||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июня 2003 г. N 205п03

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам адвокатов Зуевой Л.Н. и Лапаева П.В. на приговор Тверского областного суда от 18 июля 2000 года, по которому

Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к" УК РФ на 15 лет;

- по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 8 лет.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчисляется с 21 января 1999 года;

Х., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к" УК РФ на 15 лет;

- по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 8 лет;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчисляется с 22 января 1999 года.

На основании ст. 48 УК РФ Е. лишен специального звания "старший лейтенант милиции".

По данному делу осужден также П.. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к", 126 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж", 222 ч. 1, 33 ч. 5 и 327 ч. 1, 324 УК РФ к пожизненному лишению свободы и Д. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к", 126 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж", 222 ч. 1 УК РФ, дело в отношении которых не рассматривается.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2001 года приговор в отношении П., Д., Е. и Х. в части осуждения их по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ отменен и дело прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

Этот же приговор в части осуждения П. по ст. ст. 324, 33 ч. 5 и 327 ч. 1 УК РФ отменен и дело производством прекращено за истечением срока давности.

Исключено осуждение П., Д., Е. и Х. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Исключено применение дополнительного наказания в виде лишения Д. и Е. специального звания "старший лейтенант милиции".

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "к" и 222 ч. 1 УК РФ назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ присоединено наказание по приговору от 1 февраля 2000 года и окончательно назначено П. пожизненное лишение свободы.

Х. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "к", 222 ч. 1 УК РФ, назначено 16 лет лишения свободы.

Д. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "к", 222 ч. 1 УК РФ, назначено 16 лет лишения свободы.

Е. постановлено считать осужденным по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвоката Зуевой Л.Н. поставлен вопрос о переквалификации действий Е. со ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "к" УК РФ на ст. 316 УК РФ.

В надзорной жалобе адвоката Лапаева П.В. поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и прекращении дела производством в отношении Х. за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановлений о возбуждении надзорного производства, выступления адвоката Зуевой Л.Н., поддержавшей доводы своей надзорной жалобы, и потерпевшей Ц., просившей судебные решения оставить без изменения и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего, что жалобы адвокатов удовлетворению не подлежат,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

осужденные признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

П., находящийся в розыске за совершенное им преступление, скрываясь в г. Твери, в 1998 году познакомился с Х. Последний познакомил П. с оперуполномоченным ОУР Московского РОВД г. Твери Д. и оперуполномоченным ОУР Центрального РОВД г. Твери Е. Все они стали поддерживать отношения, встречались и проводили свободное время. При этом Д. и Е. как оперативные работники милиции использовали П. как источник получения нужной им информации, поскольку последний занимался неофициальным автобизнесом, а первые - раскрытием преступлений в сфере автомототранспорта.

В тот же период в г. Твери П. познакомился с Т.Р. и его девушкой Ц., с которыми стал поддерживать дружеские отношения, однако в декабре 1998 года у него возникли напряженные отношения с Т.Р. по поводу возврата последнему автомашины.

8 января 1999 года в г. Твери П. встретился с Т.Р., приведшим с собой Б., Т. и Ч., которые стали предъявлять претензии к П. по поводу того, что Т.Р. находится в розыске правоохранительными органами по вине П. Под этим предлогом, применяя физическое насилие, похитили у П. золотые перстень, браслет и цепочку с медальоном и потребовали у него 2000 долларов США и возврата автомашины "Мерседес-Бенц".

Испугавшись угроз, П. согласился с предъявленными ему требованиями и попросил Х. найти ему 2000 долларов США, что последний и сделал. П. и Т.Р. также договорились о встрече 10 - 11 января 1999 года и о передаче первым последнему автомашины "Мерседес-Бенц". Не желая отдавать указанный автомобиль, намереваясь отомстить за совершенные насильственные действия, опасаясь за свою жизнь и здоровье, желая убить Т.Р. и членов его группы, но понимая, что один он не сможет этого сделать, П. вступил в преступный сговор на оказание ему содействия в задуманном с Х., Д. и Е. При этом П. не знал, когда и где произойдет встреча и какой будет состав группы Т.Р. Планируя совершение преступлений при поездке в г. Лихославль, П. понимал, что убийство необходимо совершить в зимнее время, не на автотрассе, и для этого привлек Х., имевшего автомобиль повышенной проходимости "Тойота-Лендкрузер". Т.Р. было известно, что Д. и Е. являются сотрудниками милиции, а поэтому, по мнению П., Т.Р. и члены его группы, не будут оказывать сопротивление при похищении и не смогут предполагать об их намерениях. Зная, что Т.Р. будет не один и желая разделить членов его группы, П. запланировал использовать автомашину своего знакомого В. "Фольксваген-Гольф", управление которой было поручено Е., поскольку Д. не умел управлять автомобилем.

