||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июня 2003 года

 

Дело N 5-о03-103

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 11 июня 2003 года кассационные жалобы адвокатов Стаиной Ж.А. и Стаина А.Д. на приговор Московского городского суда от 21 февраля 2003 года, которым

П. <...>, со средним образованием, несудимый,

- осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения адвоката Стаиной Ж.А., поддержавшей доводы кассационных жалоб, и мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. осужден за убийство Б. 31 марта 2002 года рождения, то есть умышленное причинение ему смерти, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 31 июля 2002 года в гор. Москве при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании П. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных) адвокаты Стаина и Стаин в защиту П. утверждают, что он осужден незаконно и необоснованно. Приговор постановлен на предположениях. У П. не было мотива и цели преступления. Анализируя материалы дела и ссылаясь на нарушение судом норм уголовно-процессуального закона и права осужденного на защиту, указывают на их неисследованность. В частности, не проверена причастность других лиц к совершению преступления. Б.Н., Ф.В., Ф.О. и А. являются заинтересованными в исходе дела лицами. Помимо этого давали противоречивые показания. Не проверены и другие версии относительно случившегося. Ставят вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Государственный обвинитель Царев в возражениях на кассационные жалобы адвокатов Стаиной и Стаина просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности П. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 17 августа 2002 года в Тушинской детской клинической больнице гор. Москвы скончался Б. 31 марта 2002 года.

По заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы смерть мальчика наступила от посттравматического отека набухания головного мозга, сопровождавшегося тяжелой полиорганной недостаточностью с развитием грубых нарушений в системе кровообращения, обмена веществ, двусторонней пневмонии, реактивного панкреатита и других изменений. Его смерть находится в прямой причинно-следственной связи с полученной черепно-мозговой травмой, полученной 31 июля 2002 года в результате выбрасывания его с балкона второго этажа жилого дома на грунт (газон).

Из показаний свидетеля Ф.В. усматривается, что до случившегося на балконе находились только осужденный П. и потерпевший Б.

Помимо этого Ф.В. подтвердила, что после того, как она не обнаружила мальчика на балконе, а увидела там одного П., она заметила в полиэтиленовой пленке, которой был обтянут балкон, отверстие диаметром около 20 см. Когда же она спросила П., где ребенок, тот стал ее избивать.

Кроме того, из ее показаний усматривается, что при совершении вмененных ему действий осужденный П. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Показания Ф.В. подтверждены показаниями свидетелей Н., Ш. и Б. (первой в судебном заседании, а двух остальных на предварительном следствии), подробно рассказавших о месте обнаружения мальчика и скандале, происходившем на балконе Ф. между мужчиной и женщиной, а также об увиденным ими отверстии в полиэтиленовой пленке, которой был обтянут балкон квартиры Ф., показаниями свидетеля Ф.О., которая видела лежавшего на балконе осужденного и отверстие в вышеуказанной полиэтиленовой пленке, а также узнавшей от матери, Ф.В., что ребенка с балкона выкинул П., показаниями свидетеля А., также видевшей после случившегося отверстие в полиэтиленовой пленке, которой был обтянут вышеуказанный балкон, показаниями свидетелей Е. и М., узнавших от Ф.В., что именно П. выбросил мальчика с балкона, показаниями потерпевшей Б.Н., ребенок которой находился в квартире Ф., узнавшей от Ф.О., что его с балкона выбросил П., и видевшей отверстие в полиэтиленовой пленке.

Помимо этого показания Ф.В. объективно подтверждены вышеприведенным заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти Б., протоколом осмотра места происшествия, при производстве которого в полиэтиленовой пленке, которой был обтянут балкон квартиры Ф., расположенной на 2-м этаже жилого дома, было обнаружено отверстие диаметром 15 - 20 см, а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что свидетели Ф.В., Ф.О., А. и потерпевшая Б.Н. оговорили осужденного П. и дали ложные показания.

Суд проверил причину противоречий в их показаниях и обоснованно пришел к выводу, что указанные противоречия вызваны нахождением их в состоянии опьянения, однако являются незначительными и не ставят их под сомнение по существу предъявленного П. обвинения.

Сам осужденный П. в судебном заседании подтвердил, что, кроме него, на балконе других лиц не было.

Кроме того, П. подтвердил и показания Ф.О.

Не было у суда оснований сомневаться и в заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Что же касается заключения первоначальной судебно-медицинской экспертизы относительно причины смерти Б. и пришедшей к выводу, что объективных данных, свидетельствующих о его падении с высоты на грунт при исследовании не обнаружено, то данные обстоятельства были проверены при проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы и отвергнуты с указанием соответствующих причин.

Данный вывод экспертов, проводивших комиссионную экспертизу, не оспаривается и в кассационных жалобах.

Причастность других лиц, в том числе названных в жалобах, к лишению жизни потерпевшего Б. по делу не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при проверке материалов дела не установлено.

Не установлено и нарушений гарантированного законом права осужденного П. на защиту.

Таким образом, вывод суда о виновности П. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

В данном конкретном случае неустановление мотива преступления само по себе не является основанием к отмене приговора.

При таких данных высказанные в жалобах утверждения о неисследованности материалов дела и необходимости проведения дополнительных следственных действий, нельзя признать состоятельными.

Юридическая квалификация содеянного осужденным П. является правильной.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, смягчающего наказание обстоятельства.

Поэтому кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 21 февраля 2003 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"