||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июня 2003 г. N 88-о03-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Семенова Н.В. и Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании 9 июня 2003 года

кассационные жалобы осужденных Р., К., Н., адвокатов Якимовича Ю.К., Трубниковой Т.В., Трубникова И.В. на приговор Томского областного суда от 19 ноября 2002 года, по которому

Р., <...>, не судимая,

осуждена по ч. 4 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К., <...>, ранее судимый 11 октября 1999 года по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 222 УК РФ к 12 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ч. 4 и ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 10 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ - на 2 года и 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного по предыдущему приговору, окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, ранее судимый 5 сентября 1997 года по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 11 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ - на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного по предыдущему приговору, окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено о взыскании в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения осужденного Н., адвоката Якимовича Ю.К. по доводам жалоб, мнение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей отменить приговор в части осуждения Н. и К. по ч. 1 ст. 222 УК РФ и дело прекратить за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, а в остальном оставить приговор без изменения,

судебная коллегия

 

установила:

 

Р. (У.Э.А.) осуждена за подстрекательство к убийству по найму своего мужа, У.Э.А., К. - за подстрекательство к убийству и пособничество в убийстве У.Э.А. и незаконную передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, Н. осужден за убийство потерпевшего У.Э.А., незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в начале февраля 1997 года в г. Стрежевом при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденная Р. просит разобраться в деле и отменить приговор, утверждает о своей невиновности, указывает, что Н. неоднократно менял показания, считает, что убийство совершил Е.;

адвокаты Якимович, Трубникова и Трубников в защиту осужденной Р. просят приговор отменить и дело прекратить за непричастностью к преступлению, за которое она осуждена, считают, что показания Н. от 16 июля и 21 сентября 1998 года являются недопустимыми доказательствами, т.к. он допрашивался в качестве подозреваемого без участия защиты, к нему применялись недозволенные методы, в суде эти показания не подтвердил, поэтому в соответствии со ст. 75 УПК РФ эти показания являются недопустимыми доказательствами, кроме того, уголовное дело на тот момент в отношении него не было возбуждено, в качестве подозреваемого он не задерживался и мера пресечения ему не избиралась, было нарушено его право на защиту, недопустимым доказательством являются и показания Н. на очных ставках с Е. и М., "явки с повинной" получены без поручения следователя, в чьем производстве находилось дело, суд огласил показания свидетелей Е. и М. на предварительном следствии без согласия стороны защиты, недопустимыми доказательствами являются заключения экспертиз, т.к. с постановлениями о назначении экспертиз защита была ознакомлена при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, суд не установил дату убийства, указывают также, что суд проявил обвинительный уклон, поскольку удовлетворил все ходатайства обвинения об оглашении показаний свидетелей и потерпевших на предварительном следствии при отсутствии согласия защиты, а аналогичные ходатайства защиты удовлетворил в тех случаях, когда против оглашения не возражал представитель обвинения, протокол осмотра места происшествия также является недопустимым доказательством, т.к. изготовлен на компьютере и в нем отсутствуют подписи понятых о том, что им разъясняли их права, эксперт Смоляков не мог производить судебно-баллистическую экспертизу, т.к. участвовал в качестве специалиста при осмотре трупа У.Э.А., протокол осмотра трупа У.Э.А. также является недопустимым доказательством, т.к. фактически производилось вскрытие трупа, а не осмотр, вывод суда о наличии у Р. мотива к убийству мужа не подтверждается доказательствами, дают оценку другим доказательствам и делают вывод о недоказанности вины Р.;

осужденный Н. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело, утверждает, что М. в судебном заседании не подтвердил, что он, Н., совершил убийство, на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого он оговорил себя в результате применения к нему недозволенных методов, допрашивался без адвоката, в суде эти показания не подтвердил, поэтому эти его показания в соответствии со ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами, в убийстве признался Е., но следствие и суд отвергли эти его показания;

осужденный К. просит отменить приговор и дело прекратить, указывает, что Е. оговорил его, Н. в первоначальных показаниях ничего не говорил о нем, К., суд необоснованно отверг показания Е. о том, что тот участвовал в убийстве У.Э.А.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Харжевский А.В. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что виновность осужденных в содеянном установлена исследованными судом доказательствами: показаниями осужденного Н. на предварительном следствии, показаниями свидетелей Е., М. на предварительном следствии, показаниями свидетелей М., П., протоколом осмотра места происшествия и трупа потерпевшего, заключениями криминалистических, судебно-баллистических, судебно-медицинской экспертиз.

