||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 июня 2003 г. N 11-О03-42

 

Судья: Якупов И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Валюшкина В.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании 5 июня 2003 года кассационным жалобам осужденных К., П. и К.И. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 18 марта 2003 года, по которому

К., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

П., <...>, русская, судимая 07.04.00 г. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ с последующими изменениями на 2 года лишения свободы, освобожденная условно-досрочно 09.07.01 г. на 8 месяцев 5 дней,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

К.И., <...>, русская, несудимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 УК РФ постановлено назначить П. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с К., П. и К.И. в пользу Ж.В. в счет компенсации морального вреда по 15 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор изменить: исключить: ссылку на наличие отягчающих наказание обстоятельств, на признание в действиях П. особо опасного рецидива, назначив ей для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима, а также отменить приговор в части гражданского иска в отношении К., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Ж., а П. и К.И. - в умышленном причинении смерти Ж., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Эти преступления совершены в с. Танкеевка Спасского района Республики Татарстан 21 - 22 сентября 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. и К.И. вину признали частично, П. - не признала.

В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный К., не оспаривая, что наносил потерпевшему удары трубой, утверждает, что последний сам спровоцировал преступление, при этом суд не учел его, К., нахождение в состоянии аффекта, вызванного нападением потерпевшего на его жену. При назначении наказания суд не учел его первую судимость, признание вины, раскаяние, способствование раскрытию преступления, нахождения на иждивении двоих несовершеннолетних детей, отсутствие отягчающих обстоятельств. Считает неправильным взыскание с него компенсации морального вреда, поскольку к гибели Ж. не причастен. Просит правильно оценить его действия и назначить наказание с учетом смягчающих обстоятельств;

- основной и дополнительной осужденная П., ссылаясь на невиновность, утверждает, что приговор основан исключительно на показаниях супругов К. и К.И., которые оговорили ее, желая смягчить свою участь, указывает на отсутствие у нее мотива для убийства Ж. Считает, что отсутствие в качестве вещественного доказательства тележки, не позволило суду правильно установить обстоятельства дела. Выводы суда основаны не на доказательствах, а на предположениях. Имеющиеся сомнения в ее виновности не устранены. Ссылается на то, что в деле нет ее первых объяснений, в которых она рассказала правду, что послужило основанием для ее освобождения в начале следствия. Решение суда о применении принудительных мер медицинского характера не мотивировано, а гражданский иск не основан на доказательствах. При назначении наказания не учтено, что она является инвалидом 1 группы. Просит учесть изложенное и смягчить наказание;

- осужденная К.И., не оспаривая обоснованности осуждения, с учетом раскаяния, наличия на иждивении двух малолетних детей, наличия серьезного заболевания, отсутствия отягчающих обстоятельств, просит смягчить наказание.

Прокурором и потерпевшей Ж.В. принесены возражения, в которых они считают доводы осужденных необоснованными.

Проверив дело, обсудив доводы осужденных, содержащиеся в жалобах, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности К. в причинении тяжкого вреда здоровью Ж., а П. и К.И. в убийстве последнего, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

Предшествующие совершению указанных преступлений обстоятельства, самими осужденными не оспариваются. Их показания в этой части подтверждаются и объяснениями свидетеля И., также принимавшего участие в распитии спиртного вечером 21 сентября 2002 года в доме у К. и К.И.

Далее, как следует из показаний осужденных К.И. и П., они пошли за спиртным, а возвращаясь, у огорода К. и К.И. увидели пьяного Ж., лежавшего на земле. К.И. стукнула его ногой по ногам, тот проснулся и схватил П. за плечо, но та вырвалась, и убежала к К. и К.И.

Прибежав туда, как это следует из показаний П., К. и свидетелей И. и Ф., она рассказала им, что П. дерется с каким-то мужчиной. К. схватил пластмассовую трубу, и все они побежали к тому месту, которое указала П. Увидев К.И., лежащую на земле и сидящего на ней Ж., К. подскочил, ударил последнего несколько раз кулаком в лицо, а когда тот упал на землю, стал бить его по голове трубой. Труба сломалась и тогда К., несмотря на попытки остальных утихомирить его, торцом трубы начал наносить Ж. удары в лицо. Его оттащили, и все пошли домой, а Ж. остался лежать на земле.

Как далее пояснила К.И., выпив еще спиртного, мужчины легли спать, а они с П. вышли во двор, взяли тележку, и решили отвезти Ж. к речке и бросить его в воду. Погрузив еще живого Ж. на тележку, отвезли его на берег, затем затащили в воду и стали топить, но он упирался руками о дно реки. Тогда они затащили его поглубже и держали под водой минут пять, пока он не затих. После чего они вышли из воды и пошли домой, убедившись, что он умер.

Суд обоснованно сослался на эти показания К.И., изобличающие П. в причастности к убийству Ж., поскольку они согласуются и с другими доказательствами по делу.

Так, в своих показаниях на предварительном следствии П. не отрицала причастность к утоплению Ж., существенно дополнив аналогичные показания К.И. в этой части, подробно рассказав о том, как происходило утопление потерпевшего, какие при этом действия совершались ею и К.И.

Свидетель А. пояснила, что видела, как в ночь на 22 сентября 2002 года мимо их дома прошла К.И. с какой-то женщиной. Они шли в сторону реки и что-то везли на тележке.

Труп Ж., как это следует из протокола осмотра, обнаружен в р. Старая Рытвина за с. Танкеевка Спасского района.

