||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июня 2003 года

 

Дело N 10-Г03-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Меркулова В.П.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Кировского территориального управления Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положений статьи 3.2, подпунктов 6, 7, 8, 9 пункта 1 статьи 7.1, статьи 8.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области" от 26 июля 2002 г. N 88-ЗО по кассационной жалобе Законодательного Собрания Кировской области на решение Кировского областного суда от 14 апреля 2003 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П., объяснения представителя Законодательного Собрания Кировской области С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей решение обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Кировское территориальное управление Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства обратилось в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положений статьи 3.2, подпунктов 6, 7, 8, 9 пункта 1 статьи 7.1, статьи 8.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области" от 26 июля 2002 г. N 88-ЗО.

В обоснование требований заявлено, что положения ст. 3.2 оспариваемого Закона Кировской области содержат ответственность за "нарушение установленного распорядка работы предприятий общественного питания, сферы услуг, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, магазинов, рынков, центров отдыха, спортивных сооружений и учреждений культуры, воспрепятствование производственно-хозяйственной и организационной деятельности работников указанных организаций, а равно создание иных помех в работе этих организаций, совершенные не из хулиганских побуждений". Часть 2 указанной нормы устанавливает ответственность за "нарушение гражданами установленного режима пребывания на территориях и в помещениях лечебно-профилактических учреждений при отсутствии признаков других административных правонарушений", однако заявитель считает, что не определен состав правонарушения, а потому не может наступать ответственность за данное правонарушение.

Заявитель просит признать не соответствующим федеральному законодательству наделение руководителей муниципальных и государственных предприятий и учреждений правом составления протоколов об административном правонарушении, установленное пп. 6, 7, 8, 9 п. 1 ст. 7 оспариваемого Закона. В обоснование незаконности оспариваемых положений заявитель указывает, что нарушается антимонопольное законодательство, которое запрещает наделение властными полномочиями одних хозяйствующих субъектов по сравнению с другими.

Заявитель также считает, что ст. 8.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области" противоречит федеральному законодательству, устанавливая право производить изъятие вещей и документов всем должностным лицам без ограничения. Указывают, что данная мера предусмотрена КоАП РФ, как мера административного наказания и является прерогативой федерального законодателя.

Решением Кировского областного суда от 14 апреля 2003 года постановлено: требования Кировского территориального управления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положений статьи 3.2, подпунктов 6, 7, 8, 9 пункта 1 статьи 7.1, статьи 8.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области" от 26 июля 2002 г. N 88-ЗО удовлетворить частично и признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положения - подпункта 6 п. 1 ст. 7.1 указанного Закона в части наделения полномочиями должностных лиц муниципальных унитарных предприятий жилищно-коммунального хозяйства по составлению протоколов об административной ответственности, предусмотренных статьями 3.1, частью 1 ст. 3.2, статьями 4.1 - 4.3 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области"

-подпункта 7 п. 1 статьи 7.1 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области"

-подпункта 9 п. 1 статьи 7.1 указанного Закона в части наделения полномочиями должностных лиц государственных и муниципальных транспортных предприятий по составлению протоколов об административной ответственности, предусмотренных частью первой ст. 3.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области".

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Законодательное Собрание Кировской области подало кассационную жалобу, в которой просит решение отменить в удовлетворенной части заявленных требований и принять новое об отказе в удовлетворении заявления. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, допустил существенные нарушения норм процессуального права, дал неправильную оценку доводам заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Статья 3.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности" устанавливает -

1. Нарушение установленного распорядка работы предприятий общественного питания, сферы услуг, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, магазинов, рынков, центров отдыха, спортивных сооружений и учреждений культуры, воспрепятствование производственно-хозяйственной и организационной деятельности работников указанных организаций, а равно создание иных помех в работе этих организаций, совершенные не из хулиганских побуждений, влекут предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от трех до десяти минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда.

2. Нарушение гражданами установленного режима пребывания на территориях и в помещениях лечебно-профилактических учреждений при отсутствии признаков других административных правонарушений влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от двух до пяти минимальных размеров оплаты труда.

Статья 8.2 Закона Кировской области "Об административной ответственности" устанавливает:

1. Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Законом, вправе производить изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами правонарушения, а также документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения правонарушения.

