовавшей на момент принятия решения) не указано.

Проверяя довод А. и В. о подкупе избирателей, суд пришел к выводу о том, что имел место подкуп военнослужащих в/ч 22267 и прикомандированных к ней военнослужащих в/ч 31601 путем бесплатной раздачи продуктов питания под условием голосования за С., а также путем обещания предоставить телевизор.

Между тем вывод суда о том, что в данном случае имел место подкуп избирателей, основан на неправильном применении норм материального права.

Пункт 3 ст. 45 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (действовавшей на время проведения выборов) подкуп избирателей рассматривал как деятельность кандидата, зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, инициативных групп по проведению референдума и их уполномоченных представителей, а также иных организаций, прямо или косвенно участвующих в предвыборной агитации путем вручения избирателям денежных средств, подарков и иных материальных ценностей, и другую подобную деятельность и лишь при наличии доказательств того, что она осуществлялась по отношению к избирателям под условием голосования за или против конкретного кандидата.

Таким образом, в соответствии с действовавшим на время проведения выборов законодательством подкуп мог быть совершен только указанными в ст. 45 названного Федерального закона лицами, а также по их просьбе либо по их поручению.

Однако судом не было установлено, что П.В., А.Ю. и другие лица, раздавая продукты питания военнослужащим и обещая им предоставить телевизор, действовали по просьбе или по поручению зарегистрированного кандидата С. либо что этой деятельностью занимался сам С.

Сами по себе факты нарушения избирательного законодательства не являются безусловным основанием для признания выборов недействительными. Выборы могут быть признаны недействительными лишь при наличии доказательств того, что эти нарушения являлись существенными и повлияли на волеизъявление избирателей. Эти доказательства должны быть приведены в решении суда.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и в зависимости от установленных обстоятельств принять решение в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 367 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Оренбургского областного суда от 6 декабря 2002 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.П.КНЫШЕВ

 

Судьи

А.В.ХАРЛАНОВ

Ю.Г.КЕБА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"