Сам П. не мог управлять автомашиной "Фольксваген-Гольф", так как знал, что ему придется управлять автомашиной, на которой приедут на встречу Т.Р. и члены его группы.

Утром 11 января 1999 года П., Х., Д. и Е. во исполнение задуманного П. похищения и убийства Т.Р. и членов его группы распределили между собой роли и обязанности и стали ждать, когда определится место и время встречи. При этом П. вооружился не установленным следствием огнестрельным оружием типа пистолета, снабженным глушителем и не менее чем 12 патронами к нему калибра 9 мм. Д. и Е. был предоставлен автомобиль "Фольксваген-Гольф". Последние имели при себе также наручники, а первый - и табельный пистолет ПМ.

Имея с П. дружеские и приятельские отношения, используя его как источник информации, зная о событиях 8 января 1999 года и намерениях П. похитить и убить Т.Р. и членов его группы, Х., Д. и Е. желали и сознательно допускали наступление такого результата, не намереваясь непосредственно участвовать в убийствах.

Д. и Е. находились дома у Е. и ждали от П. сообщения о встрече, получив которое, приехали на указанном автомобиле "Фольксваген-Гольф" к кафе комплекса "Дорсервис". Там они встретились с П. и Х., приехавшими на автомашине последнего "Тойота-Лендкрузер". Около 15 часов, получив от Т.Р. сообщение, осужденные на указанных автомашинах приехали в кафе в д. Поддубки Калининского района Тверской области, расположенное на автотрассе Москва-Санкт-Петербург. Туда же на автомобиле "АУДИ-80" приехали Т.Р., Б., Т. и Ц.

П. стал ругаться с Т.Р., при этом первый высказывал претензии по поводу событий 8 января 1999 года, а второй - по поводу того, что П. приехал на встречу с сотрудниками милиции. Д., Е., Х., Б., Т. находились рядом. Ц. сидела в автомашине "АУДИ-80", рядом с которой шел спор. Б. при этом стоял с ножом и резал яблоко. По указанию П. Х. забрал у Б. нож, а Д. надел на Т. и Б. наручники, сковав их между собой. П. угрожал при этом потерпевшим неустановленным огнестрельным оружием типа пистолета. Е. отвел скованных наручниками Б. и Т. в автомашину "Фольксваген-Гольф", посадил их на заднее сиденье, а сам сел за руль. Ц. отказалась остаться у кафе, и поэтому осужденные были вынуждены забрать и ее с целью последующего убийства, т.к. она могла сообщить об убийстве Т.Р., Б., Т. П. сел за руль "АУДИ", на которой приехали потерпевшие, рядом посадил Т.Р., а на заднее сиденье, рядом с Ц., сел Д.

Т.Р., Б. и Т. не оказывали сопротивления, т.к. знали, что Д. и Е. - сотрудники милиции и не могли догадываться о намерении их убийства.

После этого П., Т.Р., Д. и Ц. в автомашине "АУДИ-80", Е., Т. и Б. в автомашине "Фольксваген-Гольф", Х. в автомашине "Тойота-Лендкрузер" поехали в сторону г. Лихославля Тверской области.

Перемещая захваченных и удерживаемых потерпевших по дороге Медное - Лихославль, в районе дер. Петрушкино Лихославльского района, П. сигналом фар дал указание Х. и Е. остановиться и остановился сам. Выйдя из машины, П. дал указание Х. съехать с дороги и проследовать к месту предполагаемого убийства - к песчаным кучам, расположенным в 150 м от шоссе, с целью проверки проходимости дороги. Данное указание Х. было выполнено. Затем П. сел за руль автомашины "Фольксваген-Гольф" и повез Б. и Т. к песчаным кучам, где находился Х. Д. и Е. остались контролировать Т.Р. и Ц. и наблюдали за обстановкой. Находясь у песчаных куч, в присутствии Х. П. вывел из автомашины скованных наручниками Т. и Б. и с целью убийства произвел из имевшегося у него неустановленного огнестрельного оружия типа пистолета с глушителем выстрелы в голову каждого из потерпевших, убив обоих.

Трупы Т. и Б. П. и Х. оттащили к песчаным кучам. Затем П. передал Х. неустановленное огнестрельное оружие типа пистолета с глушителем, из которого было совершено убийство Т. и Б., а тот положил его в свой джип "Тойота-Лендкрузер". П. в это время снял с трупов наручники, после чего П. с Х. на своих машинах вернулись на автотрассу к "АУДИ-80".

