||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

ПО ИСКАМ И ЖАЛОБАМ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

НА ДЕЙСТВИЯ И РЕШЕНИЯ ОРГАНОВ ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

И ВОИНСКИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

 

Настоящий обзор подготовлен на основании докладов (справок) окружных и флотских военных судов, а также практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2002 год.

В нем приведены статистические данные о работе военных судов по рассмотрению гражданских дел в 2002 году, положительная практика и проанализированы некоторые ошибки, допущенные судами, а также изложена позиция Военной коллегии по отдельным спорным вопросам.

В обзоре даются рекомендации по применению гражданского, гражданского процессуального законодательства и законодательства о статусе военнослужащих, воинской обязанности и военной службе.

 

НЕКОТОРЫЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

 

Несмотря на снижение количества рассмотренных военными судами в 2002 году гражданских дел, число обращений военнослужащих с исковыми заявлениями и жалобами на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц по-прежнему продолжало оставаться значительным.

Всего в анализируемом периоде по таким заявлениям и жалобам военными судами рассмотрено 150888 гражданских дел, что на 61000 дел меньше, чем в 2001 году (211888 гражданских дел).

Динамику изменения количества рассмотренных дел по годам характеризует следующая диаграмма.

 

Год    

Количество рассмотренных дел           

1993   
1994   
1995   
1996   
1997   
1998   
1999   
2000   
2001   
2002   

3000                        
13501                        
5500                        
7294                        
21509                        
43609                        
47415                        
190547                        
211888                        
150888                        

 

Распределение рассмотренных в 2002 году гражданских дел по регионам выглядит так.

 

Регион           

Количество рассмотренных    
гражданских дел         

4-й ОВС                 
Балтийский флотский ВС  
Тихоокеанский флотский ВС
Восточно-Сибирский ОВС  
Западно-Сибирский ОВС   
Приволжский ОВС         
Дальневосточный ОВС     
Уральский ОВС           
Ленинградский ОВС       
Северный флотский ВС    
3-й ОВС                 
Московский ОВС          
Северо-Кавказский ОВС   

2697               
2756               
3719               
3912                
4352               
4689               
4916               
7818               
9164               
14483               
16692               
23016               
25802               

 

Показатели диаграммы даны с учетом объединения в ряде случаев нескольких дел в одно производство и поэтому они меньше общего количества рассмотренных судами жалоб и исковых заявлений военнослужащих.

По военным ведомствам распределение поданных жалоб следующее (без учета исковых заявлений):

 

    Министерство обороны -            75114

 

                в том числе:

    войска военных округов -          19507

    военно-морской флот -             22239

    военно-воздушные силы -           15186

    ракетные войска -                  6133

    воздушно-десантные войска -        2252

    прочие -                           9797

 

    Федеральная пограничная служба -   5498

    Внутренние войска -               15742

    Федеральная служба ЖДВ -            174

    Иные военные ведомства -           1899

 

    При этом с жалобами в военные суды обращались:

    офицеры -                         49747;

    в том числе генералы -              119;

    прапорщики (мичманы) -            25430;

    военнослужащие, проходящие военную службу

    по контракту на должностях солдат,

    матросов, сержантов и старшин     22113;

    военнослужащие,

    проходящие военную службу

    по призыву -                       1137.

 

Таким образом, подавляющее число обращений за защитой своих прав было совершено военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.

По категориям подававшиеся в суды в 2002 году исковые заявления и жалобы делятся следующим образом:

 

Категория дел 

Результаты рассмотрения          

С отказом в
удовлетворении

С удовлетво-
рением   

Иные 
решения

Всего   
рассмотрено

Об увольнении в
связи с наруше-
нием условий   
контракта воен-
ным ведомством 

224     

873   

109 

1206   

Прочие заявле-
ния и жалобы об
увольнении с   
военной службы 

888     

1731   

818 

3437   

О назначении на
должность,     
снижении в     
должности      

65     

115   

59 

239   

О переводе по 
службе         

26     

64    

38 

128   

О привлечении к
дисциплинарной 
ответственности

154     

371   

186 

711   

О привлечении к
материальной   
ответственности

146     

503   

197 

846   

Иные заявления
и жалобы по    
службе         

593     

3515   

813 

4921   

О невыплате   
компенсаций за 
наем жилья     

37     

696   

46 

779   

О невыплате   
компенсации за 
продовольствен-
ный паек       

1081    

34845   

1064 

36990  

Прочие заявле-
ния и жалобы о 
необеспечении  
положенными ви-
дами довольствия

5440    

70397   

5935 

81772  

О невыплате   
субсидий на    
строительство  
жилья          

23     

61    

20 

104   

Прочие жилищные
споры          

586     

1735   

595 

2916   

Иные          

1242    

13602   

1995 

16839   

Всего         

10505    

128508  

11875

150888  

 

Как и в прежние годы, подавляющее большинство исковых заявлений и жалоб военнослужащих - 119645 (79,29%) - было вызвано несвоевременным либо неполным обеспечением положенными видами довольствия (в 2001 г. - 72,12%).

А если учитывать, что существенное и (или) систематическое нарушение военным ведомством условий контракта о прохождении военной службы, обусловившее требования военнослужащих о досрочном увольнении в запас, как правило, выражалось в том же, вес дел данной категории в общей структуре рассмотренных дел возрастает до 120851 (80,09%).

Достаточно распространенными являются обращения военнослужащих, связанные с увольнением с военной службы - 3437 (2,28%), и нарушениями прав военнослужащих в области обеспечения жилыми помещениями - 2916 (1,93%).

По имеющейся статистике судами удовлетворено 85,17% рассмотренных в 2002 г. жалоб и исков.

Следует отметить, что принимаемые военными судами решения по гражданским делам в большинстве случаев являются правильными. В кассационном и надзорном порядке в 2002 году было изменено или отменено 2660 судебных решений, что составляет 3,88% от общего количества рассмотренных гражданских дел.

 

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ ПОЛОЖЕНИЙ

ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

С введением в действие 1 февраля 2003 года Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК) в практике стали возникать вопросы применения новых процессуальных норм при рассмотрении судами гражданских дел. Некоторые из них нашли свое отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума от 20 января 2003 года N 2).

Говоря о действии после 1 февраля 2003 года норм гражданского процессуального законодательства, прежде всего, следует подчеркнуть, что в соответствии с частью 1 статьи 1 ГПК порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", настоящим Кодексом и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, а порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи - также Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации".

При этом статьей 4 Федерального закона "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" установлено, что федеральные законы и иные нормативные правовые акты, действующие на территории Российской Федерации и связанные с ГПК, подлежат приведению в соответствие с ним.

Впредь до приведения в соответствие с ГПК указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей ГПК.

К примеру, в настоящее время действуют и регулируют отдельные процессуальные отношения, возникающие в ходе гражданского судопроизводства, Федеральный конституционный закон "О военных судах Российской Федерации", Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 года N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" и др.

Поскольку значительная часть вопросов связана с общими положениями гражданского процессуального закона, касающимися подсудности и порядка рассмотрения гражданских дел, в том числе возникающих из публичных правоотношений, Военная коллегия считает необходимым отметить следующее.

В структуре гражданского процессуального законодательства место норм подраздела 2 "Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений" раздела II "Производство в суде первой инстанции" ГПК РСФСР в настоящее время занимают нормы подраздела III "Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений" (главы 23 - 26) раздела II "Производство в суде первой инстанции" ГПК.

При сохранении определенной преемственности указанные правовые нормы вместе с тем, претерпели и некоторые изменения.

Первое из них состоит в сужении правового содержания, вкладываемого законодателем в понятие публичных правоотношений применительно к гражданскому судопроизводству (в сравнении с административно-правовыми отношениями по ГПК РСФСР).

Так, в подразделе III (статья 245 и другие) раздела II действующего ГПК не содержится упоминания о возможности рассмотрения дел, связанных с обжалованием действий административных органов или должностных лиц, которым законом предоставлено право производить взыскания с граждан в административном порядке (глава 24 ГПК РСФСР), а также о взыскании недоимок по налогам, самообложению сельского населения и государственному обязательному страхованию (глава 25 ГПК РСФСР).

Как указано в пункте 7 Постановления Пленума от 20 января 2003 года N 2, ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и порядок рассмотрения жалоб на постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях. Этот порядок с 1 июля 2002 года устанавливает Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Что же касается дел о взыскании недоимок по налогам, самообложению сельского населения и государственному обязательному страхованию, то теперь они разрешаются в порядке искового производства.

Таким образом, к делам, возникающим из публичных правоотношений, действующее гражданское процессуальное законодательство относит дела:

по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов;

по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

по заявлениям о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан Российской Федерации;

иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда (статья 245 ГПК).

Следующее отличие заключается в том, что в новом ГПК значительно шире изложены общие положения, касающиеся рассмотрения дел данной категории (глава 23).

Так, статьей 246 ГПК установлен ряд правил, относящихся к порядку рассмотрения и разрешения дел, возникающих из публичных правоотношений.

Прежде всего, определено, что дела указанной категории рассматриваются и разрешаются судьей единолично, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, коллегиально по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 23 - 26 настоящего Кодекса и другими федеральными законами (часть 1). Согласия лица, подавшего заявление, на единоличное рассмотрение дела, как это было раньше (статья 239.6 ГПК РСФСР), в настоящее время не требуется.

При рассмотрении и разрешении таких дел не применяются правила заочного производства, установленные главой 22 настоящего Кодекса (часть 2).

Кроме того, как указано в части 3 статьи 246 ГПК, при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований. Данное положение является исключением из общего правила, установленного частью 3 статьи 196 того же Кодекса, согласно которой суд всегда принимает решение по заявленным истцом требованиям, а выйти за их пределы может лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Наконец, в соответствии с частью 4 статьи 246 ГПК при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может признать обязательной явку в судебное заседание представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица. В случае неявки указанные лица могут быть подвергнуты штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Частью 1 статьи 247 ГПК установлено, что суд приступает к рассмотрению дела, возникающего из публичных правоотношений, на основании заявления заинтересованного лица, в котором должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными и какие права и свободы лица этими решениями, действиями (бездействием) нарушены. В главах же 22 - 24.1 ГПК РСФСР речь шла в основном о жалобах на те или иные действия, нарушающие права и свободы граждан (за исключением заявлений по делам о нарушении избирательных прав и о взыскании недоимок по налогам).

