||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июня 2003 г. N 35-о03-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Говорова Ю.В.

судей Истоминой Г.Н. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 9 июня 2003 года кассационную жалобу осужденного А. на приговор Тверского областного суда от 19 ноября 2002 года, которым

А., <...>, ранее не судимый

осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 97, п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ А. применено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

А. осужден за убийство с особой жестокостью С. Преступление совершено им 9 мая 2002 года в г. Вышний Волочок Тверской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного А., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный А. указывает, что совершил преступление в состоянии невменяемости, что исключает его уголовную ответственность.

Кроме того, его действия неправильно квалифицированы по признаку особой жестокости. Суд не указал в приговоре, в чем выразилась особая жестокость убийства.

Неправильно указал суд и о том, что он нанес потерпевшей два удара, хотя им был нанесен всего один удар, кто нанес второй удар, суд не установил.

Приводя заключение судебно-медицинского эксперта, показания свидетелей И., О., считает, что второй удар был нанесен потерпевшей после его ухода из квартиры.

Дело рассмотрено незаконным составом суда, а постановленный приговор является несправедливым, назначенное ему наказание излишне сурово с учетом того, что он является инвалидом 2 группы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности А. в убийстве С. правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы осужденного о нанесении им лишь одного удара ножом потерпевшей С., от которого не могла наступить ее смерть, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, из показаний потерпевшей С.И., следует, что утром 9 мая 2002 года в квартире была ссора только между осужденным и ее матерью. В ходе этой ссоры А. требовал у ее матери деньги, а та объясняла ему, что деньги истрачены 8 мая на приобретение спиртных напитков и продуктов. А. нервничал по этому поводу. Затем она увидела как А. подошел к ее матери сзади, как бы обнял ее двумя руками и нанес ей удар ножом в грудь, мать схватилась рукой за грудь, побежала в комнату, упала на пол и через некоторое время умерла. Как А. нанес удар в спину матери, она не видела.

Показаниям С.И. соответствуют и показания свидетеля Г., которая пояснила, что видела, как А. нанес удар ножом в грудь С., свидетелей И. и О., из которых следует, что утром 9 мая 2002 года они решили сходить в ларек за спиртным и как только вышли из квартиры А. на улицу услышали крик С.И., чтобы они вызвали "скорую помощь" для ее матери, которую А. ударил ножом.

Сам осужденный на предварительном следствии также пояснял, что решил убить С. за то, что она украла у него деньги, и ударил ее один раз ножом в живот, после чего она пошла в комнату и упала, а он ушел из квартиры.

Приведенные показания осужденного, потерпевшей С.И., свидетеля Г. о применении А. ножа в отношении С. подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупа С. и изъятого из квартиры А. ножа, согласно которым на данном ноже обнаружена кровь, а на трупе С. обнаружено ранение груди с повреждением сердца и ранение задней поверхности туловища с повреждением левого легкого, которые образовались в результате двукратного воздействия предметом, каковым мог быть нож. С учетом идентичного характера ран и повреждений на одежде эксперт пришел к выводу о том, что оба повреждения причинены одним ножом, с данными повреждениями С. оставалась живой в течение нескольких минут.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что удары ножом потерпевшей умышленно нанес именно осужденный А., причинив ей таким образом смерть.

Причастность к содеянному других лиц, исходя из изложенных выше доказательств, исключается.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Дело рассмотрено законным составом суда, отводов которому осужденный не заявлял в судебном заседании.

Психическое состояние осужденного было исследовано в судебном заседании и с учетом выводов психиатрической экспертизы о том, что А. в полной мере осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и мог руководить ими, а также поведения осужденного в судебном заседании, в момент совершения преступления, суд обоснованно признал его вменяемым.

Вместе с тем, обоснованно признав А. виновным в убийстве С., суд ошибочно квалифицировал его действия как совершенные с особой жестокостью.

По смыслу закона для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Эти требования закона не учтены судом по настоящему делу.

Так, описывая преступные действия А., суд признал установленным, что ссора между ним и С. происходила в присутствии дочери последней С.И. и Г. В процессе ссоры А. с целью убийства нанес С. два удара кухонным ножом в область груди и задней поверхности туловища. С полученными повреждениями С. выбежала из кухни в комнату, где упала на пол и в течение нескольких минут скончалась на руках своей дочери.

Таким образом, умысел А. на совершение убийства С. с особой жестокостью судом не установлен.

Кроме того, как правильно отмечается в жалобе, из приговора неясно, какие конкретно действия осужденного расценены судом как проявление им особой жестокости.

Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, особая жестокость в действиях А. выразилась в том, что, совершая убийство С. в присутствии близкого потерпевшей лица - ее дочери С.И., он осознавал, что причиняет своими действиями особые страдания С.И.

Судом же причинение особых страданий С.И. не установлено.

Более того, в ходе судебного следствия не выяснялся вопрос о том, видел ли А. на кухне дочь потерпевшей С.И. в момент нанесения ударов ножом С. и как он к этому относился.

Сам же по себе факт нахождения дочери погибшей на месте преступления, установленный судом, при отсутствии умысла осужденного на причинение ей особых страданий, не может свидетельствовать о проявлении им особой жестокости.

При таких обстоятельствах действия осужденного по причинению смерти С. на почве ссоры с ней подлежат переквалификации с п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При назначении наказания А. Судебная коллегия учитывает обстоятельства, указанные в приговоре, и в связи с переквалификацией действий осужденного на более мягкий закон находит необходимым назначить ему более мягкое наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 19 ноября 2002 года в отношении А. изменить.

Переквалифицировать его действия с п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет.

В остальном приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"