Так, на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого осужденный Н. показал, что в начале февраля 1997 года к нему обратился К. с предложением убить У.Э.А., сообщив, что жена У.Э.А. дает за убийство 15 млн. руб. У.Э.А. он знал как подругу матери, знал, что У. живут плохо, У.Э.А. постоянно унижает жену, та вынуждена была ночевать с ребенком у них, поэтому он согласился с предложением К. К. сказал, что надо будет предложить У.Э.А. отвезти его на работу в лес на пилораму. К. передал ему пистолет, сказал, что с собой у У.Э.А. будет 6 млн. руб. Позвонив У.Э.А. по телефону, он предложил довезти его до пилорамы, приехал к его дому на автомашине, привез У.Э.А. к дачам, сказав, что надо забрать водку для рабочих, попросил помочь. У.Э.А. шел впереди, он выстрелил ему в затылок, столкнул тело в овраг, перевернул на спину и выстрелил в лицо, из кармана куртки забрал деньги. После этого поехал к М., привез к нему сумку У.Э.А. с продуктами. На другой день вернул пистолет К., сообщил о совершенном убийстве, а через 2 дня К. передал ему 9 млн. руб. Об убийстве У.Э.А. он рассказал М. и Е., которым давал деньги, а также купил куртки себе и Е.

Такие показания Н. дал в исправительной колонии, отбывая наказание за другое преступление, необходимости в его задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР и избрании ему меры пресечения не имелось, допрашивался следователем прокуратуры, ему разъяснялось право на защиту, он заявил ходатайство о допуске защитника с момента предъявления обвинения.

При таких обстоятельствах отказ осужденного Н. в судебном заседании от этих показаний не означает, что они являются недопустимыми доказательствами в силу требований ч. 2 ст. 75 УПК РФ, т.к. предварительное расследование проводилось в период действия норм УПК РСФСР, который не содержал нормы, аналогичной норме, предусмотренной ст. 75 УПК РФ, поэтому суд обоснованно сослался на нормы ст. 4 УПК РФ, определяющей действие уголовно-процессуального закона во времени, и признал эти показания Н. допустимыми доказательствами.

Соглашаясь с такой оценкой суда, судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы осужденных и защитников.

Проверялись судом и доводы осужденного Н. о том, что на следствии к нему применялись недозволенные методы, но также обоснованно были отвергнуты.

Кроме того, эти показания Н. объективно подтверждаются другими доказательствами.

Так, свидетель Е. на следствии подтвердил, что Н. дал ему более 1 млн. руб., рассказал, что по предложению К. совершил убийство У.Э.А., получив за это 15 млн. руб., 6 млн. руб. взял из карманов убитого, остальные ему передала У.Э.А. через К. Со слов Н. знает, что У.Э.А. повезли на автомашине якобы на работу, в районе дач Н. дважды выстрелил в голову У.Э.А. из пистолета, который ему дал К.

Эти показания Е. подтвердил на очной ставке с Н., последний на очной ставке подтвердил, что рассказал Е. об обстоятельствах совершенного убийства.

Подтвердил Е. эти показания и на очной ставке с У.Э.А. (Р.).

Свидетель М. на следствии показал, что в один из дней в начале февраля 1997 года к нему домой приехал Н., привез продукты, рассказал, что убил У.Э.А., привезя его на автомашине в район дач, где выстрелил в голову У.Э.А. из пистолета, взял из карманов одежды У.Э.А. 6 млн. руб., а потом ему доплатила жена У.Э.А., всего, как сообщил Н., он получил за убийство 15 млн. руб.

Как следует из приговора в отношении Е., М. и К. от 11 октября 1999 года, они осуждены за разбойное нападение, в процессе которого Е. из пистолета, переданного ему К., совершил убийство потерпевших М. и А.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть потерпевшего У.Э.А. наступила от проникающих огнестрельных ранений головы.

Согласно заключению баллистической экспертизы пуля, изъятая из черепной коробки У.Э.А. и пули, изъятые по факту убийства М. выстрелены из одного пистолета.

В процессе расследования установлено, что у несовершеннолетнего М. был изъят пистолет, найденный им в г. Стрежевом.

Из заключения баллистической экспертизы видно, что пуля, изъятая из черепной коробки У.Э.А. и пули, изъятые по факту убийства М. выстрелены из пистолета, изъятого у несовершеннолетнего М.

По заключению баллистической экспертизы изъятый у М. пистолет изготовлен самодельным способом из деталей и механизмов газового пистолета ИЖ-79 и самодельного нарезного ствола калибра 9 мм, пригоден для производства выстрелов.

По делу видно, что нарушений уголовно-процессуального закона при осмотре места происшествия, трупа потерпевшего, при производстве экспертиз, влекущих признание доказательств недопустимыми или отмену приговора, органами предварительного расследования не допущено.

Следствием и судом проверялась причастность Е. к убийству потерпевшего У.Э.А., его версия о совершении убийства им с учетом исследованных доказательств была отвергнута.

При таких обстоятельствах суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в содеянном, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных и защитников о непричастности осужденных к совершению указанных преступлений.

Нарушений процессуального закона при исследовании доказательств судом допущено не было.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно, наказание им назначено в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем, приговор в части осуждения К. и Н. по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению, поскольку сроки давности привлечения к уголовной ответственности за это преступление, предусмотренные п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ, истекли.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 19 ноября 2002 года в части осуждения К. и Н. по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного К. по ч. 4 и ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и наказания, назначенного по предыдущему приговору, окончательно назначить К. 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного Н. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и наказания, назначенного по предыдущему приговору, окончательно назначить Н. 13 (тринадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении К. и Н. и этот же приговор в отношении Р., оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"