Как и прежде, обращение заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд (часть 2 статьи 247 ГПК).

Если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, не связанном с публичными правоотношениями, судья должен оставить заявление без движения и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 ГПК. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья отказывает в принятии заявления (часть 3 статьи 247 ГПК).

Аналогичные положения содержатся и в пункте 10 Постановления Пленума от 20 января 2003 года N 2. Там же уточнено, что оставление заявления без движения в таком случае возможно только тогда, когда при предъявлении иска данное дело останется подсудным тому же суду; если подсудность изменяется, судья отказывает в принятии заявления.

Если заявитель не выполнит требований судьи об оформлении искового заявления, то судья на основании статьи 136 ГПК возвращает ему заявление со всеми приложенными к нему документами.

Если же наличие спора о праве гражданском выяснится при рассмотрении дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, то суд на основании части 4 статьи 1 ГПК применяет норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве (часть 3 статьи 263 ГПК), и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Пунктом 9 Постановления Пленума от 20 января 2003 года N 2 также разъяснено, что, исходя из положений пункта 1 части 1 статьи 134 и части 1 статьи 246 ГПК, недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК, заявлений об оспаривании решений, действий (бездействия), для которых федеральными законами (УПК, КоАП, АПК и др.) установлен иной порядок оспаривания (обжалования).

В принятии таких заявлений необходимо отказывать на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК.

Кроме того, как указано в статье 248 ГПК, судья должен отказать в принятии заявления или прекратить производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу, а также в случае, предусмотренном частью третьей статьи 247 настоящего Кодекса.

Статьей 249 ГПК установлены особенности распределения обязанностей доказывания по делам, возникающим из публичных правоотношений.

В соответствии с частью 1 названной статьи обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) соответствующих органов или лиц возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Таким образом, указанное правило доказывания по делам данной категории, впервые установленное Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993 года N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", нашло законодательное отражение и в действующем ГПК.

Следует отметить, что об освобождении граждан от обязанности доказывания незаконности обжалуемых действий (решений), но возложении на них бремени доказывания факта нарушения своих прав и свобод, как это предписано статьей 6 Закона от 27 апреля 1993 года N 4866-1, в статье 249 ГПК прямо не сказано. Вместе с тем, имея в виду общие положения искового производства об обосновании истцом факта либо угрозы нарушения его прав, свобод или законных интересов и необходимости приведения им же доказательств, подтверждающих эти обстоятельства (статья 131 ГПК), можно констатировать сохранение указанного порядка доказывания и при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений. Тем более что Закон от 27 апреля 1993 года N 4866-1 продолжает действовать и в данной части ГПК не противоречит.

Как закреплено частью 2 статьи 249 ГПК, при рассмотрении и разрешении дел рассматриваемой категории суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Данное правило является исключением из общих положений статей 56 и 57 ГПК об обязанности каждой из сторон доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, а суда - определить предмет и распределить бремя доказывания, а также оказать содействие сторонам в получении доказательств.

Наконец, статьей 250 ГПК установлено, что после вступления в законную силу решения суда по делу, возникающему из публичных правоотношений, лица, участвующие в деле, а также иные лица не могут заявлять в суде те же требования и по тем же основаниям.

Ряд нововведений предусмотрен главой 25 ГПК, регламентирующей производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Прежде всего, расширен перечень субъектов, которые могут обратиться с соответствующим заявлением в суд. К их числу теперь наряду с гражданами отнесены также и организации.

Вместе с тем, новым гражданским процессуальным законом сужен круг лиц (юридических и физических), чьи решения, действия (бездействие) могут быть оспорены в порядке главы 25 ГПК.

Как указано в пункте 8 Постановления Пленума от 20 января 2003 года N 2, в отличие от ГПК РСФСР и Закона от 27 апреля 1993 года N 4866-1, действующий ГПК не допускает возможности оспаривания в рассматриваемом порядке решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений.

Следовательно, с 1 февраля 2003 года дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

В соответствии с частью 2 статьи 254 ГПК заявление в порядке производства по делу, возникающему из публичных правоотношений, подается в суд по подсудности, установленной статьями 24 - 27 настоящего Кодекса. Такое заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспаривается.

Заявление военнослужащего, оспаривающего решение, действие (бездействие) органа военного управления или командира (начальника) воинской части, подается в военный суд (часть 3 статьи 254 ГПК). Такое нормативное предписание исключает рассмотрение дел данной категории иными (территориальными) судами общей юрисдикции.

Таким образом, оспаривание решений, действий (бездействия) органов военного управления или воинских должностных лиц, нарушающих права и свободы военнослужащих, в настоящее время должно осуществляться в порядке главы 25 ГПК.

Из содержания приведенных правовых норм усматривается, что подсудность указанных дел (возникающих из публичных правоотношений и возбуждаемых по заявлениям военнослужащих) новым процессуальным законом не изменена. Вместе с тем, в нем несколько иначе очерчен круг лиц, чьи действия могут быть оспорены военнослужащим.

Так, если в соответствии с ГПК РСФСР и Законом от 27 апреля 1993 года N 4866-1 военнослужащий в указанном порядке был вправе обжаловать действия (решения) органов военного управления и воинских должностных лиц, то по правилам главы 25 ГПК оспариваются решения, действия (бездействие) органа военного управления или командира (начальника) воинской части.

По мнению Военной коллегии, такая редакция части 3 статьи 254 ГПК возможности судебной защиты прав военнослужащих от неправомерных решений и действий (бездействия) не сужает, поскольку толковаться и применяться указанная правовая норма должна с учетом общего положения части 1 той же статьи об оспаривании решений, действий (бездействия) любых должностных лиц.

Кроме того, возможность оспаривания военнослужащими действий (бездействия) любых воинских должностных лиц предусмотрена статьей 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации".

Поэтому представляется, что и по кругу лиц, чьи действия могут быть оспорены военнослужащими (органы военного управления и любые воинские должностные лица), каких-либо изменений в гражданском процессуальном законодательстве фактически не произошло.

В соответствии с частью 4 статьи 254 ГПК суд, как и прежде, наделен правом приостановления оспариваемого решения до вступления в законную силу решения суда.

Характер неправомерных решений, действий (бездействия), которые могут быть оспорены (статья 255), в действующем ГПК не изменен. Вместе с тем унифицирован срок обращения с соответствующим заявлением в суд (часть 1 статьи 256 ГПК). Установлено, что гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод, независимо от того, обращался ли он в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу.

Кроме того, впервые на законодательном уровне по делам данной категории прямо установлено, что пропуск данного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления (часть 2 статьи 256 ГПК).

Порядок рассмотрения данного вопроса в предварительном судебном заседании определен частями 1 и 6 статьи 152 ГПК.

Согласно указанным правовым нормам в предварительном судебном заседании при исследовании фактов пропуска сроков обращения в суд может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин данного срока.

При установлении факта пропуска без уважительных причин срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в удовлетворении заявления без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Указанное решение может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке.

Аналогичным образом решается данный вопрос и в ходе разбирательства дела по существу. Признав причины пропуска срока обращения в суд неуважительными, суд также отказывает в удовлетворении заявления. При этом в мотивировочной части судебного решения указывается только на установление судом данных обстоятельств (часть 4 статьи 198 ГПК).

Говоря о сроке обращения с заявлением в суд, необходимо еще раз подчеркнуть, что течение этого срока начинается со дня, когда лицу стало известно о нарушении его прав и свобод, а не с момента самого нарушения. В случае соблюдения заявителем трехмесячного срока, исчисленного с указанного дня, его права и свободы подлежат восстановлению в полном объеме независимо от длительности периода нарушения прав или времени, прошедшего с момента такого нарушения до дня, когда лицу стало известно об этом.

Поэтому рассмотрение судом вопроса о пропуске указанного срока в практическом плане зачастую сводится к установлению точной даты, когда лицу стало известно о нарушении его прав и свобод, которая с моментом собственно нарушения этих прав и свобод совпадает не всегда. Примеры ошибочных и правильных подходов были приведены в Обзоре за 2001 год.

Статьей 257 ГПК определено, что заявление рассматривается судом в течение десяти дней с участием гражданина, руководителя или представителя органа и должностного лица, решения, действия (бездействие) которых оспариваются (часть 1). Неявка в судебное заседание кого-либо из указанных в части первой настоящей статьи лиц (т.е. как заявителя, так и представителя противоположной стороны), надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению заявления (часть 2).

Относительно содержания судебного решения, вынесенного по результатам рассмотрения дела, новый процессуальный закон каких-либо нововведений не содержит. Вместе с тем, частью 2 статьи 257 ГПК установлен меньший срок направления решения для исполнения - в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу (ранее было 10 дней).

Кроме того, частью 3 той же статьи впервые установлено, что решение по делу данной категории исполняется по правилам, указанным в части второй статьи 206 ГПК (решение суда, обязывающее ответчика совершить определенные действия).

Подводя итог сказанному, следует констатировать отсутствие в ГПК принципиальных изменений порядка рассмотрения таких дел. Поэтому большинство дававшихся ранее Верховным Судом рекомендаций, в том числе касающихся разграничения дел, возникающих из административно-правовых (в настоящее время - публичных) правоотношений и рассматриваемых в порядке искового производства, а также возможности совместного рассмотрения требований искового и неискового характера, остается в силе.

Некоторые из них содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда от 14 февраля 2000 года N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (пункт 4). Применительно к новому порядку гражданского судопроизводства существо этих рекомендаций можно сформулировать следующим образом.

При подготовке гражданских дел к судебному разбирательству необходимо учитывать, что действующим гражданским процессуальным законодательством предусмотрены различия в порядке рассмотрения дел, вытекающих из публичных и частноправовых отношений, в связи с чем особое значение принимает правильное установление характера правоотношений сторон.

