||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июня 2003 г. N КАС03-261

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Федина А.И.,

    членов коллегии                                 Толчеева Н.К.,

                                                        Кебы Ю.Г.,

    с участием прокурора                            Федотовой А.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 19 июня 2003 года гражданское дело по заявлению закрытого акционерного общества "ТЭЙК" о признании незаконным п. 6.4 Правил проведения испытаний игровых автоматов с денежным выигрышем с целью утверждения типа и контроля за их соответствием утвержденному типу, утвержденных Приказом Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 24 января 2000 года N 22, по кассационной жалобе ЗАО "ТЭЙК" на решение Верховного Суда РФ от 28 марта 2003 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителя Госстандарта РФ П., возражавшего против кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Приказом Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 24 января 2000 г. N 22 были приняты Правила проведения испытаний игровых автоматов с денежным выигрышем с целью утверждения типа и контроля за их соответствием утвержденному типу (далее - Правила), зарегистрированные 4 февраля 2000 года в Министерстве юстиции Российской Федерации.

Закрытое акционерное общество "ТЭЙК" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании незаконными пункта 6.4 указанных Правил, а также пункта 1.3 Приложения 2 и пункта 2 Приложения 3 к данным Правилам.

В обоснование заявленного требования заявитель сослался на несоответствие оспоренных положений акта требованиям закона и нарушение прав и законных интересов заявителя.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность выводов суда о соответствии нормативного акта закону.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

Отказывая в признании незаконным пункта 6.4 Правил (предусматривающего, что заявитель, представляющий игровые автоматы на испытания, и центр испытаний игровых автоматов (ЦИ ИА) заключают договор на проведение испытаний игровых автоматов с целью утверждения типа), Верховный Суд Российской Федерации обоснованно сослался на полное соответствие этого положения нормативного акта статье 27 Закона РФ "Об обеспечении единства измерений", предусматривающей, что метрологические работы и услуги, оказываемые юридическим и физическим лицам государственными научными метрологическими центрами и органами Государственной метрологической службы Госстандарта России: испытания для последующего утверждения типа средств измерений, поверка средств измерений, сертификация средств измерений, калибровка средств измерений, аттестация методик выполнения измерений, экспертиза нормативных документов, аккредитация метрологических служб и лабораторий, другие услуги, - оплачиваются заинтересованными лицами в соответствии с условиями заключаемых договоров.

Утверждение в кассационной жалобе о том, что в нарушение этой нормы закона п. 4.4 Правил предусматривает заключение таких договоров и не с государственными организациями, несостоятельно, так как приведенный пункт Правил не содержит такого указания.

Кроме того, заявитель не оспаривал в суде I инстанции п. 4.4 Правил.

Согласно пункту 1.3 Приложения 2 к Правилам заявитель представляет на проведение испытаний игровых автоматов два образца игровых программ, представленных на ПИЗУ либо НЖД или компакт-диске, один из которых остается в ЦИ ИА, а другой направляют во ВНИИМС в качестве эталонных.

Свой вывод о соответствии этого пункта нормативного акта закону суд обосновал тем, что вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N ГКПИ 2002-83 подтверждено право Госстандарта России на осуществление метрологического контроля непосредственно за игровыми автоматами и устройствами, осуществляющими игровые операции и учетно-расчетные операции с денежными средствами.

Отказывая в удовлетворении заявления в указанной части требования, суд обоснованно исходил из того, что образцы игровых программ испытываются в составе игрового автомата в целях утверждения типа игрового автомата и остаются в центре испытаний игровых автоматов и ВНИИМС в качестве эталонных для осуществления последующего контроля за соответствием игровых автоматов их утвержденному типу, поскольку метрологический контроль за соответствием игрового автомата утвержденному типу подразделяется на первичный, периодический и внеочередной контроль (пункт 9.1 Правил).

При этом нахождение эталонных образцов игровых программ в ЦИ ИА и ВНИИМС не затрагивает имущественных прав владельцев игровых программ, используемых в игровых автоматах, и не препятствует правообладателю игровой программы использовать ее по собственному усмотрению.

Испытательный центр и ВНИИМС не являются пользователями игровых программ, не приобретают имущественных прав в отношении этих программ и не осуществляют прав владельцев игровых программ, т.к. образцы игровых программ используются лишь в целях осуществления государственного метрологического надзора и контроля.

В связи с вышеизложенным доводы заявления о противоречии пункта 1.3 Приложения 2 к Правилам статьям 10, 11 и 14 Закона Российской Федерации "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" суд нашел несостоятельными, как и доводы заявления о противоречии предписания пункта 1.3 Приложения 2 к Правилам статьям 1 и 7 Закона Российской Федерации "Об обеспечении единства измерений", поскольку образцы игровых программ, прошедших государственные испытания игровых автоматов, используются в целях осуществления государственного метрологического надзора и контроля в качестве эталонных и не являются эталонами единиц величин и государственными эталонами единиц величин, понятия которых даны в указанном Законе.

По изложенным мотивам Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с доводом в кассационной жалобе о том, что согласно данному пункту нормативного акта ЦИ ИА и ВНИИМС незаконно предоставляется право якобы распоряжаться игровыми программами, принадлежащими заявителю.

В обоснование незаконности пункта 2 Приложения 3 к Правилам (согласно которому технологически заложенный средний процент денежного выигрыша должен быть не ниже 75 процентов) заявитель ссылался на противоречие этого пункта пункту 1 Указа Президента РСФСР от 3 декабря 1991 года N 297 "О мерах по либерализации цен", пункту 1 Указа Президента РФ от 28 февраля 1995 года N 221 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" и пункту 7 Постановления Правительства РФ от 7 марта 1995 года N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)".

Однако Верховный Суд Российской Федерации, признав необоснованной такую ссылку, правомерно указал на содержание п. 2 Приложения 3 к Правилам, из которого явно следует, что данное положение акта не регулирует вопросы установления цен (тарифов) во время игры на автоматах с денежным выигрышем.

По рассматриваемому делу ЗАО "ТЭЙК" самостоятельно устанавливает размеры ставок (тарифов) для игры на автоматах.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О налоге на игорный бизнес" игорный бизнес - предпринимательская деятельность, не являющаяся реализацией продукции (товаров, работ, услуг), связанная с извлечением игорным заведением от участия в азартных играх и пари дохода в виде выигрыша и платы за их проведение.

Указанные же выше Указы Президента РФ и Постановление Правительства РФ (на которые ссылается заявитель) регулируют порядок установления цен (тарифов) лишь на товары, работы и услуги и поэтому не могут применяться к рассматриваемым отношениям.

Приведенной оспоренной нормой акта фактически реализуется принадлежащее Госстандарту РФ полномочие по осуществлению метрологического контроля за игровыми автоматами и устройствами, осуществляющими игровые операции и учетно-расчетные операции с денежными средствами.

Кроме того, как отметил Верховный Суд Российской Федерации в своем решении, согласно п. 5 Положения о Госстандарте России осуществление мер по защите прав потребителей и государственного метрологического контроля и надзора является одной из основных задач Госстандарта России.

По изложенным мотивам нельзя согласиться и с доводом в кассационной жалобе о неправильном толковании норм законодательства.

Кассационная жалоба в связи с этим удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 360 и 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда РФ от 28 марта 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО "ТЭЙК" - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"