Реализуя преступный умысел, П. вместе с Д., Т.Р. и Ц. на автомашине "АУДИ-80" в сопровождении и под охраной Х. и Е., ехавших соответственно на автомашинах "Тойота-Лендкрузер" и "Фольксваген-Гольф", проследовали в направлении г. Торжка Тверской области. В процессе перемещения и удержания похищенного Т.Р. Д. по указанию П. приковал наручниками первого к ручке передней дверцы автомашины "АУДИ". По дороге к г. Торжку на автотрассе Москва - Санкт-Петербург П. забрал у Х. неустановленное огнестрельное оружие типа пистолет с глушителем, из которого были совершены убийства Б. и Т., и взял его себе.

Двигаясь по автотрассе, в районе пос. Мирный Торжокского района П. свернул на проселочную дорогу и поехал в сторону д. Бубенево, Е. и Х. на управляемых ими автомашинах остались ждать П. и Д. у поворота, куда свернул П. Около 17 часов П. остановил автомашину на проселочной дороге между деревнями Бубенево и Савинское и вместе с Д. вышел из "АУДИ". Д. направился в сторону автотрассы, а П. с целью убийства из имевшегося у него неустановленного огнестрельного оружия типа пистолет с глушителем произвел выстрел в голову каждого из потерпевших, убив обоих.

Считая, что Т.Р. и Ц. мертвы, и оставив их тела в автомашине "АУДИ-80", П. догнал Д. и вместе с ним вернулся на автотрассу Москва - Санкт-Петербург, где их ожидали Х. и Е. Когда Д. сел в автомашину "Фольксваген-Гольф" к Е., П. передал первому пакет с неустановленным огнестрельным оружием типа пистолета с глушителем, из которого было совершено убийство Т., Б., Т.Р. и Ц., и запасную обойму к нему.

После этого П. вспомнил, что на трупе Т.Р. остались наручники, и вместе с Х. на джипе последнего вернулся на место преступления к "АУДИ-80". П. не удалось снять наручники с трупа Т.Р., так как у него тряслись руки и об этом он попросил Х., что тот и сделал. Находясь на месте преступления, П. установил, что Ц. подает признаки жизни. Желая довести умысел на убийство до конца, П. взял в машине Х. разводной гаечный ключ и с целью добить Ц. нанес ей несколько ударов этим ключом по голове.

Вернувшись на автотрассу, П. и Х. на автомашине "Тойота-Лендкрузер", Е. и Д. на "Фольксвагене-Гольф" направились в г. Тверь.

Д. и Е. прибыли на набережную в районе областного военкомата в г. Твери, где Д., произведя неполную разборку неустановленного огнестрельного оружия типа пистолета, из которого были совершены убийства Т.Р., Б., Т. и Ц., утопил его, а также две обоймы к нему в рыбацкой лунке в реке Волге у опор Нового моста.

В надзорной жалобе адвоката Зуевой Л.Н. поставлен вопрос о переквалификации действий Е. со ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "к" УК РФ на ст. 316 УК РФ. Указывается, что у Е. не было никаких поводов к убийству потерпевших и каких-либо доказательств его содействия П. в убийстве потерпевших в деле не имеется.

В надзорной жалобе адвоката Лапаева П.В. поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в отношении Х. и прекращении дела производством за недоказанностью его участия в совершении преступления. Указывается, что каких-либо доказательств содействия Х. П. в убийстве потерпевших в деле не имеется, как и доказательств того, что он знал о готовящихся убийствах.

Президиум находит, что надзорные жалобы удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Как обоснованно указано в приговоре суда, все объективные действия, выполненные Х., Д. и Е. с момента подготовки к встрече 11 января 1999 года и до задержания их, были направлены на приготовление к похищению людей с последующей их ликвидацией, непосредственный захват, удержание и перемещение Т.Р., Б. и Т. к местам убийств, с последующим сокрытием орудий и средств, примененных при совершении преступлений, а также сведений об этих преступлениях.

П. с Х. не смогли бы совершить похищение Т.Р., Б. и Т. и их убийство вместе с Ц. без участия сотрудников милиции Е. и Д., которые своим присутствием создавали мнение у погибших о невозможности наступления результата в виде своей смерти, хотя и понимали незаконность действий осужденных в кафе. Используя положение оперативных сотрудников милиции, Е. и Д. обеспечили П. беспрепятственность совершения последним задуманного, и вместе с Х., исполняя отведенную каждому роль, добились наступившего преступного результата - смерти Т.Р., Т., Б. и Ц., не принимая непосредственного участия в лишении жизни последних, но сознательно допускали его.

Вина осужденных в пособничестве П. в убийстве потерпевших доказана и их действиям дана правильная юридическая оценка.

При таких обстоятельствах Президиум не находит оснований к отмене или изменению состоявшихся судебных решений в отношении осужденных Е. и Х.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

надзорные жалобы адвокатов Зуевой Л.Н. и Лапаева П.В. о пересмотре приговора Тверского областного суда от 18 июля 2000 года и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2001 года в отношении осужденных Е. и Х. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"