При этом следует иметь в виду, что нормы подраздела III раздела II Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации применяются, когда требования военнослужащих, в том числе имущественного характера, непосредственно вытекают из административно-правовых и иных публичных отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой. В этих случаях все требования военнослужащих должны быть разрешены по существу при рассмотрении заявления, поскольку в соответствии со статьей 258 ГПК суд, признав заявление обоснованным, обязан вынести решение о восстановлении нарушенных прав в полном объеме.

В тех же случаях, когда обжалуемые действия совершены органами военного управления и воинскими должностными лицами не в порядке осуществления административно-властных полномочий, а в процессе осуществления иной деятельности, основанной на равенстве участников правоотношений, дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

В качестве иллюстрации к сказанному можно привести несколько примеров судебных решений по делам, порядок рассмотрения которых в настоящее время остался прежним.

 

В соответствии со статьей 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Определением судьи Московского гарнизонного военного суда было отказано в принятии искового заявления бывшему военнослужащему X. в связи с неподсудностью этого искового заявления военному суду.

В исковом заявлении X. просил взыскать в его пользу с Главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны РФ недополученную жилищную субсидию. Свое требование он обосновал тем, что в период прохождения военной службы ему был выдан государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения, однако размер суммы субсидии на приобретение жилья был необоснованно занижен, а именно выплачено только 80% от причитающейся денежной субсидии. Поскольку государственный жилищный сертификат был выдан Главным управлением военного бюджета и финансирования Министерства обороны РФ, именно этот орган военного управления и был указан им в качестве ответчика.

В соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих от действий органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

В пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда от 14 февраля 2000 года N 9 указано, что военным судам подсудны гражданские дела по искам и жалобам граждан, уволенных с военной службы, если они обжалуют или оспаривают действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие их права и охраняемые законом интересы в период прохождения ими военной службы или военных сборов.

Учитывая, что спорное правоотношение по поводу выдачи X. государственного жилищного сертификата возникло в период прохождения им военной службы, то его исковое заявление о взыскании недополученной им суммы жилищной субсидии с Главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны РФ подлежало рассмотрению в военном суде.

В связи с этим определение судьи Московского гарнизонного военного суда было обоснованно отменено, а материалы направлены на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Неправильное определение территориальной подсудности гражданского дела повлекло отмену определения суда.

Определением судьи Хабаровского гарнизонного военного суда рядовому запаса Ц. было отказано в принятии жалобы на действия командира части, связанные с невыплатой денежных средств за участие в боевых действиях. Отказ в принятии жалобы обосновывался тем, что с ней заявитель может обратиться в военный суд по месту нахождения части.

Однако такое решение противоречит части 4 статьи 239.4 ГПК РСФСР и требованиям Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", предусматривающим для заявителей возможность подачи жалоб по своему усмотрению в суд по месту своего жительства либо в суд по месту нахождения должностного лица, чьи действия обжалуются. В связи с этим окружной суд определение отменил, а материалы направлены в тот же суд для разрешения со стадии принятия жалобы.

Как было отмечено выше, аналогичный порядок определения территориальной подсудности по делам данной категории сохранен в статье 254 ГПК Российской Федерации.

 

Ошибочное рассмотрение исковых требований в порядке производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, повлекло отмену состоявшихся судебных постановлений.

Решением жилищной комиссии Южно-Сахалинского гарнизона командиру войсковой части 16927 Г. была распределена двухкомнатная квартира, на которую впоследствии выдан ордер.

Однако двумя месяцами раньше решением жилищной комиссии войсковой части 52867, утвержденным командиром той же части, та же квартира была распределена военнослужащему этой части П., которая стала в ней проживать.

Не имея возможности вселиться в квартиру, Г. обратился в суд с жалобой о признании решения жилищной комиссии войсковой части 52867 незаконным и недействующим с момента принятия, и его жалоба судом была удовлетворена.

Определением судебной коллегии Дальневосточного окружного военного суда данное решение было отменено ввиду неправильного применения норм процессуального права.

Требование Г. о защите права, которое он считал нарушенным (в данном случае - права на вселение в квартиру, ордер на заселение которой у него имелся), было рассмотрено судом в порядке производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума от 14 февраля 2000 года N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" нормы указанной главы ГПК применяются, когда требования военнослужащих непосредственно вытекают из административно-правовых отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой.

Однако ни командир войсковой части 52867, ни жилищная комиссия данной части какими-либо властными полномочиями по отношению к заявителю не обладали, а рассмотрение его жалобы по существу требовало решения спора о праве другого лица - П.

Исходя из таких обстоятельств дела, судебная коллегия пришла к выводу о том, что требования Г. должны были рассматриваться в порядке искового производства.

В данной ситуации суду первой инстанции на основании пункта 9 Постановления Пленума от 21 декабря 1993 года N 10 "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" необходимо было предложить заявителю оформить его жалобу как исковое заявление и впоследствии разрешить вопрос о подсудности этого иска (ответчиком по которому должна являться П., а жилищная комиссия может быть привлечена к участию в деле в качестве соответчика либо третьего лица на стороне ответчика) в соответствии со статьей 122 часть 2 пункт 4 ГПК РСФСР.

Несоблюдение же этих требований повлекло нарушение принципа состязательности и равноправия сторон - лишило П. возможности предъявить Г. встречный иск в соответствии со статьей 131 ГПК РСФСР.

 

Согласно действующему законодательству в порядке производства по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных правоотношений, не могут быть обжалованы в суд действия (решения), в отношении которых законом предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

Хабаровским гарнизонным военным судом в связи с пропуском срока для обращения с жалобой в суд была оставлена без удовлетворения жалоба бывшего военнослужащего Ч. на действия начальника Хабаровского военного института ФПС РФ, в которой заявитель выражал несогласие с тем, как было исполнено решение Железнодорожного районного суда города Хабаровска о производстве с ним расчета при исключении из списков личного состава института.

Судебная коллегия Дальневосточного окружного военного суда, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, решение суда первой инстанции отменила и производство по делу прекратила, указав следующее.

Из содержания жалобы Ч. усматривалось, что им были обжалованы действия, совершенные на стадии исполнения вступившего в законную силу решения районного суда, а согласно статье 239.3 ГПК РСФСР в порядке главы 24.1 ГПК РСФСР не могут быть обжалованы в суд действия (решения), в отношении которых законом предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

Вопросы исполнения вступивших в законную силу судебных решений регулируются разделом V ГПК РСФСР и Федеральным законом "Об исполнительном производстве", которыми предусмотрены возможность разъяснения судебного решения, изменения порядка и способа его исполнения, принудительного исполнения, а также установлен специальный порядок обжалования действий по исполнению решения.

В данном случае суду первой инстанции необходимо было разъяснить такой порядок заявителю, а производство по жалобе Ч. на неполноту окончательного расчета в соответствии с пунктом 3 статьи 219 ГПК РСФСР прекратить, поскольку данные требования заявителя уже были разрешены судом при рассмотрении другого гражданского дела, в котором участвовали те же стороны.

 

ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПОРЯДКОМ ПРОХОЖДЕНИЯ

ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ЛЬГОТ

И ПРЕИМУЩЕСТВ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

 

Заключение контракта о прохождении военной службы,

служебное время и время отдыха

 

Неправильное определение порядка исчисления выслуги лет военнослужащих, проходящих военную службу по призыву (ранее - действительную срочную военную службу), повлекло отмену судебных решений.

М., Ш. и К., соответственно, в период с 1979 по 1983, 1985 - 1989 и 1980 - 1984 годы проходили обучение в Рязанском воздушно-десантном командном училище в качестве курсантов и выполняли программу парашютных прыжков, установленную для курсантов училища.

Полагая, что командир войсковой части 62232 необоснованно отказал им в пересчете выслуги лет для назначения процентной надбавки за выслугу лет на льготных условиях прохождения службы в военно-учебном заведении ВДВ (1 месяц службы - за 1,5 месяца), М., Ш. и К. обратились в Омский гарнизонный военный суд с жалобами о признании этих действий воинского должностного лица незаконными и восстановлении своих нарушенных прав.

Решением Омского гарнизонного военного суда жалобы данных военнослужащих на действия командира войсковой части 62232 были удовлетворены и суд обязал указанное воинское должностное лицо засчитать М., Ш. и К. выслугу лет, дающую право на процентную надбавку к окладу денежного содержания, с учетом прохождения ими военной службы в Рязанском воздушно-десантном училище на льготных условиях, из расчета один месяц службы за полтора месяца.

В кассационном порядке решение обжаловано и опротестовано не было.

Президиум окружного суда, рассмотрев дело по протесту прокурора, решение оставил без изменения, а протест - без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации предлагалось судебные постановления отменить в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права и вынести новое решение об отказе в удовлетворении жалоб заявителей.

В обоснование указано, что в период обучения в училище с 1979 по 1989 год данные лица, будучи курсантами, имели правовое положение военнослужащих срочной службы (по призыву), а не военнослужащих по контракту.

Поэтому суд необоснованно сослался в своем решении на пп. "а" п. 4 "Правил исчисления выслуги лет для назначения процентной надбавки за выслугу лет военнослужащим, проходящим военную службу по контракту" (Приложение N 1 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 14 июля 2000 года N 524 "Об отдельных выплатах военнослужащим и членам их семей").

Оставлено судом без внимания и то, что в соответствии с пунктом 5 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 года N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" военная служба по призыву в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин (ранее - действительная срочная военная служба), засчитывается в выслугу лет для назначения пенсий в календарном исчислении.

Таким образом, время обучения М., Ш. и К. в учебном заведении ВДВ должно засчитываться в календарном исчислении и в выслугу лет для назначения процентной надбавки за выслугу лет на льготных условиях зачету не подлежит.

Военная коллегия нашла протест подлежащим удовлетворению по указанным в нем основаниям и с учетом других положений законодательства.

Удовлетворяя требования заявителей, суд пришел к выводу о том, что курсанту военно-образовательного учреждения, проходящему военную службу по контракту и выполнившему годовые нормы прыжков с парашютом, при исчислении выслуги лет для выплаты процентной надбавки за выслугу лет один месяц службы засчитывается за полтора месяца.

