||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июня 2003 г. N 765п2002

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Р.М. Смакова на приговор Каспийского городского суда от 13 февраля 2002 года, по которому

М.Ш.Г., <...>, несудимый, проживающий в г. Каспийске;

М.Б.Г., <...>, несудимый, проживающий в г. Каспийске;

М.Б.Г., <...>, несудимый, -

оправданы по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 27 июня 2002 года приговор отменен, а дело направлено в Ленинский районный суд г. Махачкалы на новое судебное рассмотрение.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2002 года оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан.

В протесте поставлен вопрос об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан и определения Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.М., объяснения адвокатов Кафарова Я.М., Алиева И.М., Керимова М.Р., поддержавших протест, и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного следствия оправданные обвинялись в хищении чужого имущества путем мошенничества с использованием служебного положения, совершенном организованной группой, в крупном размере.

В соответствии с предъявленным обвинением М.Ш.Г., работавший управляющим отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Дагестан (ОПФР по РД), являясь должностным лицом, с целью хищения средств ОПФР по РД организовал преступную группу в составе М.Б.Г. - директора муниципально-производственного торгового предприятия (МПТП) "Суахар" и управляющего Промстройбанка г. Каспийска М.Б.Г.

Органами следствия М. и М.Б.Г. обвинялись в хищении пенсионных средств путем мошенничества в размере 43 млн. 725 тыс. 305 руб. 93 копеек.

Согласно обвинительному заключению, по указанию управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по РД М.Ш.Г. с января по июнь 1998 года по 15 платежным поручениям на пенсионный счет Каспийского городского узла почтовой связи было перечислено сверх лимита 35500000 рублей. Затем по указанию М.Ш.Г. и управляющего Промстройбанком г. Каспийска М.Б.Г. из этой суммы отделению Пенсионного фонда по г. Каспийску было перечислено 31300000 рублей. С целью хищения этих денежных средств М.Б.Г. и М.Б.Г. склонили руководителя отделения Пенсионного фонда г. Каспийска Т. к заключению договора о предоставлении предприятию "Суахар" 45000000 рублей в качестве кредита. Из этой суммы на расчетный счет "Суахар" в том же Промстройбанке перечислено 43 млн. 725 тыс. 305 рублей 93 копейки, которые переведены на лицевой счет М.Ш.Г., а затем по доверенности последнего были получены М.Б.Г. и всей группой присвоены. Ими же похищены и остальные денежные средства в размере 527 тыс. 222 рубля 93 копейки.

Исследовав представленные органами предварительного следствия доказательства, проанализировав и оценив их, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях М. и М.Б.Г. состава преступления и постановил в отношении них оправдательный приговор, который вступил в законную силу.

По протесту прокурора Республики Дагестан президиум Верховного суда Республики Дагестан приговор отменил и направил дело на новое судебное разбирательство. При этом сослался на то, что судом не выполнены требования ст. 301 УПК РСФСР.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Конституционный Суд Российской Федерации своим Постановлением от 14 февраля 2000 года признал положения части третьей ст. 377 УПК РСФСР не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ст. ст. 19 ч. 1, 46 ч. 1 и 123 ч. 3, в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции рассмотреть дело без ознакомления осужденного, оправданного, их защитников с протестом, в котором поставлен вопрос об отмене вступившего в законную силу судебного решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного, без извещения осужденного, оправданного, их защитников о времени и месте судебного заседания и без обеспечения им права довести до суда свою позицию относительно доводов протеста.

Из содержания протеста прокурора Республики Дагестан усматривается, что принесен он по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданных М.Б.Г. и М., и хотя каждый из них обращался с неоднократными просьбами о вручении им копии протеста, их законное требование, вопреки Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года, выполнено не было.

Так, из телеграммы оправданного М.Б.Г. от 11 июня 2002 года, адресованной председателю Верховного суда Республики Дагестан (т. 13 л.д. 153), усматривается, что он находится на стационарном лечении. При этом указывает больницу и номер палаты, где проходит курс лечения. Сообщает, что копия надзорного протеста ему не вручена и выражает свое несогласие с рассмотрением дела без его участия.

