||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2003 г. N 84-о03-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Грицких И.И.

судей - Подминогина В.Н. и Степанова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 4 июня 2003 года кассационные жалобы осужденных Т., Е.С., Х.М. и адвоката Соловьева А.С. на приговор Новгородского областного суда от 28 февраля 2003 года, которым

Т., <...>, кабардинка, со средне-специальным образованием, разведенная, судимая:

14 января 2003 года по ч. 3 ст. 30 и п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 159, п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 159, п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осуждена к лишению свободы:

по ч. 6 ст. 17 и п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на восемь лет;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР на восемь лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений наказание Т. назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено Т. наказание одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Е.С., <...>, русский, со средним образованием, женатый, судимый 21 мая 2002 года по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда, т.е. в сумме 2500 рублей, -

осужден к лишению свободы:

по п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на восемь лет шесть месяцев;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР на восемь лет шесть месяцев с конфискацией имущества.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений наказание Е.С. назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно Ефимову назначено наказание десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества и штрафом в размере 2500 рублей.

Х.М., <...>, таджик, со средним образованием, женатый, судимый 8 февраля 1996 года по ст. ст. 144 ч. 2, 146 ч. 2 п. "а" УК РСФСР к шести годам шести месяцам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы:

по п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на восемь лет шесть месяцев;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР на восемь лет шесть месяцев с конфискацией имущества.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений наказание Х.М. назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 40 ч. 3 УК РСФСР окончательно Х.М. назначено наказание тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать солидарно с Т., Е.С., Х.М. в пользу П.В. в счет компенсации морального вреда сто тысяч рублей.

Признаны виновными и осуждены: Т., Е.С. и Х.М. за разбойное нападение на П.Ю. по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, с целью завладения имуществом в крупном размере; Е.С. и Х.М. за умышленное убийство П.Ю. из корыстных побуждений по предварительному сговору группой лиц, а Т. за пособничество им умышленного убийства П.Ю. из корыстных побуждений по предварительному сговору группой лиц, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах в ночь с 12 на 13 апреля 1995 года в городе Боровичи Новгородской области.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым засчитать в срок отбытого Х.М. наказания 7 лет 7 месяцев 17 дней, а в остальном приговор в отношении него, Т. и Е.С. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденная Т. указывает, что выводы суда недостаточно обоснованы и не подтверждены доказательствами. Осознавая полностью содеянное ею, она способствовала совершению преступления, в чем глубоко раскаялась. С ее помощью была восстановлена истина, она подала явку с повинной. Обвинение построено на показаниях соучастников преступления, но они, как она считает, являются заинтересованными лицами, не могут быть свидетелями. По мнению Т., при назначении наказания суд не учел причины, по которым она стала соучастницей содеянного, излагает, что корыстных целей у нее не было, действовала она под давлением одного из участников преступления - Х.М., а до этих событий и после она ничего противозаконного не совершала. Приговор от 14 января 2003 года "сильно повлиял на окончательный результат по настоящему делу, но на тот приговор подана жалоба в надзорном порядке". Просит снисхождения, объективно разобраться и вынести справедливое решение.

В кассационной жалобе осужденный Е.С. указывает, что с приговором он не согласен, так как свою вину на следствии и в суде не признал. Считает, что Т. и Х.М. его оговорили с целью "уменьшения своей вины". Т. изменяла свои показания. Написала в суд ходатайство, в котором отказалась от ранее данных показаний, не признавала предъявленное ей обвинение, однако это суд во внимание не принял. Отмечает, что в показаниях Х.М. имеются противоречия, различия в показаниях последнего и Т. Вывод суда о том, что он (Е.С.) наносил удар потерпевшему ножом, по его мнению, сделан на противоречивых сбивчивых пояснениях Т. и Х.М. С точки зрения Е.С., имел место "обвинительный уклон суда". Суд признал Т. пособницей убийства, а в его (Е.С.) и Х.М. показаниях указано, что она душила водителя автомобиля колготками. Он (Е.С.) "подчеркивал", что душили водителя не Х.М., а Х.Ф. и Т., но Х.М. не дает показаний против своего брата, о чем тот ему (Е.С.) сказал "в личной беседе". Потерпевший П.В. уверен, что обнаруженные останки не принадлежат его сыну. В ходе осмотра места происшествия был обнаружен ботинок, но в судебном заседании отец погибшего не опознал его как тот, что был на сыне в день пропажи последнего. Отсутствовали на месте происшествия запоминающиеся детали одежды убитого - крестик на груди, железная пряжка ремня. Он (Е.С.) и Х.М. не опознали П.Ю., так как видели его короткий промежуток времени. Считает, что найденные останки не принадлежат П.Ю., а это суд не принял во внимание.