Между тем в соответствии с действующим в то время Законом СССР "О всеобщей воинской обязанности" от 12 октября 1967 года (ч. 2 ст. 11) граждане, принятые в военно-учебные заведения, состояли на действительной военной службе и именовались курсантами. На них распространялись обязанности, установленные для военнослужащих срочной службы. Они и их семьи пользовались правами, льготами и преимуществами, предусмотренными законодательством для военнослужащих срочной службы и их семей.

Аналогичные положения сохранились и в законодательстве Российской Федерации.

Так, статья 3 Федерального закона "О статусе военнослужащих" разделяет военнослужащих с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении, выполняемых задач, условий и порядка прохождения военной службы (по призыву, по контракту).

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 указанного Закона, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта имеют правовое положение военнослужащих по призыву.

Согласно пункту 2 статьи 35 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" граждане, не проходившие военную службу, при зачислении в военные образовательные учреждения профессионального образования приобретают статус военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.

Таким образом, при обучении в училище с 1979 по 1989 год М., Ш. и К., будучи курсантами, имели статус военнослужащих срочной службы и пользовались теми правами и льготами, которые были предусмотрены для этой категории военнослужащих.

Поскольку ни в Постановлении Правительства РФ от 14 июля 2000 года N 524 "Об отдельных выплатах военнослужащим и членам их семей", ни в одноименном приказе Министра обороны РФ N 450-2000, ни в иных нормативных правовых актах не содержится положений, позволяющих приравнять военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, в том числе и в качестве курсантов военно-учебных заведений до заключения ими контрактов или в период действия Закона СССР "О всеобщей воинской обязанности" по правам и льготам к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, у суда не было законных оснований для удовлетворения требований заявителей.

Военная коллегия судебные постановления по делу отменила и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении жалоб.

 

Привлечение к дисциплинарной ответственности

 

Согласно статье 88 Дисциплинарного устава наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, совершившего проступок, должно быть обоснованным и производиться не позднее 10 суток с того дня, когда командиру стало известно о совершенном проступке (N 1-023/2002 от 18 апреля 2002 г.).

Командиром войсковой части на И. было наложено дисциплинарное взыскание - строгий выговор за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в невыполнении распоряжений и указаний вышестоящего руководства.

Считая данное взыскание необоснованным, И. обжаловал его в Московский окружной военный суд, который признал действия командира законными.

Военная коллегия по кассационной жалобе заявителя отменила решение суда первой инстанции и дело направила на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 85 Дисциплинарного устава, на военнослужащего, нарушившего воинскую дисциплину или общественный порядок, могут налагаться только те дисциплинарные взыскания, которые определены в этом уставе и соответствуют воинскому званию военнослужащего и дисциплинарной власти командира (начальника), принимающего решение о привлечении виновного к дисциплинарной ответственности.

Согласно ст. 88 Дисциплинарного устава наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, совершившего проступок, производится, как правило, через сутки, но не позднее 10-ти суток с того дня, когда командиру стало известно о совершенном проступке.

С учетом этих требований суду надлежало установить, когда именно И. был совершен дисциплинарный проступок, за который на него наложено дисциплинарное взыскание "строгий выговор".

Как видно из материалов дела, основанием для привлечения И. к дисциплинарной ответственности явились допущенные в мае - июне 1999 года упущения по службе, выявленные в ходе проверки войсковой части комиссией. Работа этой комиссии, как указано в решении суда, была закончена 19 июня 1999 г.

Вместе с тем, согласно пояснениям И. в суде, правильность которых ответчиком не оспаривалась, дела и должность он принял лишь 28 июня 1999 г., то есть после окончания проверки войсковой части, а до этого более 9 месяцев находился в распоряжении командира другой войсковой части.

При таких обстоятельствах обоснованность замечаний по поводу работы И., которые содержались в справке по итогам проверки войсковой части 3579, сама по себе вызывает сомнение.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что обжалованное дисциплинарное взыскание было наложено на И. лишь 6 октября 1999 г. При этом какого-либо дисциплинарного проступка в течение 10 суток, предшествующих наложению дисциплинарного взыскания, И. не совершал.

Более того, командир войсковой части 3579 в судебном заседании подтвердил, что он мог наказать И. сразу после выявления упущений по службе в мае - июле 1999 г., однако этого не делал, решив провести с ним воспитательную работу.

При таких обстоятельствах основания для наложения на И. дисциплинарного взыскания в октябре 1999 года отсутствовали.

 

Денежные выплаты, возмещение ущерба

в связи с их задержками

 

Дела этой категории, как и в прежние годы, были самыми многочисленными. Об этом свидетельствуют и приведенные в обзоре статистические данные.

Указанная ситуация обусловлена продолжающимися задержками выплат в войсках и на флоте, а в ряде случаев - нечеткой правовой регламентацией рассматриваемых вопросов, что вызывало некоторые затруднения у судей при рассмотрении дел.

 

До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия исключен быть не может (N 1н-101/2002 от 9 апреля 2002 г.).

Военная коллегия рассмотрела по протесту Главного военного прокурора гражданское дело по жалобе Г. на действия командования, связанные с несвоевременным расчетом при увольнении с военной службы и исключением заявителя из списков личного состава части. Отменив в связи с неправильным толкованием норм материального права решения судов кассационной и надзорной инстанций, Военная коллегия оставила в силе решение Московского гарнизонного военного суда о признании незаконным приказа об исключении Г. из списков личного состава части ввиду несвоевременности произведенных с ним расчетов.

В своем определении Военная коллегия указала следующее.

Пунктом 65 Инструкции о порядке применения в Советской Армии и Военно-Морском Флоте Положения о прохождении воинской службы офицерским составом Вооруженных Сил СССР (приказ Министра обороны СССР N 100, 1985 г.), действовавшей на момент увольнения Г., установлено, что увольняемые военнослужащие своевременно и полностью удовлетворяются всеми видами положенного им на день увольнения довольствия. Каких-либо исключений из данного правила, в частности, касающихся компенсационных выплат за вещевое имущество, продовольственный паек и возмещение расходов по проезду к месту проведения отпуска, названная норма не содержит.

Учитывая приведенные доводы, а также размер задолженности по указанным выплатам (более 20 тыс. руб.), вывод Московского окружного военного суда об отсутствии оснований для изменения даты исключения Г. из списков личного состава части на более позднюю нельзя признать правильным.

Подобные выводы противоречат требованиям действующего в настоящее время Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237.

В соответствии с п. 16 ст. 34 Положения военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До полного расчета по указанным трем видам довольствия военнослужащий из списков личного состава воинской части без его согласия исключен быть не может.

Сведения же о том, что Г. дал согласие на исключение из списков личного состава до осуществления окончательных расчетов, в деле отсутствуют.

Комментируя данное дело, Военная коллегия обращает внимание на то, что аналогичные рекомендации содержатся в пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих".

В ряде случаев, как это было и по рассматриваемому делу, военнослужащие состоят на обеспечении всеми или отдельными видами довольствия не по месту прохождения службы, а в других воинских частях или организациях. Однако данное обстоятельство ни в коей мере не освобождает командиров войсковых частей от обязанности исключать таких военнослужащих из списков личного состава части при увольнении со службы только после обеспечения их причитающимися видами довольствия.

Поэтому ссылки должностных лиц на отсутствие их вины в несвоевременности производимых расчетов с правовой точки зрения какого-либо значения для рассмотрения подобных дел не имеют.

 

Обязанность выплаты военнослужащим при досрочном увольнении с военной службы по состоянию здоровья единовременного пособия, предусмотренного статьей 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", лежит не на органах военного управления, а на организации, с которой заключено соглашение о проведении данных выплат. Такой организацией в настоящее время является Военно-страховая компания (N 1н-430/2001 от 12 марта 2002 г.).

Ч. обжаловал в суде действия командира части, связанные с отказом в выплате единовременного пособия в размере 60-ти окладов денежного содержания при досрочном увольнении с военной службы по состоянию здоровья.

Военная коллегия отменила решение Нижегородского гарнизонного и постановление президиума Московского окружного военных судов по данному делу в связи с существенным нарушением норм процессуального права, а дело направила на новое судебное разбирательство со стадии принятия жалобы к производству по следующим основаниям.

Согласно исследованному в судебном заседании свидетельству о болезни, составленному военно-врачебной комиссией, Ч. был признан негодным к военной службе, а заболевание - полученным в период военной службы.

Из имеющихся в деле служебной и медицинской характеристик, утвержденных соответственно командиром и начальником медицинской службы части, видно, что Ч. исполнял обязанности командира взвода роты сопровождения воинских грузов и получил заболевание (инфаркт) при исполнении им обязанностей начальника караула.

Отказывая Ч. в удовлетворении жалобы, президиум окружного суда указал, что согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 г. N 9 обязательным условием выплаты единовременного пособия, предусмотренного п. 3 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", является наличие причинной связи между заболеванием, повлекшим досрочное увольнение военнослужащего, и исполнением им служебных обязанностей.

Вопрос о наличии или отсутствии такой причинной связи решается судом с учетом заключения ВВК, которая не установила причинной связи между заболеванием заявителя и исполнением им служебных обязанностей. Поэтому Ч., вопреки выводу суда первой инстанции, не имел права на получение указанного единовременного пособия.

Суд надзорной инстанции также отметил, что обязанность по выплате пособия не могла быть возложена на командира части, поскольку согласно п. 2 "Инструкции о порядке выплаты в МО РФ единовременных пособий военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы и членам их семей" (приказ Министра обороны от 2 февраля 1999 г. N 55) указанные пособия выплачиваются не органами военного управления, а организацией, с которой заключено соглашение на проведение данных выплат. Такой организацией в настоящее время является Военно-страховая компания.

Содержащееся в постановлении президиума окружного военного суда указание о порядке выплаты единовременного пособия и организации, осуществляющей его выплату, является правильным.