При осмотре дома К. и К.И. в Танкеевке обнаружены два обломка пластмассовой трубы с пятнами бурого цвета, а возле огорода на расстоянии 14 метров от забора - пятна аналогичного происхождения. Там же найдены множественные фрагменты пластмассовой трубы.

Согласно акту судебно-биологической экспертизы на двух фрагментах пластмассовой трубы, образцах грунта с места происшествия, свитере К.И., обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего Ж.

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть Ж. наступила от асфиксии при утоплении. На трупе также обнаружены: перелом костей носа, множественные проникающие в ротовую полость рваные раны губ, раны лица, лба, правой щеки, шеи, кровоподтеки лица, туловища, конечностей, травматическая ампутация нескольких зубов, а при вскрытии установлено наличие ушиба головного мозга, субдуральной гематомы справа и субарахноидального кровоизлияния. Повреждения в области головы, лба, лица, подбородка, шеи, плече и надплечье справа, в поясничной области, на левом бедре могли быть причинены тупым твердым предметом, каковыми могли быть, в том числе, рука человека, сжатая в кулак, нога, пластмассовая труба. Закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга причинили тяжкий вред здоровью, так как явились опасными для жизни, но в прямой причинной связи со смертью не состоят. Остальные повреждения причинили здоровью потерпевшего вред различной тяжести. Все повреждения могли быть причинены 22 сентября 2002 года.

При таких данных доводы П. об отсутствии доказательств ее причастности к умышленному причинению смерти Ж. являются несостоятельными.

Что касается показаний К.И., то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по настоящему уголовному делу.

Судебная коллегия считает неубедительными доводы К. о том, что он действовал в состоянии аффекта, поскольку в материалах дела, равно как и в показаниях самого осужденного и на предварительном следствии, и в судебном заседании, не содержится данных, которые свидетельствовали бы о нахождении его в момент причинения здоровью Ж. тяжкого вреда в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Утверждение П. об отсутствии у нее мотива для убийства, противоречит как ее показаниям, так и показаниям других осужденных и свидетелей по делу, свидетельствующих о том, что П., в момент избиения К. Ж., также нанесла последнему несколько ударов.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии, выдвигаемые в защиту осужденных и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К. и К.И. и П. в совершении инкриминируемых им преступлений, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что к делу не была приобщена в качестве вещественного доказательства тележка, на которой потерпевший перевозился к месту его убийства, то это никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения П. за содеянное.

Принятое судом решение о применении к П. принудительного лечения от хронического алкоголизма не противоречит выводам судебно-психиатрической экспертизы и материалам дела.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 10 УК РФ, уголовный закон, в том числе улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Признавая наличие в действиях П. особо опасного рецидива преступлений, суд в приговоре указал, что П., ранее судима за тяжкое преступление и вновь совершила особо тяжкое преступление, что в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ образует особо опасный рецидив преступлений.

Как видно из дела, П. была осуждена 7 апреля 2000 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, предусматривающую ответственность за тайное хищение чужого имущества лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство.

Однако, суд первой инстанции, рассматривая дело, не учел изменений, внесенных в ст. 158 УК РФ Федеральным законом РФ от 31 октября 2002 года, согласно которым совершенное П. преступление, за которое она осуждена 7 апреля 2000 года, относится не к категории тяжких, а преступлений средней тяжести.

Поэтому у суда не было оснований для вывода о том, что П. судима за тяжкое преступление, а также о наличии в ее действиях особо опасного рецидива преступлений.

В связи с чем из приговора следует исключить указания о том, что П. ранее судима за тяжкое преступление и о наличии в ее действиях особо опасного рецидива.

По указанным основаниям назначенное П. надлежит отбывать в исправительной колонии не строгого, а общего режима.

Назначая К., К.И. и П. наказание, суд указал, что им учитываются и отягчающие наказание обстоятельства, однако не привел их.

В связи с чем из приговора следует исключить указание суда об учете отягчающих обстоятельств при назначении наказания.

Гражданский иск в части компенсации морального вреда, постановленный в отношении П. и К.И., разрешен судом на основе имеющихся доказательств о степени нравственных страданий потерпевшего и в соответствии с требованиями гражданского законодательства.

В то же время в отношении К. приговор в части гражданского иска подлежит отмене, а дело в этой части прекращению производством, поскольку как видно из материалов дела гражданский иск в части компенсации морального вреда был предъявлен Ж.В. в связи с гибелью ее сына. К. же по приговору суда был признан виновным в причинении здоровью Ж. тяжкого вреда, не находящегося в причинной связи с гибелью потерпевшего.

Вносимые в приговор изменения, вместе с тем не являются основанием достаточным для смягчения осужденным наказания, поскольку при его назначении суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновных, в том числе, первую судимость К. и К.И., наличие на их иждивении двоих малолетних детей, положительные характеристики, раскаяние в содеянном, а также удовлетворительные характеристики П., ее инвалидность, а также и другие обстоятельства дела.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, и просьба осужденных о снижении наказания удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 18 марта 2003 года в отношении К., П. и К.И. изменить:

- исключить из приговора указание о том, что при назначении К., П. и К.И. наказания учитываются отягчающие наказание обстоятельства;

- исключить из приговора в отношении П. указание о том, что она ранее судима за тяжкое преступление и о наличии в ее действиях особо опасного рецидива.

Наказание, назначенное П., отбывать в исправительной колонии общего режима.

Приговор в части взыскания с К. в пользу Ж.В. 15 000 рублей в качестве компенсации морального вреда отменить и дело в этой части прекратить.

В остальном приговор в отношении К., П. и К.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"