Е.С. делает вывод, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит приговор в отношении него отменить, оправдать его по ст. ст. 102 п. п. "а", "н", 146 ч. 3 УК РСФСР.

Адвокат Соловьев А.С., выступающий в защиту осужденного Е.С., в кассационной жалобе указывает, что доказательства ставят под сомнение тот факт, что были обнаружены останки П.Ю. Родственники П.Ю. в суде при обозрении ботинка, изъятого с места обнаружения останков трупа, заявили, что он не является собственностью их сына, такую обувь последний не носил. Т. и Х.М. поясняли, что труп был закопан, но не говорили, что с него снимали что-то из одежды. Однако куртки, ремня, цепочки в месте обнаружения останков не было. На извлеченном черепе имелись на затылочной части рыжевато-каштановые волосы, а по показаниям родственников у П.Ю. были темно-русые волосы, волосяной покров на голове был полный. На черепе отсутствовали некоторые зубы, которые были утрачены, по заключению экспертов, прижизненно, не менее чем за 6 месяцев до смерти. По словам родственников П.Ю. последний следил за своими зубами, имел пломбу на одном зубе. Причина смерти "останков" обнаруженного человека не установлена.

Адвокат полагает, что не доказано, что были обнаружены останки именно П.Ю. Ходатайство о проведении медико-генетической экспертизы отклонено, на взгляд защитника, необоснованно. Показания Т. и Х.М. противоречивы и непоследовательны. Дементьев в суде не допрошен.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В кассационной жалобе осужденный Х.М. просит изменить ему указанную в приговоре дату его заключения под стражу, исчислять ее с 11 июля 1995 года. "По возможности ограничить ему наказание отбытым им или назначить его условным, назначить ему для отбывания наказания колонию-поселение". Указывает, что, отбывая наказание в местах лишения свободы, он многое понял, полностью раскаялся в содеянном.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия считает, что вина Т., Е.С. и Х.М. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденная Т. показала в судебном заседании, что до тех событий, связанных с потерпевшим П.Ю., с Х.М. она прожила около полугода. Он решил заняться бизнесом. Привез из Санкт-Петербурга сухофрукты, сдал их на реализацию, но деньги ему не заплатили. К нему приезжал его брат, сказал, что нужно возвращать долги. Деньги возвращать Х.М. было нечем, он обвинял ее в своих бедах, между ними возникали конфликты. Он требовал, чтобы она продала дом, отдала ему деньги, он погасит долги и уедет домой. Она на это не соглашалась.

Х.М. попросил ее познакомить его с кем-нибудь из местных жителей. Она познакомила его с Е.С. Х.М. и Е.С. стали общаться, куда-то ходили. У них возникла идея добыть машину и продать ее. Вначале они хотели вскрыть какой-нибудь гараж, угнать из него машину и продать ее, однако из этого у них ничего не получилось. Тогда Е.С. предложил съездить в город Новгород, убить там таксиста, завладеть его автомашиной и продать. Е.С. и Х.М. разработали план этих действий.

В начале апреля 1995 года она, Е.С. и Х.М. поехали в Новгород, во исполнение плана наняли таксиста, чтобы он довез их до города Боровичи. Х.М. должен был набросить водителю сзади на шею удавку, а Е.С. - ударить его ножом. Ее взяли для того, чтобы водитель не тревожился, без подозрений согласился довезти их до г. Боровичи. Сначала действовали они как было задумано, но когда приехали в Боровичи, Х.М. и Е.С. испугались, не стали убивать водителя.

Через несколько дней Х.М. и Е.С. решили убить водителя в г. Боровичи и завладеть его машиной. Поручили ей (Т.) и Е.Ю. найти для этого подходящего человека с машиной. С этой целью она и Е.Ю. несколько раз выходили в город. Возвращаясь домой, говорили, что ничего не получилось. 11 апреля 1995 года она (Т.) и Х.М. поругались, подрались, но 12 апреля помирились. Вечером, около 11 часов к ним пришли Е.

Мужчины сказали ей и Е.Ю., чтобы они вышли на дорогу и привезли парня с машиной.