В телеграмме от 24 июня 2002 года в президиум Верховного суда Республики Дагестан (т. 13 л.д. 196) оправданный М.Б.Г. вновь сообщает о нахождении на стационарном лечении, просит вручить ему копию протеста. Факт нахождения оправданного М.Б.Г. на стационарном лечении в обеих телеграммах подтвержден главным врачом Хаджалмахинской межрайонной специализированной больницы.

Из справок указанной больницы от 11 и 25 июня 2002 года (т. 13 л.д. 165, 259) видно, что оправданный М.Б.Г. действительно поступил на стационарное лечение 23 мая 2002 года и по состоянию на 25 июня 2002 года продолжал находиться в больнице, но 7 июня 2002 года направлялся на консультацию и обследование в РКБ г. Махачкалы.

Из сообщения той же больницы от 25 июня 2002 года (т. 13 л.д. 240) усматривается, что в период с 1 по 25 июня на имя М.Б.Г. поступило лишь письмо из прокуратуры Республики Дагестан от 10 июня 2002 года.

Указанные справки и сообщение подписаны главным врачом и заверены печатью.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с утверждениями, содержащимися в актах судебных приставов от 7 и 21 июня 2002 года (т. 13 л.д. 140, 182), выезжавших по месту жительства М.Б.Г., что оправданный, который в указанные даты находится в больнице, а не дома, отказался 7 июня 2002 года от получения копии протеста, а 21 июня 2002 года не стал получать уведомление о переносе рассмотрения дела. Поэтому ссылка в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации на эти акты как на доказательства, подтверждающие соблюдение президиумом Верховного суда Республики Дагестан требований, содержащихся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года, несостоятельна.

Поскольку в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации суд надзорной инстанции не может рассмотреть дело без ознакомления осужденного, оправданного, их защитников с протестом, в котором поставлен вопрос об отмене вступившего в законную силу судебного решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного, то нельзя согласиться с утверждением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, посчитавшей достаточным, что Верховным судом Республики Дагестан 7 июня 2002 года (т. 13 л.д. 137) оправданным и их адвокатам копии протеста были направлены почтой.

Никаких данных, свидетельствующих о получении кем-либо из оправданных или их адвокатов почтовых отправлений с копией протеста, в деле нет. Напротив, в т. 13 на л.д. 234 имеется сообщение Каспийского городского узла почтовой связи, из которого усматривается, что на имя оправданных М. и адвоката Керимова письма из Верховного суда Республики Дагестан в период с 7 по 24 июня 2002 года не поступали и соответственно не вручались.

О том, что в адрес оправданных М. никаких извещений, писем и телеграмм с 1 по 25 июня 2002 года не поступало, подтвердил в своем сообщении глава Куппинской сельской администрации (т. 13 л.д. 238). Аналогичное сообщение в отношении М. имеется в т. 13 на л.д. 243 из отделения связи селения Куппа.

В отношении оправданного М.Б.Г. также имеется сообщение из Хаджалмахинского отделения связи (т. 13 л.д. 242) о том, что в его адрес в период с 1 по 25 июня 2002 года поступило два письма: из администрации Президента Российской Федерации и Прокуратуры Республики Дагестан.

Из этих писем усматривается, что направлялись они М.Б.Г. по месту его лечения, то есть в Хаджалмахинскую межрайонную специализированную больницу, где им и получены (т. 13 л.д. 260, 263). Это обстоятельство подтверждает достоверность сообщений из больницы о нахождении оправданного М.Б.Г. на стационарном лечении и сомнительности сведений, содержащихся в телеграмме главы администрации с. Хаджалмахи о ненахождении оправданного на лечении (т. 13 л.д. 154), на которую сослалась Судебная коллегия в опровержение доводов протеста.

Оправданный М.Б.Г. в телеграмме от 21 июня 2002 года (т. 13 л.д. 197), адресованной председателю Верховного суда Республики Дагестан (получена Верховным судом 22 июня 2002 года), просил рассмотрение дела отложить до его выздоровления в связи с тем, что он лично желает присутствовать на заседании президиума Верховного суда Республики Дагестан.