Именно с учетом этих обстоятельств судье при принятии жалобы к производству следовало разъяснить заявителю, что он вправе обжаловать в гарнизонный военный суд лишь действия командира, связанные с отказом в представлении в Военно-страховую компанию необходимых документов на выплату единовременного пособия, а не отказ в производстве такой выплаты.

Отказывалось ли названное должностное лицо представлять необходимые документы в Военно-страховую компанию для выплаты единовременного пособия и, если да, то по каким основаниям, в стадии принятия жалобы к производству и при рассмотрении ее по существу в судебном заседании не выяснялось. В суде представитель командира части настаивал лишь на том, что у командования войсковой части отсутствуют законные основания для выплаты Ч. 60-ти окладов денежного содержания в качестве единовременного пособия.

 

Согласно пункту 11 "Инструкции о порядке оказания материальной помощи, выплаты надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы и премии военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации", объявленной приказом Министра обороны 1998 г. N 61, причины, послужившие основанием прекращения выплаты (снижения размера) надбавки, указываются в приказе командира части (N 6н-384/2001 от 14 марта 2002 г.).

Военная коллегия по протесту ее председателя отменила определение Ленинградского окружного военного суда и постановление президиума этого суда по гражданскому делу в связи с жалобой К. на действия командования, связанные со снижением заявителю надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы, по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, К. проходит военную службу по контракту в Военном артиллерийском университете в должности преподавателя кафедры.

Согласно выписке из приказа начальника ВАУ К. с 5 сентября была установлена надбавка к окладам по воинской должности за сложность, напряженность и специальный режим службы в размере 50%.

Из следующих приказов начальника ВАУ видно, что заявителю данная надбавка была установлена в размере 45%. При этом каких-либо причин ее снижения на 5% не указано.

В соответствии с п. 11 Инструкции "О порядке оказания материальной помощи, выплаты надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы и премии военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации", объявленной приказом Министра обороны 1998 г. N 61, указанная надбавка устанавливается на определенный период, как правило, не более чем на 1 год. Однако, в нарушение вышеуказанных требований начальник ВАУ своим приказом не указал срок действия данной надбавки. В то же время, по прошествии 5-ти месяцев, данная надбавка заявителю была снижена на 5% без указания конкретных причин. Согласно п. 11 этой же Инструкции причины, послужившие основанием прекращения выплаты (снижения размера) надбавки, указываются в приказе командира части.

Как установлено в судебном заседании, К. к дисциплинарной ответственности не привлекался, исполняет те же должностные обязанности и в том же объеме.

В связи с этим суд первой инстанции, по мнению Военной коллегии, сделал правильный вывод о незаконности издания приказа о безосновательном уменьшении надбавки.

Суд же кассационной инстанции, отменяя в этой части решение суда гарнизона, пришел к ошибочному выводу об обоснованности действий привлеченного к делу должностного лица.

 

Положения приказа директора Федеральной пограничной службы Российской Федерации "О сохранении за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям при переводе на воинские должности с меньшими месячными окладами в связи с реформированием Федеральной пограничной службы" N 606 от 5 ноября 1999 г. распространяются и на военнослужащих, перемещенных по службе до его издания (N 6н-34/01 от 16 июля 2002 г.).

Петрозаводский гарнизонный военный суд удовлетворил жалобу Б. на действия командования, отказавшего сохранить заявителю месячный оклад по ранее занимаемой воинской должности после перевода его в связи с проведением организационно-штатных мероприятий на должность с меньшим месячным окладом.

Сделав вывод о том, что на заявителя распространяется действие приказа директора ФПС N 606 от 5 ноября 1999 г., суд обязал командование с указанного числа выплачивать Б. месячный оклад по ранее занимаемой воинской должности на время его военной службы в новой воинской должности, а также произвести перерасчет образовавшейся задолженности.

Ленинградский окружной военный суд оставил это решение без изменения.

Президиум Ленинградского окружного военного суда все состоявшиеся судебные решения отменил и принял по настоящему делу новое решение об отказе в удовлетворении жалобы.

Рассмотрев дело в порядке судебного надзора, Военная коллегия постановление президиума окружного суда отменила, а решения судов первой и кассационной инстанций изменила по следующим основаниям.

В соответствии с п. 12 Указа Президента Российской Федерации "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральной исполнительной власти" N 763 от 23 мая 1996 г., нормативные правовые акты вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу.

Кроме того, согласно Указу Президента Российской Федерации "О нормативных актах центральных органов государственного управления Российской Федерации", нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации, затрагивающие права, свободы и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер, принятые после 1 марта 1993 г., должны проходить государственную регистрацию.

Приказ директора ФПС "О сохранении за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям при переводе на воинские должности с меньшими месячными окладами в связи с реформированием Федеральной пограничной службы" от 5 ноября 1999 г. N 606 был зарегистрирован в Министерстве юстиции 24 ноября 1999 г. и опубликован в "Российской газете" 14 декабря того же года. Следовательно, как не содержащий другого порядка введения в действие, он вступил в силу с 25 декабря 1999 г.

Вывод об этом суда надзорной инстанции является правильным.

Вместе с тем решение президиума окружного суда об отказе в удовлетворении жалобы Б. не может быть признано обоснованным.

Рассматриваемый приказ был издан в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации "О сохранении за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям при переводе на воинские должности с меньшими месячными окладами в связи с реформированием Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба" N 305 от 17 марта 1999 г.

Согласно пункту 1 указанного Постановления директору ФПС предоставлено право сохранять за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, назначенными с их согласия в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, месячные оклады по ранее занимаемым воинским должностям на время их военной службы в новой воинской должности.

Это право реализовано в пункте 1 приказа директора ФПС.

Кроме того, согласно абзацу 2 пункта 1 приказа оформление решения о сохранении за военнослужащими месячного оклада по ранее занимаемой воинской должности при переводе его на воинскую должность с меньшим месячным окладом предписано производить приказами директора ФПС РФ по личному составу по представлению кадровых органов региональных управлений на основании рапорта военнослужащего.

Пунктом 3 приказа также установлено производить данной категории военнослужащих месячные и иные дополнительные выплаты из сохраненного оклада за все время, за которое выплачивается этот оклад.

Военнослужащим, уволенным с военной службы непосредственно с воинской должности, за время исполнения которой выплачивался сохраненный оклад, выплату единовременного пособия при увольнении с военной службы производить из этого оклада.

Из содержания Постановления Правительства и приказа директора ФПС видно, что ни один из этих нормативных правовых актов не содержит изъятий или ограничений права на сохранение за военнослужащими месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям в зависимости от времени их назначения на воинские должности с меньшими месячными окладами.

В то же время согласно статье 3 Федерального закона "О статусе военнослужащих" для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты, а также материального и иных видов обеспечения с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, выполняемых задач, условий и порядка прохождения ими военной службы.

Следовательно, отказ в выплате военнослужащему месячного оклада по ранее занимаемой воинской должности в связи с назначением на должность с меньшим окладом до вступления в силу нормативного акта, предусматривающего такое право, противоречит как этому акту, так и указанному принципу единства правовой и социальной защиты военнослужащих. Не соответствует такой отказ также и установленному статьей 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих" условию единства основных норм денежного довольствия военнослужащих.

По делу установлено, что в мае 1998 года в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями, связанными с реформированием Федеральной пограничной службы, заявитель с его согласия был переведен на воинскую должность с меньшим месячным окладом, на которой проходил военную службы в момент вступления в силу приказа директора Федеральной пограничной службы N 606.

Из материалов дела также видно, что заявитель обращался в кадровый орган с рапортом о сохранении месячного оклада по ранее занимаемой воинской должности, однако в этом ему было неправомерно отказано.

При таких данных следует признать, что президиумом окружного суда допущена ошибка в применении норм материального права, что в соответствии со статьей 330 ГПК РСФСР является основанием для отмены судебного решения.

С учетом изложенного Военная коллегия постановление надзорной инстанции отменила, а решения судов первой и кассационной инстанций изменила, указав, что право на сохранение месячного оклада по ранее занимаемой воинской должности возникло у Б. не с момента издания 5 ноября 1999 года директором ФПС приказа N 606, а со дня вступления приказа в силу, то есть с 25 декабря того же года.

 

Порядок производства некоторых денежных выплат военнослужащим, направленным для прохождения военной службы в составе воинских контингентов Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, предусмотрен не только федеральными законами, но и другими нормативными правовыми актами.

В последнее время в судебной практике получили распространение дела по жалобам и искам военнослужащих, связанным с выплатой денежного довольствия за период прохождения военной службы в составе воинских контингентов Вооруженных Сил Российской Федерации по поддержанию или восстановлению мира и безопасности за пределами территории Российской Федерации (далее - воинских контингентов).

При рассмотрении таких дел военные суды по-разному толкуют и применяют действующие нормативные правовые акты, регулирующие рассматриваемые отношения, что влечет к вынесению различающихся по существу, а порой, и прямо противоположных судебных решений по одним и тем же вопросам.

К примеру, решением Новороссийского гарнизонного военного суда удовлетворена жалоба старшего прапорщика В. на действия начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны и командира войсковой части полевая почта 86666. На должностных лиц судом возложена обязанность выплатить заявителю в связи с переездом к новому месту военной службы - в состав российского воинского контингента в Боснии и Герцеговине - подъемное пособие в размере рублевого эквивалента двух должностных окладов в долларах США, установленных для военнослужащих воинского контингента.

Данное решение, как и многие другие аналогичные судебные решения, оставлено Северо-Кавказским окружным военным судом без изменения.

В то же время решением Московского гарнизонного военного суда, поддержанным и кассационной инстанцией, иск бывшего военнослужащего М. о взыскании с указанного Главного управления МО подъемного пособия в размере двух месячных окладов денежного содержания в иностранной валюте, установленных для военнослужащих российского воинского контингента в Косово, Союзная Республика Югославия, оставлен без удовлетворения. При этом суд сослался на то, что в соответствии с существующим порядком военнослужащим, направляемым за границу, подъемное пособие выплачивается в рублях в размере одного месячного оклада, получаемого по основной штатной должности, и оклада по воинскому званию перед направлением за границу.