Они вышли на улицу. Не доходя до перекрестка, остановили автомашину "ВАЗ-2109" белого цвета. Парень, водитель этой машины, предложил им их подвезти. Они доехали с ним до женской консультации, она зашла к знакомой и вернулась в машину. Парень довез их до дома и напросился к ним выпить кофе. Они зашли в дом, где никого не было. Водитель автомашины сел на диван. В это время открылась дверь, в комнату зашли Е.С. и Х.М. Сели на диван по бокам к парню и одновременно Х.М. молотком по голове, а Е.С. ножом в грудь ударили потерпевшего. Е.С. хотел ударить парня второй раз, но нож сломался. Парень закричал, побежал к окну. Х.М. крикнул ей (Т.): "Что ты смотришь? Он уходит". Она кинула ему кипятильник. Х.М. накинул шнур этого кипятильника парню на шею, свалил его и задушил.

После этого ее и Е.Ю. выгнали из дома. Они стояли и курили на крыльце.

Затем вышел Х.М. Она с ним ходила к цыгану по имени Виктор, проживавшему в доме N 3 по улице Пуцита г. Боровичи, отдавать машину потерпевшего. Цыган Виктор вышел, вместе с ними прошел к машине. Они отдали ему от нее ключи и тот на ней уехал.

Она и Х.М. вернулись домой. Там находились Х.Ф., Е.С. и Е.Ю. Потерпевшего в доме уже не было. Не было и половика с пола. Со слов Е.Ю. тело парня закопали Е.С. и Х.Ф. в сарае.

Через несколько дней к ним приходил цыган Виктор и сказал, что когда он перегонял автомашину, недалеко от Боровичей въехал в ручей, где автомашина застряла. Он пошел за помощью, а когда вернулся, возле автомашины увидел сотрудников милиции.

Из явки с повинной Т. от 23 января 2002 года видно (л.д. 163 т. 1), что последняя указывала о том, что вечером 12 апреля 1995 года она вышла с Е.Ю. на улицу с целью познакомиться с кем-нибудь из водителей с машиной, чтобы заманить его в свой дом, где Х.М. и Е.М. должны были его убить. Автомашину, о чем они заранее обговорили, собирались продать, а деньги поделить. Они встретили молодого человека на машине, он их подвез к дому, они его пригласили в дом попить кофе. Когда тот зашел в дом, сел на диван, зашли Х.М. и Е.С., сели рядом с парнем по бокам и одновременно ударили его Х.М. молотком, а Е.С. ножом с большим лезвием. Парень вырвался, рванулся к окну. Х.М. крикнул: "Помогите". Она бросила Х.М. кипятильник.

Потом она и Е.Ю. вышли на крыльцо дома. Затем вышел Х.М., сказал, чтобы она (Т.) шла с ним, а Е.Ю. - убирать в доме. Она и Х.М. пошли к Виктору (цыгану), с которым он договорился ранее о машине, что тот ее заберет, что Виктор в тот вечер и сделал. Когда они вернулись домой, Е. им сообщили, что труп водителя автомашины закопали в сарае. После этого они все выпили и супруги Е. ушли.

Обстоятельства совершения преступления, роль свою, Х.М. и Е.С. Т. показывала при проведении по делу следственного эксперимента с ее участием 6 февраля 2002 года, указывала, что в процессе насилия в отношении потерпевшего Е.С. говорил, что нож у него сломался. Когда водитель от Х.М. и Е.С. вырвался, последние закричали: "Дайте что-нибудь". На печке висел электрокипятильник, она кинула его Х.М. и Е.С. Х.М. накинул шнур от кипятильника на парня и притянул его на диван (л.д. 227 - 231 т. 1).

При допросе в качестве обвиняемой (л.д. 231 - 233 т. 3) Т. уточняла, что Х.М. притянул П.Ю. шнуром от кипятильника на диван, после чего все накинулись на потерпевшего. Х.М. отогнал ее (Т.) и Е.С. Она с ней вышли, а П.Ю. остались добивать Х.М. и Е.С.