Об отложении рассмотрения дела до выздоровления М.Б.Г. просил адвокат Баймурзаев (т. 13 л.д. 209).

Оправданный М.Б.Г. в телеграмме от 25 июня 2002 года (т. 13 л.д. 200) сообщил, что ему не вручена копия протеста и что он намерен представить свои возражения на протест, а также желает участвовать при рассмотрении дела.

Оправданный М.Ш.Г. 26 июня 2002 года в своем заявлении в президиум Верховного суда Республики Дагестан (т. 13 л.д. 231) сообщил, что ему не была вручена копия протеста и что он сам находится на амбулаторном лечении, о чем представил справку медицинского учреждения (т. 13 л.д. 232) и просил без его участия дело не рассматривать, а отложить до его выздоровления.

Адвокат Алиев, с которым М.Ш.Г. было заключено соглашение на участие при рассмотрении дела в надзорной инстанции, в день заседания президиума Верховного суда Республики Дагестан обратился в президиум с письменным извинением и уведомил, что у него плохо с сердцем, ранее он перенес инфаркт, просил отложить рассмотрение дела (т. 13 л.д. 269). В тот же день, то есть 27 июня 2002 года в 4 часа, Алиев был доставлен каретой скорой помощи в больницу и госпитализирован с диагнозом ИБС, нестабильная стенокардия, инфаркт миокарда левого желудочка (т. 13 л.д. 270).

Несмотря на то, что все оправданные неоднократно уведомляли Верховный суд Республики Дагестан о неполучении ими копии протеста прокурора, настаивали на предоставлении им права довести до суда свою позицию относительно доводов протеста, об этом же просил и адвокат Алиев, уважительность своей неявки на рассмотрение дела подтвердили представленными документами, президиум Верховного суда Республики Дагестан рассмотрел дело в отношении оправданных М. и М.Б.Г. по протесту прокурора, принесенному по основаниям, ухудшающим их положение. В данном случае суд надзорной инстанции грубо нарушил гарантированное Конституцией Российской Федерации право оправданных на защиту.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, оставляя протест без удовлетворения, как усматривается из определения, обосновала свое решение в основном тем, что оправданные и их защитники были извещены о рассмотрении дела и 13, и 27 июня 2002 года.

Между тем, указанный факт не оспаривается ни оправданными, ни их защитниками. Не подвергался он никаким сомнениям и в протесте, в котором обращалось внимание на допущенные президиумом Верховного суда Республики Дагестан нарушения содержащихся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года требований в части необходимости ознакомления оправданных и их защитников с протестом прокурора и обеспечения им права довести до суда свою позицию относительно доводов протеста. Однако доводы протеста, касающиеся этих нарушений, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не опровергнуты.

Кроме того, согласно ст. 47 Конституции Российской Федерации, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии со ст. 41 УПК РСФСР, действовавшей на момент рассмотрения дела, оно подлежало рассмотрению в том суде, в районе деятельности которого совершено преступление.

Аналогичное положение содержится в ст. 31 УПК РФ.

Эти требования Конституции и федерального закона по настоящему делу не выполнены.

Преступление, в совершении которого обвинялись М. и М.Б.Г., совершено на территории г. Каспийска и этим же судом в отношении них постановлен оправдательный приговор.

Отменяя его по протесту прокурора, президиум Верховного суда Республики Дагестан передал его для рассмотрения по существу в Ленинский районный суд г. Махачкалы, т.е. изменил территориальную подсудность дела.

Более того, вопрос о передаче уголовного дела из одного суда в другой в пределах области (края), как требует ст. 44 УПК РСФСР, допускается только по мотивированному постановлению председателя соответствующего суда и к компетенции президиума областного (краевого) суда не относится.

В связи с отменой постановления подлежит отмене и частное постановление в отношении адвоката Баймурзаева Р.А.

Руководствуясь п. 4 ст. 378, п. 2 ст. 379 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 27 июня 2002 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2002 года в отношении М.Ш.Г., М.Б.Г. и М.Б.Г. и частное постановление от 27 июня 2002 года в отношении адвоката Баймурзаева Р.А. отменить и дело передать на новое рассмотрение в президиум Верховного суда Республики Дагестан.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"