||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2003 года

 

Дело N 66-Г03-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                         Беспаловой З.Д.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими некоторых положений Закона Иркутской области от 6 марта 2003 г. "О деятельности рынков на территории Иркутской области" по кассационной жалобе Законодательного Собрания Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 23 апреля 2003 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Беспаловой З.Д., объяснения представителей Законодательного Собрания Иркутской области П.Л. и П.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими ст. 1 (в части), ст. 4 (в части), ч. ч. 2, 3 ст. 7, ст. ст. 8, 9, 10, ч. ч. 1, 4, 5 ст. 11, ст. ст. 12, 13, 15, 16, 17, 19, 20 Закона Иркутской области от 6 марта 2003 г. "О деятельности рынков на территории Иркутской области".

В обоснование требований указал, что оспариваемые им нормы названного Закона субъекта Российской Федерации регулируют гражданские правоотношения, что противоречит пунктам "ж", "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми установление правовых основ единого рынка и гражданское законодательство находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Кроме этого, эти нормы противоречат и ст. 3 ГК РФ, которой установлено, что гражданское законодательство состоит из ГК РФ и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов. Исходя из этого следует, что субъект Российской Федерации не вправе своими законами регулировать те правоотношения, право регулирования которых предоставлено исключительно Российской Федерации.

Оспоренные нормы, по мнению прокурора, нарушают права муниципальных образований, а также интересы неопределенного круга лиц - юридических и физических лиц (хозяйствующих субъектов, субъектов предпринимательской деятельности).

Представитель Законодательного Собрания Иркутской области предъявленные требования не признала. Пояснила, что оспоренные нормы приняты в пределах прав, представленных субъекту Российской Федерации, и соответствуют федеральному законодательству.

Представители губернатора Иркутской области требования прокурора признали.

Решением Иркутского областного суда от 23 апреля 2003 г. требования прокурора удовлетворены частично. Отказано в удовлетворении требования о признании противоречащей федеральному законодательству, недействующей ст. 1 (части) Закона Иркутской области от 6 марта 2003 г. "О деятельности рынков на территории Иркутской области". В остальной части требования прокурора удовлетворены.

Представитель Законодательного Собрания Иркутской области подала кассационную жалобу, в которой просит решение отменить в части удовлетворения требования прокурора. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

Согласно пункту "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Статьей 3 ГК РФ установлено, что гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов.

Таким образом, субъектам Российской Федерации не предоставлено право регулирования гражданских правоотношений своими законами.

Исходя из анализа содержания оспоренных прокурором норм: ст. 4 (за исключением дефиса 5), ч. ч. 2, 3 ст. 7, ст. 8, 9, 10, ч. ч. 1, 4, 5 ст. 11, ст. ст. 12, 13, 15, 16, 19, 20 - судом правильно сделан вывод о противоречии их федеральному законодательству в связи с регулированием гражданско-правовых отношений, повторением норм федерального законодательства.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" субъект Российской Федерации вправе принимать законы по предметам совместного ведения только в пределах полномочий субъекта Российской Федерации.

Статьей 17 вышеназванного Закона Иркутской области установлен перечень документов, необходимых для осуществления торговой деятельности.

Судом сделан в решении обоснованный вывод о том, что принимая данную норму, Законодательное Собрание Иркутской области вышло за пределы полномочий, предоставленных субъекту Российской Федерации. При этом суд правильно указал, что данный вопрос урегулирован федеральным законодательством.

В суде не оспаривалось право субъекта Российской Федерации по регулированию отдельных вопросов обеспечения прав и интересов граждан. Однако, как правильно указал суд, это допустимо лишь в пределах полномочий, предоставленных субъекту РФ, оспоренные же прокурором нормы приняты Законодательным Собранием Иркутской области с нарушением этого принципа.

При таких обстоятельства доводы кассационной жалобы о том, что данные нормы Закона Иркутской области приняты в пределах компетенции и в соответствии с Федеральными Законами: от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов", от 14 мая 1993 г. N 4979-1 "О ветеринарии", от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ "О пожарной безопасности", от 22 июля 1993 г. N 5487-1 "Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан", не опровергают вышеизложенные выводы суда и не могут служить основанием к отмене его решения.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 23 апреля 2003 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Иркутской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"