В явке с повинной от 19 декабря 2001 года осужденный Х.М. указывал, что с Т. он познакомился в конце 1994 года. Стал с ней проживать в г. Боровичи, занимались мелким бизнесом на рынке. В апреле 1995 года, когда он, Е. Юля и Сергей, его брат - Х.Ф. находились у Т. дома, последняя сказала, что нужно срочно найти легковую машину на продажу, у нее есть покупатель по национальности цыган. Предложила автомашину пригнать с Новгорода. После этого разговора он, Т. и Е. поехали в г. Новгород. На железнодорожном вокзале Т. подошла к водителю автомобиля "ВАЗ-2108", поговорила с ним. Все они сели в ту машину и поехали. Через некоторое расстояние шофер этой машины пересадил их в автомобиль "ВАЗ-2107". Они поехали в г. Боровичи. Он (Х.М.) должен был убить водителя, но делать этого не стал. Все они пришли домой. Т. выясняла, почему "не убрал" водителя. Сказала, что если найдем машину, то водителя нужно убрать. Около 21 - 22 часов она и Е.Ю. из дома ушли, сказав, что найдут машину и приедут на ней. Он (Х.М.) и Е.С. оставались дома. Примерно через час к дому подъехала автомашина. В дом зашла Т., сказала, чтобы они спрятались в сарае. Он и Е.С. так и сделали. Е.Ю. с водителем прошли в дом. За ними последовал Е.С., потом - он (Х.М.). Там он ударил водителя кулаком, последний хотел выскочить в окно, но на него напали Е.М. и Т. Е.С. ударил потерпевшего кухонным ножом. Лезвие ножа согнулось. Е.С. сбил водителя с ног. Т. душила потерпевшего колготками, накинув их ему на шею, ей помогала Е.Ю. Когда водитель умер, Т. сказала, что труп надо закопать в сарае. По ее указанию туда рыть яму пошел его брат. Потом, завернув труп в одеяло, Т. и Е.С. перенесли его в сарай, где закопали. Марьяна дала ему (Х.М.) адрес человека, который должен был забрать машину погибшего. Он сходил к нему, привел к Т. Последняя поговорила с ним и тот забрал автомобиль (л.д. 133 т. 1).

Аналогичные показания осужденный Х.М. давал при проверке его показаний на месте преступления 18 января 2002 года (л.д. 159 - 160 т. 1), указывал при этом, что убить водителя и завладеть его машиной он, брат, Е. и Т. договорились заранее, действовали по предварительному сговору.

При допросе в качестве обвиняемого 18 июня 2002 года (л.д. 247 - 251 т. 3) Х.М. пояснял, что в апреле 1995 года Е.С. подал идею найти человека с машиной, убить его, а машину продать. Эта идея ему (Х.М.), Т. и Е.С. понравилась, решили ее выполнить. Придумали, что Т. заманит человека с машиной к своему дому в г. Боровичи. Он (Х.М.) и Е.С. водителя убьют. Потом автомашину передадут знакомому цыгану. В апреле 1995 года ночью Т. привела водителя в дом. Они же в это время прятались за сараем. Затем зашли в жилую комнату. Парень сидел на диване. Он (Х.М.) ударил его по голове, но попал по плечу. Потерпевший побежал в сторону окна. Е.С. нанес ему несколько ударов ножом в области груди - живота. Парень упал. Е.С. и Т. навалились на потерпевшего, стали душить его какой-то тряпочной веревкой, а он (Х.М.) в это время держал парня за ногу. После этого он и Т. сходили к цыгану, привели его к машине, передали ему от нее ключи и он уехал на автомашине потерпевшего. О передаче денег за машину цыган договаривался с Т.

Осужденный Е.С. пояснил в судебном заседании, что с Т. он с женой познакомились в 1993 году, затем - с Х.М., с которым стала проживать Т. В конце марта - начале апреля 1995 года Т. предложила ему (Е.М.) заработать денег. Объяснила, что надо съездить в Новгород, нанять там таксиста, убить его, а машину продать. Поскольку ему (Е.М.) нужны были деньги, с предложением Т. он согласился. Он (Е.С.), братья Х.М. и Т. с этой целью поехали в город Новгород. Убить таксиста должен был тот, кто будет сидеть сзади водителя. В Новгороде нашли водителя с машиной, поехали в Боровичи. По приезде в Боровичи Х. отказались убивать таксиста. Сам он об этом сказал еще в Новгороде, когда садились в такси.

12 апреля 1995 года он с Е.Ю. зашли к Т., где были братья Х. Все они, за исключением Юли, употребляли спиртные напитки. Через некоторое время Т. и Е.Ю. из дома ушли. Вернулись они с парнем. Последний с ними выпил спиртного.

Он (Е.С.) вышел в коридор. Там поругался с Е.Ю. Зашел в дом. Парень сидел на стуле. Напротив него сидели Х.Ф. и Т. Х.М. ударил парня молотком по голове. Х.Ф. и Т. накинулись на потерпевшего. Х.Ф. накинул на шею парня колготки или чулки, стал его душить. Ему помогала Т. Они повалили потерпевшего на пол. Х.М. держал парня за ноги.

В тот момент в комнату зашла Е.Ю. Увидев происходившее, схватили куртку и убежала. Он выбежал за ней. На улице возле дома стояла автомашина "ВАЗ-2109" белого цвета.

