||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 июня 2003 г. N 10-о03-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Рудакова С.В.

судей - Сергеева А.А. и Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 5 июня 2003 года кассационные жалобы осужденных П., Х. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор Кировского областного суда от 17 октября 2002 г., которым

П., <...>, судим 23 апреля 1991 года по ст. ст. 16, 166 ч. 2 п. "а" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 20 дням лишения свободы, освобожден 12.02.2002 года по отбытии срока,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "и" УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима,

Х., <...>,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "и" УК РФ к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с П. и Х. в пользу К. в счет компенсации морального вреда соответственно 50.000 и 30.000 рублей.

П. и Х. признаны виновными и осуждены за убийство К.А., совершенное группой лиц с особой жестокостью из хулиганских побуждений.

Преступление совершено 16 апреля 2002 года при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Х. виновным себя признал частично, П. виновным себя не признал.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденного П., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., поддержавшей представление государственного обвинителя, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене приговора в отношении П. и Х. за мягкостью назначенного им наказания и направлении дела на новое рассмотрение. Не оспаривая доказанность и юридическую оценку содеянного осужденными, государственный обвинитель утверждает, что П. необоснованно назначено минимальное наказание. Преступление он совершил вскоре после освобождения и с особой жестокостью, стремился уйти от ответственности. Суд не учел активную роль Х., его особую жестокость.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Х. утверждает, что частично не согласен с приговором суда. Умысла на убийство К.А. у него не было. Он не согласен, что в отношении него не проведена стационарная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза. Полностью с материалами дела следователь его не ознакомил. Он просит приговор отменить, учесть, что К.А. его оскорблял, поэтому он его избивал.

Осужденный П. утверждает, что приговор вынесен незаконно и необоснованно. Приговор основан лишь на его показаниях, других доказательств нет, что, по его мнению, является нарушением ч. 2 ст. 77 УПК РФ. Не установлено, что он имел умысел на убийство К.А. Выводы суда о том, что он нанес удары молотком и лопатой, противоречат заключению эксперта. Противоречия в показаниях свидетелей не устранены. Со всеми материалами дела его не ознакомили. Х. в ходе следствия оговорил его. Не установлен мотив преступления. В материалах дела нет данных о том, что он действовал с особой жестокостью, группой лиц. Инициатором ссоры явился сам потерпевший. При рассмотрении дела суд не учел факт беременности его сожительницы. Он просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, кассационных жалоб, дополнений к ним, судебная коллегия считает, что вина П. и Х. в содеянном ими, подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденных о том, что они не имели умысла на убийство К.А., что не установлен мотив их действий.

В ходе предварительного следствии Х. последовательно показывал о том, что совместно с П. они нанесли К.А. множественные телесные повреждения. Они оба били К.А. руками, ногами, лопатой по жизненно важным органам, а П. также молотком по голове. Он же, П., сел за руль и наехал, сдавая назад, задним колесом на К.А., а потом проехал вперед и снова наехал на К.А. В конечном итоге они утащили К.А. от дороги в сторону леса и оставили там.

Эти показания Х. суд обоснованно положил в основу обвинения как его самого, так и П., поскольку они получены с соблюдением требований закона и подтверждаются совокупностью других доказательств по делу.

Свои показания Х. подтвердил в ходе очной ставки с П.

Он же, П., также не отрицал, что ударил К.А. три раза ногой по голове, один раз в область плеча и кулаком по лицу. Вместе с Х. они избивали К.А. и решили увезти в другое место. Как показывал П., он сел в машину и, двигаясь задним ходом, наехал на К.А. Сделал это со злости. Потом они положили К.А. в багажник и поехали в сторону дер. Даниловка. На обочине дороги они вытащили К.А. из багажника, пинали его ногами, прыгали на лицо. Х. говорил, что его надо убить, бил К.А. лопатой. Он, П., также бил К.А. лопатой. Потом К.А. они оттащили в кусты у леса и оставили там.

Приведенные данные опровергают доводы П. о том, что Х. оговорил его.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть К.А. наступила в результате открытой тупой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся открытым переломом костей свода черепа, ушибом головного мозга, что осложнилось кровоизлияниями. Ранения в область головы наносились со значительной силой в количестве не менее 10 рубящим предметом, тупым твердым предметом - возможно лопатой и молотом. Осаднения на спине указывают на возможность наезда автомобиля.

Приведенные выводы экспертов не противоречат, а подтверждают показания Х., а также П.

Кроме того, эти данные свидетельствуют о мучительном способе убийства, а также характеризуют и субъективное отношение Х. и П. к содеянному, давая основания признать, что при нанесении множества ударов в места расположения жизненно важных органов различными предметами и в течение длительного времени их сознанием охватывалось наступление смерти К.А., а характер действий Х. и П. свидетельствовал об их особой жестокости.

Приведенные доказательства не противоречат и показаниям свидетелей.

Судом правомерно в силу ст. 281 ч. 2 п. 2 УПК РФ исследовались показания свидетеля Ш.

Из показаний указанного лица следует, что П. сам рассказал ему, что избил К.А., а потом решил его убить, пинал ногами, наступал ногой на горло. На поверхности багажника машины П. и других частях машины были видны следы крови.

По заключению судебно-биологической экспертизы на задней панели наружной стороны багажника автомашины П., на других частях машины, на брюках Х. обнаружена кровь человека, происхождение которой от К.А. не исключается.

Правильно установлен судом и мотив действий П. и Х. Какого-либо повода для совершения убийства К.А. у них не было, что свидетельствует о хулиганском мотиве действий виновных.

Собственные показания П. и Х. не свидетельствуют о том, что К.А. как-то спровоцировал действия виновных.

Поскольку П. и Х., действуя совместно и согласованно, непосредственно участвовали в лишении жизни К.А. из хулиганских побуждений и с особой жестокостью, то суд правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "и" УК РФ.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

Как следует из соответствующих протоколов, Х. и П. совместно с адвокатами полностью ознакомились с материалами дела. От просмотра и прослушивания видео-аудиозаписи отказались. Это свидетельствует о несостоятельности доводов осужденных о том, что они не ознакомились с делом. Что касается доводов представления государственного обвинителя, то судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обосновывая необходимость отмены приговора за мягкостью наказания, назначенного П. и Х., государственный обвинитель ссылается на то, что преступление они совершили с особой жестокостью.

Однако данное обстоятельство послужило основой для квалификации действий П. и Х. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и потому не может повторно учитываться при назначении им наказания. Тот факт, что П. стремился уйти от ответственности, свидетельствует о его позиции по делу и не может быть признан обстоятельством, отягчающим его наказание.

Судом в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на исправление виновных.

Назначенное Х. и П. наказание соответствует тяжести содеянного ими и данным, характеризующим их личность, несправедливым вследствие чрезмерной мягкости не является.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения представления государственного обвинителя не имеется.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы Х., так же как и П., психическим расстройством не страдают, могли осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

Заключения экспертов сомнений не вызывают и оснований для проведения в отношении них еще одной соответствующей экспертизы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 17 октября 2002 года в отношении П. и Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных П., Х. и кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.В.РУДАКОВ

 

Судьи

А.А.СЕРГЕЕВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"