В связи с возникшими различиями в судебной практике Военная коллегия считает необходимым отметить следующее.

Частью 3 статьи 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" установлено, что при переезде военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на новое место военной службы в другой населенный пункт, в том числе на территорию или с территории иностранного государства, в связи с назначением на воинскую должность или в связи с передислокацией воинской части им производятся выплаты подъемного пособия в размере двух окладов денежного содержания на военнослужащего, одного оклада денежного содержания на супруга и половины оклада денежного содержания на каждого члена семьи военнослужащего, переехавшего на новое место военной службы военнослужащего или в близлежащие от указанного места населенные пункты.

Применительно к данной норме, как и в других предусмотренных законом случаях, под окладом денежного содержания в соответствии с частью 1 статьи 12 названного Федерального закона понимается оклад месячного денежного содержания военнослужащих, состоящий из оклада по воинской должности и оклада по воинскому званию.

При рассмотрении указанных гражданских дел военные суды Северо-Кавказского и Московского военных округов правильно исходили из того, что направление военнослужащих для прохождения военной службы в составе российского воинского контингента было сопряжено с переездом в другой населенный пункт на территории иностранного государства и назначением на новую воинскую должность, в связи с чем эти военнослужащие приобрели право на получение подъемного пособия.

Вместе с тем, при определении размера этого пособия и вида валюты, в которой оно должно выплачиваться, обоими судами допущены ошибки.

Эти ошибки, прежде всего, обусловлены тем, что судами не в полной мере учтены положения частей 2 и 4 статьи 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Согласно указанным правовым нормам военнослужащим, временно проходящим военную службу за пределами территории Российской Федерации, иностранная валюта выплачивается по нормам и в порядке, которые определяются Правительством Российской Федерации. При этом особенности обеспечения денежным довольствием отдельных категорий военнослужащих определяются не только федеральными конституционными законами, федеральными законами, но и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Применительно к рассматриваемому вопросу одним из таких актов является Постановление Правительства Российской Федерации от 26 июля 2001 года N 553 "Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в миротворческой операции многонациональных сил по стабилизации в рамках выполнения Общего рамочного соглашения о мире в Боснии и Герцеговине" (ранее - одноименные Постановления от 3 июля 1997 года N 797 и от 3 апреля 1996 года N 402).

Некоторые вопросы обеспечения контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия, разрешены в Постановлении Правительства Российской Федерации от 26 июля 2001 года N 554.

В соответствии с названными Постановлениями материальное и денежное обеспечение военнослужащих указанных контингентов осуществляется в порядке, применяемом в отношении российских военных специалистов, направляемых за границу Министерством обороны Российской Федерации для оказания технического содействия и другой помощи (пункты 1 обоих Постановлений).

Этот порядок утвержден Постановлением Совета Министров СССР от 17 февраля 1988 года N 223-57 "Об утверждении Положения о денежном и материальном обеспечении личного состава, направляемого Министерством обороны СССР, Комитетом государственной безопасности СССР и Министерством внутренних дел СССР за границу для оказания технической помощи и выполнения иных обязанностей".

Пунктом 7 Положения установлено, что военнослужащим (кроме военнослужащих срочной службы), лицам начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, рабочим и служащим, направленным за границу на один год и более, выплачивается подъемное пособие в советских рублях в размере месячного оклада (тарифной ставки), получаемого в СССР по основной штатной должности перед направлением за границу, а лицам офицерского состава и начальствующего состава органов внутренних дел, прапорщикам и мичманам - также оклада по воинскому (специальному) званию.

Из содержания приведенной правовой нормы усматривается, что в части ограничения размера подъемного пособия одним окладом месячного денежного содержания и установления дополнительного условия его выплаты в виде годичного и более срока направления за границу, Положение вошло в противоречие с частью 3 статьи 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Поэтому в данной части указанное Положение применению не подлежит.

В то же время, в части определения исходного должностного оклада, из которого исчисляется подъемное пособие, и валюты его выплаты, Положение, как не противоречащее законодательству Российской Федерации, продолжает действовать.

Таким образом, при направлении для прохождения военной службы в составе воинских контингентов вне зависимости от продолжительности этой службы военнослужащим должно выплачиваться подъемное пособие в размере двух окладов месячного денежного содержания в российских рублях, исходя из должностного оклада, получаемого по основной штатной должности перед направлением за границу.

Такой подход в полной мере корреспондирует Постановлению Правительства Российской Федерации от 6 марта 2003 года N 143 "О внесении изменений и дополнений в Постановление Правительства Российской Федерации от 26 июля 2001 года N 554". Пункт 2 указанного Постановления дополнен новым абзацем, согласно которому дополнительные выплаты военнослужащим российского воинского контингента в иностранной валюте не производятся, за исключением выплаты в установленном порядке процентной надбавки в иностранной валюте военнослужащим шифровальных органов.

 

Применение пункта 6 статьи 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в отношении военнослужащих, проходящих военную службу на территории Республики Таджикистан, действующим законодательством не предусмотрено.

В производстве 109-го гарнизонного и Уральского окружного военных судов находилось гражданское дело по жалобам военнослужащих Федеральной пограничной службы Российской Федерации майора Н. и майора Ш. на действия командира войсковой части 9809.

Наряду с вопросами об обеспечении продовольственным и некоторыми видами денежного довольствия, рассмотрение которых новым в практике военных судов не является, указанные суды разрешили требования заявителей, касающиеся выплаты денежного довольствия с надбавкой и повышением должностного оклада за службу на территории Республики Таджикистан.

При этом решением суда первой инстанции в удовлетворении требований об исчислении указанных надбавки и повышения из всего денежного довольствия, а не только из должностного оклада, Н. и Ш. отказано.

Данное решение, оставленное кассационной инстанцией без изменения, постановлением президиума окружного суда было отменено, и по делу вынесено новое решение об исчислении надбавки и повышения из всего денежного довольствия заявителей, проходящих военную службу на территории Республики Таджикистан.

В обоснование такого решения суд надзорной инстанции сослался на международные соглашения Российской Федерации о сохранении за военнослужащими уровня прав и льгот, установленных нормативными правовыми актами бывшего Союза ССР. Упомянул суд также и процедуру исчисления районных коэффициентов и процентных надбавок гражданам, проживающим в районах Крайнего Севера и других отдаленных местностях, к которым в соответствии с изменениями Федерального закона "О статусе военнослужащих" по размерам и порядку осуществления указанных выплат были приравнены военнослужащие.

По мнению Военной коллегии, решение суда надзорной инстанции является неверным.

Выплата военнослужащим Федеральной пограничной службы Российской Федерации повышенных должностных окладов и ежемесячной процентной надбавки за службу в Республике Таджикистан осуществлялась на основании Инструкции о денежном содержании военнослужащих Комитета государственной безопасности СССР, утвержденной приказом Председателя КГБ СССР от 14 сентября 1982 года N 0555 (далее - Инструкция).

В соответствии со статьей 280 Инструкции военнослужащим (кроме солдат, сержантов, матросов и старшин, проходящих военную службу по призыву), проходящим военную службу в перечисленных ниже отдаленных и высокогорных местностях и районах с тяжелыми климатическими условиями (далее - отдаленные местности), должностные оклады выплачиваются с повышением. Пунктом "д" указанной статьи установлено повышение должностного оклада на 15 процентов за службу в Республике Таджикистан.

Согласно статье 307 Инструкции офицерам, прапорщикам, мичманам и военнослужащим сверхсрочной службы пограничных войск за службу в районах с тяжелыми условиями на границах с Ираном, Афганистаном и КНР в пределах территории Туркменской ССР, Таджикской ССР и Узбекской ССР выплачивается ежемесячная надбавка в размере 25 процентов.

Из приведенных правовых норм видно, что по своему содержанию статья 280 Инструкции лишь отчасти повторяет Перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 3 января 1983 года N 12 (ранее - Постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года N 1029). В целом она этот Перечень не дублирует.

Различия касаются как всего списка отдаленных местностей, содержащихся в каждом из названных документов, так и их внутреннего расположения в структуре Инструкции и Перечня, что влечет отнесение в ряде случаев одних и тех же местностей к различным по удаленности и, соответственно, условиям оплаты труда категориям.

Кроме того, данной статьей предусмотрена выплата военнослужащим лишь должностного оклада с повышением. Между тем, статьей 10 Закона от 19 февраля 1993 года N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" установлена выплата районного коэффициента ко всей заработной плате указанных граждан.

Как по размеру (в процентном исчислении), так и по порядку начисления существенно отличаются также правила выплаты военнослужащим и гражданским лицам процентной надбавки за службу (работу) в отдаленных местностях, установленные Инструкцией и Законом (соответственно от должностного оклада и заработной платы).

Таким образом, названными нормативными правовыми актами были установлены самостоятельные и различающиеся по условиям, основаниям и размерам выплаты за работу гражданских лиц и службу военнослужащих в отдаленных местностях. При этом с точки зрения размера причитающихся выплат в лучшем положении ранее находились гражданские лица.

31 декабря 1999 года Федеральным законом N 229-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в статьи 11 и 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" статья 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" была дополнена новым пунктом 6.

Согласно этому пункту военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в районах Крайнего Севера, приравненным к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, к их денежному довольствию устанавливаются коэффициенты (районные, за военную службу в высокогорных районах, в пустынных и безводных местностях) и выплачиваются процентные надбавки в размерах и порядке, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для граждан, работающих и проживающих в указанных районах и местностях.

Со вступлением с 1 января 2000 года в силу указанная правовая норма приравняла по размерам и порядку выплаты рассматриваемых компенсаций военнослужащих, проходящих военную службу в районах Крайнего Севера и других отдаленных местностях, к гражданским лицам, проживающим и работающим в тех же районах и местностях.

Поскольку в данной части положения Инструкции вошли в противоречие с Федеральным законом, в силу требований пункта 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 12 декабря 1991 года "О ратификации соглашения о создании содружества независимых государств" и конституционного принципа верховенства закона эти положения с 1 января 2000 года на территории Российской Федерации применению не подлежат.

