||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2003 г. N 12-о03-13

 

Председательствующий: Рямзаева М.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С., Мезенцева А.К.

рассмотрела кассационное представление прокурора и кассационную жалобу осужденного Т. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 24 марта 2003 года, которым

Т., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет лишения свободы в воспитательной колонии.

По ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ Т. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., мнение прокурора Козусевой Н.А., просившей приговор изменить, переквалифицировать действия Т. на ч. 1 ст. 105 УК РФ, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. признан виновным в совершении убийства С. с целью скрыть другое преступление (скрыть свои действия в отношении Л., которому он причинил смерть, находясь в состоянии необходимой обороны).

Преступление совершено 23 сентября 2002 года в г. Йошкар-Оле при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Т. виновным себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение, указывая на то, что по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ Т. оправдан необоснованно, так как приведенные Т. объяснения о том, что он оборонялся от нападения Л., не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Непосредственно после случившихся событий он общался со свидетелями Ф. и другими и не говорил им об этом. Не был подтвержден в суде и факт физического превосходства Л. над Т. Показания Т. о локализации нанесенного Л. ранения противоречит выводам судебно-медицинской экспертизы. По мнению прокурора, Т. назначено чрезмерно мягкое наказание, поскольку приведенные в приговоре обстоятельства не давали суду оснований для применения правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, а характеризуется он отрицательно. Кроме того, признав действия Т. в отношении Л. как совершенные в состоянии необходимой обороны, суд необоснованно квалифицировал убийство С. как совершенное с целью скрыть другое преступление.

В кассационной жалобе осужденный Т. выражает несогласие с приговором, просит объективно разобраться в деле, указывая на то, что умысла на убийство С. он не имел, находился под воздействием алкоголя и одурманивающего вещества и не понимал, что от его действий С. может умереть. Просит освободить его из-под стражи.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления прокурора и жалобы осужденного, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда об отсутствии в действиях Т. состава преступления, о причинении им ранения Л. в состоянии необходимой обороны от его нападения на него и на С. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и мотивирован в приговоре.

Так, из показаний Т. следует, что он был свидетелем ссоры между С. и Л., в ходе которой Л. прижал С. к веранде и размахивал перед ним ножом, ударил его, он увидел у С. кровь. Он сделал замечание Л., который был намного физически сильнее как С., так и его (Т.). Л. обругал его и ударил кулаком по голове. В другой руке у него был нож, лезвие которого было направлено в его сторону, а рука отведена как будто для удара. Л. был возбужден, кроме них и упавшего на землю С. рядом никого не было. Не видя другого выхода для себя, он надавил Л. на руку, выхватил выпавший из руки Л. нож и ударил им Л. в шею, выбросил нож в кусты.

Его показания подтвердил свидетель Ф., который показал, что Т. сообщил ему об убийстве двух человек, говорил при этом, что у Л. был нож. Других обстоятельств не сообщал.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта Л. была причинена рана в области шеи справа, относящаяся к категории тяжкого вреда здоровью (т. 1, л.д. 215 - 216).

Изложенные в кассационном представлении доводы о том, что объяснения Т. об обороне от нападения на него Л. не подтверждены другими доказательствами, об отсутствии доказательств физического превосходства Л., несоответствие этих объяснений заключению эксперта не могут быть признаны обоснованными по следующим причинам.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Сторона обвинения не представила суду доказательств, которые позволили бы ему поставить под сомнение показания Т. о наличии в его действиях признаков необходимой обороны, опровергающих его доводы о физическом превосходстве Л., данных, которыми можно было бы устранить противоречия в доказательствах. Само по себе несоответствие локализации причиненного Л. ранения, описанная в заключении эксперта показаниям Т. не может служить доказательством его виновности. Как утверждал Т., он находился во взволнованном состоянии, почти не контролировал свои действия и не может точно описать расположения причиненной им Л. раны в области шеи.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях Т. в данной части обвинения признаков необходимой обороны и об его оправдании является обоснованным.

В то же время виновность Т. в совершении убийства С. нашла свое подтверждение в судебном заседании.

Факт причинения Т. смерти С. установлен материалами дела и участниками процесса не оспаривается.

Доводы осужденного Т. о том, что он не имел умысла на убийство С. и причинил ему смерть по неосторожности, опровергаются исследованными судом доказательствами.

Из показаний Т. следует, что после нанесения удара ножом Л. на глазах С., он испугался, что тот сообщит о случившемся в милицию, и решил привести его в бессознательное состояние. С этой целью он обмотал вокруг шеи С. шарф, туго стянул его и привязал концы шарфа к дереву, после чего сообщил Ф., что убил двух человек. Вернувшись вместе с последним на место происшествия, они увидели С. в том же положении.

Свидетель Ф. показал, что Т. сообщил ему о том, что убил двух человек. Пройдя на это место, они увидели одного С., привязанного шарфом к дереву. Они пытались развязать шарф, но не смогли и он (Ф.) сообщил обо всем в милицию.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от механической асфиксии, возникшей вследствие сдавления органов шеи петлей при удавлении.

Таким образом, характер действий Т. в отношении С., использованное при этом орудие преступления, а также его последующее поведение, сообщение Ф., а затем и работникам милиции о совершенном убийстве свидетельствует о наличии у Т. прямого умысла на лишение жизни потерпевшего и опровергает его доводы осужденного о неосторожном причинении им смерти С.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал неверную правовую оценку действиям Т.

Придя к выводу о том, что в действиях Т. в отношении Л. не содержится признаков состава преступления, суд, вместе с тем, квалифицировал его действия в отношении С. как убийство с целью скрыть другое преступление. Однако другого преступления Т. не совершал, потому он не может быть признан виновным в убийстве по мотиву скрыть другое преступление, и этот квалифицирующий признак подлежит исключению из его осуждения.

В связи с этим приговор суда подлежит изменению, действия Т. подлежат переквалификации со ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, и в этой части представление прокурора подлежит удовлетворению.

Наказание Т. назначено в соответствии с законом, соразмерное фактически совершенным им действиям, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела. Считать его излишне суровым или чрезмерно мягким не имеется. Поэтому оснований для его снижения, в том числе путем применения правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 24 марта 2003 г. в отношении Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде шести лет лишения свободы в воспитательной колонии.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление прокурора и кассационную жалобу осужденного Т. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"