2. Изъятие вещей и документов должно производиться в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Проанализировав вышеуказанные нормы, суд правильно пришел к выводу, что они не противоречат каким-либо нормам федерального законодательства, поэтому не могут быть признаны недействующими и не подлежащими применению по мотивам, изложенным в решении.

Вывод суда о том, что наделение правом составления протоколов об административных правонарушениях должностных лиц государственных и муниципальных лечебно-профилактических учреждений по правонарушениям, предусмотренным ч. 2 ст. 3.2. Закона Кировской области (нарушение режима пребывания на территориях и в помещениях лечебно-профилактических учреждений) не противоречит федеральному законодательству, сделан правильно.

Также не противоречит федеральному законодательству наделение правом составления протоколов должностных лиц МУП ЖКХ при выявлении правонарушений предусмотренных ст. 4.4 (нарушение правил содержания собак и кошек) и наделением правом составления протоколов должностных лиц государственных и муниципальных транспортных предприятий при выявлении правонарушений предусмотренных ст. 4.5 (нарушение правил проезда в транспорте общего пользования).

Решение суда в этой части не оспаривается в кассационной жалобе.

В соответствии с п. 6 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, составляются должностными лицами, уполномоченными соответствующими субъектами Российской Федерации. Таким образом, законодатель Кировской области не превысил своих полномочий в части наделения должностных лиц правом составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных Законом Кировской области "Об административной ответственности в Кировской области".

Статьей 28.1 КоАП РФ предусмотрено, что дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления протокола об административном правонарушении. С учетом этого положения законодательства следует, что лица, наделенные правом составления протокола, имеют властные полномочия, связанные с возбуждением административного преследования.

С учетом положений, содержащихся в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ, суд правильно пришел к выводу, что наделение властными полномочиями должностных лиц муниципальных унитарных предприятий жилищно-коммунального хозяйства, руководителей государственных и муниципальных учреждений и предприятий, должностных лиц государственных и муниципальных транспортных предприятий в отношении частных предпринимателей, руководителей предприятий и юридических лиц иной формы собственности кроме государственной и муниципальной противоречит федеральному законодательству по тем основаниям, что ставит в неравное положение предприятия в зависимости от формы собственности.

Поскольку указанным должностным лицам предоставлено право возбуждать административное производство по статьям закона содержащим ответственность юридических лиц и должностных лиц, то подлежат признанию недействующими и не подлежащими применению оспариваемые положения Закона в части статей, содержащих такую ответственность.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов суда.

Норма ст. 2.4. КоАП РФ, содержащая в примечании понятие "должностного лица", посвящена должностным лицам как специальным субъектам административного правонарушения, т.е. предусматривает административную ответственность этих лиц при совершении ими административных правонарушений в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Вместе с тем, круг лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, определен в ст. 28.3 Кодекса, которыми являются должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в силу присущих им контрольно-надзорных полномочий. Должностные лица государственных унитарных предприятий и организаций не входят в данный круг лиц.

Перечень органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, установлен гл. 23 Кодекса, в которой государственные унитарные предприятия, организации также отсутствуют.

В соответствии со ст. 28.1 Кодекса, дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления протокола, то есть лица, наделенные правом составления протокола, имеют властные полномочия, связанные с возбуждением административного преследования. Подпункты 6, 7, 9 ст. 7.1. Закона "Об административной ответственности в Кировской области" ставят в зависимое положение частных предпринимателей и юридических лиц иной формы собственности (кроме государственной и муниципальной) от должностных лиц государственных и муниципальных предприятий, организаций и могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов, в том числе участников одного и того же товарного рынка.

Пункт 1 ст. 7 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" запрещает органам государственной власти субъекта Российской Федерации принимать акты, которые создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов, а также п. 3 указанной статьи запрещает наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами органов власти, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Законом Кировской области должностные лица государственных и муниципальных унитарных предприятий, наделенные полномочием составления протоколов об административных правонарушениях, получили властные полномочия (функции и права органов власти), что является нарушением антимонопольного законодательства.

Материалы дела исследованы судом полно и объективно, всем установленным обстоятельствам дана надлежащая оценка, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения не установлено.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Кировского областного суда от 14 апреля 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Кировской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"