Следует, однако, иметь в виду, что рассматриваемые изменения коснулись лишь тех местностей, в том числе включенных в Перечень, где коэффициенты (районные, за военную службу в высокогорных районах, в пустынных и безводных местностях) и процентные надбавки установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для гражданских лиц.

Между тем, согласно Инструкции отдаленными считается также ряд местностей, где районные коэффициенты и процентные надбавки иным, кроме военнослужащих, гражданам не выплачиваются. Причем сами эти местности ни в упомянутый Перечень, ни в другие аналогичные нормативные правовые акты Российской Федерации не включены.

К таким местностям, в частности, относится и Республика Таджикистан.

Таким образом, поскольку каких-либо иных правил выплаты гражданам районных коэффициентов и процентных надбавок в указанных местностях федеральным законодательством не установлено, положения Инструкции в части, касающейся названных местностей, подлежат применению и впредь. При этом правовые основания для исчисления предусмотренных Инструкцией повышений денежного довольствия военнослужащих в ином, чем там указано, порядке отсутствуют.

Факт применения Инструкции и выплаты заявителям повышенного должностного оклада, а также процентной надбавки за службу на территории Республики Таджикистан в прежнем порядке подтвердили в своих надзорных жалобах представитель директора ФПС и командир войсковой части 9809. Подтверждаются эти обстоятельства и материалами гражданского дела.

Таким образом, установленный ранее нормативными актами бывшего Союза ССР уровень прав и льгот и в настоящее время сохранился на прежнем уровне и какого-либо нарушения Соглашения "О социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей", а также Венской конвенции о праве международных договоров не имеется.

Учитывая изложенное, следует констатировать, что доводы президиума окружного суда о снижении обжалуемыми действиями уровня льгот и, соответственно, нарушении прав заявителей не могут быть признаны обоснованными.

Нельзя их признать правильными и потому, что надзорной инстанцией не учтены положения Закона от 21 января 1993 года N 4328-1 "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах".

Названный Закон содержит специальные нормы, устанавливающие дополнительные социально-правовые гарантии защиты указанной категории военнослужащих. Именно по данному, а не иному основанию - за прохождение военной службы на территории Республики Таджикистан - статьей 1 Закона предусмотрена выплата военнослужащим повышенных в полуторном размере окладов по воинским званиям и должностям. Следовательно, и с этой точки зрения поводов для согласия с позицией окружного суда нет.

Необходимо учитывать и то, что в настоящее время финансирование воинского контингента в Республике Таджикистан определяется не только российским законодательством, но и на основании международных договоров между Россией и Таджикистаном, что предполагает соответствующий порядок любых изменений такого финансирования.

Президиум окружного суда фактически выполнил функцию законодательного органа, распространив своим решением действие льгот, установленных на территории России, и за ее пределы, включив в районы с льготными выплатами и Республику Таджикистан, чем вышел за пределы своей компетенции.

Поэтому решение суда первой инстанции по данному делу следует признать правильным.

 

Жилищные вопросы

 

В соответствии с частью 3 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" денежная компенсация за поднаем жилого помещения выплачивается лишь в случае отсутствия у военнослужащего жилого помещения и отсутствия у командования возможности обеспечить военнослужащего служебным жильем или общежитием (N 1н-476/01 от 2 июля 2002 г.).

Воронежский гарнизонный военный суд признал исковые требования Б. о выплате денежной компенсации за поднаем жилья и убытков от невыплаты обоснованными и иск удовлетворил.

Президиум Московского окружного военного суда признал эти решения незаконными только в части определения размера денежных сумм, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца, и дело направил на новое рассмотрение в тот же гарнизонный суд в ином составе судей.

По протесту председателя Военной коллегии эти судебные решения Военной коллегией отменены и по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что Б. до поступления в высшее военное учебное заведение проживал вместе со своими родителями в г. Воронеже.

После окончания ввуза он был распределен для прохождения военной службы в институт, дислоцирующийся в этом же городе.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" за военнослужащими, обеспечиваемыми служебными жилыми помещениями, на первые пять лет военной службы по контракту (не считая времени обучения в военных образовательных учреждениях профессионального образования) сохраняется право на жилые помещения, занимаемые ими до поступления на военную службу. Они не могут быть исключены из списков нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства до призыва (поступления) на военную службу.

При таких обстоятельствах Б. по прибытии его к месту военной службы вправе был поставить только вопрос о включении его в списки военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, если для этого имелись основания.

Отказывая в удовлетворении протеста, президиум окружного военного суда в своем постановлении указал, что данные обстоятельства к предмету возникшего спора отношения не имеют.

Подобное утверждение является ошибочным, поскольку мотивом обращения Б. в суд за выплатой ему денежной компенсации за поднаем жилья являлось отсутствие у него жилого помещения, хотя таковое у него имелось. При таких обстоятельствах его рапорт об обеспечении жильем удовлетворению не подлежал.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 15 упомянутого Закона военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, прибывшим на новое место военной службы, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, или общежития. В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и членов их семей или по желанию военнослужащих ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Таким образом, Федеральным законом определено, что денежная компенсация за поднаем жилого помещения может выплачиваться военнослужащему лишь в случае невозможности обеспечения его и членов семьи служебным жилым помещением или общежитием для временного проживания.

Из материалов дела усматривается, что институт располагает благоустроенным общежитием и командование, как это видно из объяснений представителя ответчика в суде, готово было положительно разрешить вопрос о выделении Б. общежития, однако он с такой просьбой не обращался и в судебном заседании не дал убедительных объяснений, почему по прибытии к месту службы он не ставил вопрос об обеспечении его общежитием.

Следовательно, требования Б. о выплате ему денежной компенсации за поднаем жилого помещения удовлетворению не подлежали.

 

Увольнение с военной службы

 

В соответствии с требованиями действующего законодательства военнослужащий, изъявивший желание уволиться с военной службы без предоставления жилья, но с оставлением его в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий, может быть уволен с учетом этого его желания. Изменение намерений военнослужащего относительно способа обеспечения жильем после его представления к увольнению не влечет приостановление процедуры увольнения и восстановление на военной службе (N 1н-297/2001 от 17 января 2002 г.).

В. обратился к командованию с рапортом о досрочном увольнении с военной службы ввиду существенных и систематических нарушений в отношении его условий контракта. При этом он просил не исключать его из списков военнослужащих части, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В связи с этим кадровые органы подготовили и направили вышестоящему начальнику представление об увольнении В. Однако указанное представление было возвращено без реализации, поскольку заявитель на тот момент не был обеспечен жильем. После этого В. в очередном рапорте просил досрочно уволить его с военной службы с оставлением в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий.

После того, как документы на увольнение заявителя вновь были направлены вышестоящему командованию, он за 20 дней до издания приказа об увольнении изменил свою позицию относительно порядка обеспечения жильем и попросил предоставить ему жилое помещение до исключения из списков личного состава части.

Однако, несмотря на это, В. был уволен с военной службы и исключен из списков личного состава части без предоставления жилья, но при этом оставлен в очереди офицеров, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Решением Московского гарнизонного военного суда В. было отказано в восстановлении на военной службе до обеспечения жильем.

Определением окружного военного суда указанное решение отменено и по делу вынесено новое решение, согласно которому командованию предложено восстановить В. в списках личного состава части до обеспечения его жилым помещением.

Президиум окружного военного суда отклонил протест председателя суда, в котором ставился вопрос об отмене кассационного определения и об оставлении без изменения решения гарнизонного военного суда.

Военная коллегия, рассмотрев дело по протесту ее председателя, решения судов кассационной и надзорной инстанций отменила и оставила в силе решение гарнизонного военного суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным действующим законодательством, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений.

Согласно пункту 13 статьи 15 того же Федерального закона указанные военнослужащие не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, В. дважды обращался к командованию с рапортом о досрочном увольнении с военной службы ввиду существенных и систематических нарушений в отношении его условий контракта, выразившихся в необеспеченности квартирой в течение трех месяцев со дня прибытия к новому последнему месту службы. При этом В. просил оставить его в списках очередников на получение жилых помещений по указанному месту военной службы.

Получив сначала отказ в досрочном увольнении именно ввиду необеспеченности жильем, В. продолжал настаивать на своем увольнении, в том числе и после изменения позиции относительно порядка жилищной проблемы.

При таких обстоятельствах, а также учитывая положения пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", у командования не было законных оснований для отказа В. в досрочном увольнении с военной службы.

Поскольку незаконным и необоснованным такое увольнение признано быть не может, основания для восстановления В. в списках личного состава части, то есть на военной службе, также отсутствуют.

 

ИНЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Значительная часть процессуальных вопросов связана с реализацией заложенных в ГПК принципов состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия, диспозитивности при осуществлении прав граждан, а также с участием в гражданском процессе прокурора и других лиц.

 

Участие прокурора в гражданском процессе

 

Общие положения об участии прокурора в гражданском деле закреплены в статье 45 ГПК.

В соответствии с частью 1 указанной статьи прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту:

а) прав, свобод и законных интересов граждан;

б) прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц;

в) интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Как носящая общий характер, данная правовая норма допускает обращение прокурора в суд с заявлением в порядке искового производства (исковые заявления), в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а также по делам, рассматриваемым в порядке особого производства.

Характеризуя первую из названных форм участия прокурора в деле, следует иметь в виду, что сфера ее применения ограничена той же частью 1 статьи 45 ГПК. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов конкретного гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Ограничений этой процессуальной формы участия прокурора в деле, касающихся предмета судебного оспаривания, действующий процессуальный закон не содержит.

Установление характера причин, препятствующих обращению гражданина в суд, и оценка их уважительности осуществляется прокурором. Вместе с тем, в случае несогласия с выводами прокурора об уважительности этих причин, судья на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК отказывает в принятии заявления, как предъявленного в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, которому настоящим Кодексом не предоставлено такое право.

Право прокурора на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований статьей 45 ГПК не ограничено. Вместе с тем, по мнению Военной коллегии, утверждения об абсолютном характере таких полномочий являются ошибочными.

Компетенция прокурора в части обращения с подобным заявлением в суд определяется соответствующими процессуальными нормами, регулирующими конкретные рассматриваемые отношения.

К примеру, в соответствии с частью 1 статьи 251 ГПК прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о признании противоречащим закону полностью или в части нормативного правового акта органа государственной власти, местного самоуправления или должностного лица, которым нарушаются права и свободы граждан и организаций.

Согласно части 1 статьи 259 ГПК прокурор, считающий, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд в порядке главы 26 настоящего Кодекса.

Перечень таких случаев, которые наряду с ГПК предусмотрены и другими нормативными правовыми актами, может быть продолжен.

Таким образом, в каждом конкретном случае важно точно выяснить характер возникших правоотношений и определить процессуальные нормы, их регулирующие, что и позволит установить полномочия прокурора по обращению с заявлением в суд.

Содержание прав и обязанностей прокурора как лица, участвующего в деле, определяется статьей 35 и частью 2 статьи 45 ГПК. Согласно указанным правовым нормам прокурор, подавший заявление в суд, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.

В случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Другой формой участия в гражданском судопроизводстве является предусмотренное частью 3 статьи 45 ГПК вступление прокурора в процесс для дачи заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий.

К случаям, когда необходимо вступление прокурора в процесс, ГПК, в частности, относит рассмотрение дел в порядке особого производства.

Семейным кодексом предусмотрено обязательное участие прокурора по делам о лишении родительских прав (статья 70), о восстановлении в родительских правах (статья 72), об ограничении в родительских правах (статья 73).

Федеральным законом "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации" предусмотрена принудительная госпитализация на основании решений суда с обязательным участием прокурора больных заразными формами туберкулеза, неоднократно нарушающих санитарно-противоэпидемический режим, а также умышленно уклоняющихся от обследования в целях выявления туберкулеза или от лечения туберкулеза.

Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения указанных дел, не является препятствием к рассмотрению дела.

В завершение необходимо отметить, что, как указано в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда от 20 января 2003 года N 2, прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле.

При этом правом на подачу представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле с точки зрения положения статей 34, 35, 45 ГПК, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции.

В случае принесения прокурором кассационного представления в судебном заседании суда кассационной инстанции вправе принимать участие:

в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, автономного округа, окружном (флотском) военном суде - должностное лицо органов прокуратуры по поручению соответственно прокурора республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, военного округа (флота);

в Судебной коллегии по гражданским делам, Военной коллегии и Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации - должностное лицо органов прокуратуры по поручению Генерального прокурора Российской Федерации.

 

Принесение протеста при отсутствии жалоб относится к существенному нарушению норм статьи 14 ГПК РСФСР, в соответствии с которой гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (N 3н-279/2002).

Решением Уфимского гарнизонного военного суда были удовлетворены жалобы военнослужащих Ю. и других на действия командира войсковой части, связанные с невыплатой заявителям некоторых видов денежного довольствия.

Указанное решение по протесту в порядке судебного надзора председателя Приволжского окружного военного суда постановлением президиума этого суда отменено.

Военная коллегия решение суда надзорной инстанции отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав, что в материалах дела отсутствуют данные о поступлении надзорных жалоб сторон, которые могли явиться поводом для принесения председателем окружного суда протеста в порядке надзора.

Принесение же протеста при отсутствии надзорных жалоб относится к существенному нарушению норм статьи 14 ГПК РСФСР, в соответствии с которой гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон; суд, сохраняя беспристрастность, в случаях, предусмотренных названным Кодексом, оказывает содействие лицам, участвующим в деле, в осуществлении их прав.

Данное решение в частности, как и в целом аналогичная практика, складывавшаяся в Верховном Суде Российской Федерации в последнее время действия ГПК РСФСР, корреспондируют новым принципам производства в суде надзорной инстанции, заложенным в ГПК Российской Федерации.

Согласно нормам главы 41 нового ГПК вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда, могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями.

В отсутствие жалоб или представлений указанных лиц пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, за исключением случаев, предусмотренных статьей 389 ГПК, невозможен.

 

Рассмотрение председателем окружного военного суда заявления о принесении протеста не является рассмотрением дела в порядке надзора президиумом этого суда, а заключение о результатах изучения дела в порядке надзора не является процессуальным документом (N 6н-66/02 от 30 июля 2002 г.).

На вступившее в силу решение Екатеринбургского гарнизонного военного суда по жалобе К. председателем Военной коллегии был принесен протест в президиум окружного суда. Данный протест оставлен без рассмотрения, а гражданское дело постановлением президиума направлено для рассмотрения в Военную коллегию.

При этом президиум окружного суда указал, что поскольку данное дело по жалобе ответчика уже изучалось в порядке надзора, вторичное его рассмотрение в том же суде невозможно.

Военная коллегия постановление суда надзорной инстанции отменила, а дело направила для рассмотрения протеста председателя Военной коллегии в тот же президиум по следующим основаниям.

Согласно пункту 3 статьи 14 Федерального закона "О военных судах Российской Федерации" окружной суд рассматривает дела по протестам на решения, приговоры, определения и постановления гарнизонных военных судов, вступившие в силу.

Вступившие в законную силу решения, определения и постановления всех федеральных судов могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора по протестам должностных лиц, перечисленных в ст. 320 ГПК РСФСР.

Как видно из материалов дела, окружным судом дело К. в порядке надзора изучалось по жалобе ответчика. Не найдя оснований для принесения протеста, председатель суда в соответствии со ст. 322 ГПК РСФСР сообщил об этом лицу, подавшему заявление. Поэтому данное дело в порядке судебного надзора Уральским окружным военным судом рассмотрено не было.

Заключение о результатах изучения дела в порядке надзора не является процессуальным документом.

При таких обстоятельствах вывод суда надзорной инстанции о рассмотрении ранее дела К. не может быть признан правильным.

Впервые протест по делу К. в президиум окружного суда был внесен председателем Военной коллегии, и данный протест должен быть рассмотрен на заседании президиума.

Комментируя данное решение, следует обратить внимание на то, что в настоящее время процедура возбуждения производства и рассмотрения гражданского дела в суде надзорной инстанции отличается от существовавшей ранее. Ее содержание, общие черты и особенности, как об этом указано выше, изложены в нормах главы 41 ГПК Российской Федерации.

 

Решение суда отменено в связи с тем, что заявителю не была обеспечена возможность прибытия в суд и дачи объяснений (N 3н-139/02 от 20 августа 2002 г.).

Военная коллегия, не оспаривая существа принятого президиумом 4-го окружного военного суда постановления, отменила его и направила дело на новое рассмотрение в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии со ст. 325 ГПК РСФСР суд должен назначить время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы участвующие в деле лица имели возможность представить письменные объяснения на протест и дополнительные материалы.

Как видно из материалов дела, уведомление о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции вместе с копией надзорного протеста было доставлено нарочным домой к заявителю П. и вручено его жене 7 марта 2002 г.

Однако П. в тот и на следующий день дома отсутствовал и, следовательно, не мог ознакомиться с копией протеста и представить на него письменные объяснения либо заявить ходатайство о переносе рассмотрения дела на более поздний срок.

Жена П. 8 марта 2002 г. направила в суд заявление, в котором указала, что П. отсутствует, свои возражения подать не может, и просила перенести рассмотрение дела. Об этом обстоятельстве окружному суду было известно, что подтверждается данными, содержащимися в деле.

Несмотря на это, президиум окружного суда назначил рассмотрение дела на 13 марта 2002 г. и рассмотрел его в тот же день, то есть практически сразу после выходных дней, без участия заявителя.

Поскольку заявитель фактически был лишен возможности представить письменные либо устные объяснения и дополнительные материалы, а также присутствовать в суде надзорной инстанции при рассмотрении его дела, Военная коллегия сочла данное нарушение процессуального закона существенным и постановление окружного военного суда отменила.

Учитывая нормативное предписание статьи 385 ГПК о направлении лицам, участвующим в деле, копии определения о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции с копией надзорной жалобы или представления прокурора и назначении времени рассмотрения дела с учетом обеспечения им возможности явиться в суд на заседание, изложенный подход остается в силе.

 

Нарушение порядка наложения штрафа за неисполнение решения военного суда послужило основанием для отмены судебных постановлений.

Решением военного суда Московского гарнизона на командира войсковой части 3272 возложена обязанность предоставить майору в отставке К. в первоочередном порядке жилое помещение.

В дальнейшем определением суда командиру части был назначен новый срок для исполнения судебного решения и разъяснены последствия его неисполнения.

Поскольку в установленный срок данное решение исполнено не было, определением суда на командира войсковой части 3272 наложен штраф в размере 40 минимальных размеров оплаты труда. При этом судом установлен новый срок для исполнения решения.

Впоследствии гарнизонным судом командиру части было отказано в отсрочке исполнения решения, за его неисполнение наложен второй штраф в размере 150 минимальных размеров оплаты труда и установлен новый срок для исполнения решения суда.

Кассационной и надзорной инстанциями указанные судебные постановления оставлены в силе.

Военная коллегия определения судов гарнизона и округа, а также постановление президиума окружного суда отменила, а наложенный на командира войсковой части 3272 штраф - сложила, указав следующее.

4 июня 1997 года приняты и вступили в силу Федеральные законы "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве". Исходя из положений Федерального закона "Об исполнительном производстве" раздел V ГПК РСФСР "Исполнительное производство" и его нормы применяются, если какие-либо правоотношения не урегулированы новыми законами, регламентирующими порядок исполнения судебных актов и актов иных органов.

В данном случае условия и порядок принудительного исполнения судебных решений регламентирован Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

В соответствии с Федеральным законом судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока с взысканием с него исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

Что же касается штрафа за неисполнение без уважительных причин исполнительного документа, то он накладывается на должника не судом, а судебным приставом-исполнителем.

В этой связи судебные постановления о наложении штрафа за неисполнение судебного решения и об установлении сроков для его исполнения, вынесенные со ссылкой на нормы V раздела ГПК РСФСР, следует признать ошибочными.

 

Отдел

обобщения судебной практики

Военной коллегии

Верховного Суда

Российской Федерации

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"