Выбегая за женой, открыл дверь, ведущую в сарай, увидел в нем яму.

Свои показания осужденные подтверждали в ходе проведенных по делу очных ставок между ними, с Е.Ю.

Свидетель Е.Ю. пояснила в судебном заседании, что вечером 12 апреля 1995 года она с мужем - Е.С. зашли к Т. У последней в доме были братья Х.. Все, кроме нее (Е.Ю.), стали употреблять спиртное. О чем при этом говорили, не помнит. Потом Т. сказала, что ей надо съездить по делам, предложила сходить с нею. Она (Е.Ю.) согласилась. Вышли с ней на улицу, пошли в сторону автодорожного техникума. Начался дождь. Т. остановила автомашину "ВАЗ". Немного проехали по городу. У женской консультации остановились. Т. вышла из машины. Отсутствовала минут 10. После этого поехали обратно, доехали до дома Т. Водитель пошел с ними в дом, которого пригласила Т. Когда она (Е.Ю.) зашла в дом, позвала мужа домой, но он идти не захотел. Она с ним поругалась, вышла в коридор. Муж выходил за ней. Потом она открыла дверь в комнату, услышала крик, там происходила какая-то драка. Парня - водителя автомашины ударил мужчина, кто-то из "кавказцев", кто именно, чем, не помнит. Она выбежала из дома. Затем снова туда вернулась, парень лежал на полу, а все присутствующие там стояли рядом. Испугавшись, она, схватив одежду, побежала домой. Потом ее догнал муж.

Она спрашивала его, что произошло в доме Т. На это он ей ответил, что "чем меньше она знает, тем крепче спит".

Через день к ней приходила Т., сказала, что если ее будут спрашивать в милиции, ей надо говорить, что она ничего не видела. В противном случае угрожала неприятностями.

Потерпевший П.В. пояснил в суде, что его сын - П.Ю. работал в АО "Зенит", по вечерам подрабатывал в ЧП "КДМ", с 18 до 21 часа ездил на автомашине "ВАЗ-2109" белого цвета по торговым точкам ЧП "КДМ" и собирал выручку. Потом отвозил деньги, ставил машину и обычно приходил домой не позднее 24 часов. Машина была оформлена на имя сына, хотя приобретена была на средства ЧП "КДМ".

12 апреля 1995 года сын приезжал домой на обед, в 17 часов уехал собирать деньги. После этого сына они больше не видели. Они начали беспокоиться в ту ночь, что сына нет дома. С утра начали его поиски, но сына нигде не было. Обратились в милицию с заявлением о пропаже сына. Ему стало известно, что в день пропажи вечером сын заезжал к другу, потом к знакомой девушке - Рябковой. После нее поехал в сторону автоколонны и больше его никто не видел.

В какой одежде сын в день исчезновения находился, не знает. Обычно он ходил в брюках вишневого цвета, черной кожаной куртке, ботинках черного цвета со шнурками, с закругленными носами и небольшим каблуком. В состоянии алкогольного опьянения сын за руль автомашины никогда не садился. Будучи в армии, сын лечил зубы, но какие именно из них, не знает. Серьезных травм, переломов у сына при жизни не было.

Из показаний свидетеля Рябковой О.В. на следствии видно, что примерно в 22 часа 12 апреля 1995 года ей по телефону от Васильевой Елены позвонил П.Ю., сказал, что приедет к ней на короткое время. Приехал он примерно через час. На нем были брюки бордового цвета. Точно она не помнит, но, по ее мнению, он говорил ей, что куртка его в машине. Находился у нее он около часа. Сказав, что еще заедет к ней, ушел. Через окно она видела, что машина у дома развернулась, как это обычно делал только П.Ю., и поехала в сторону автоколонны. После того вечера П.Ю. она больше не видела.

Свидетель Г. показал в суде, что он ежедневно ездит по автодороге "ПМК-3 - Прогресс", мимо д. Тини. 18 апреля 1995 года он ехал по той же дороге в 5 часов утра. Увидел у моста автомашину "Жигули" восьмой или девятой модели белого цвета. Она стояла в кювете у моста через речку Вельгийка. Вечером он возвращался обратно. Та же машина стояла на том же месте. В машине и возле нее никого не было. Ему это показалось странным. Он поехал и сообщил об этом в милицию.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что 18 апреля 1995 года у моста через речку Вельгийка со стороны г. Боровичи в кювете была обнаружена автомашина "ВАЗ-2109" госномер <...>. От задних колес в сторону г. Боровичи в кювете имелся след "юза" левого колеса машины длиной 2,8 м и в 3,9 м от обочины. В 6,6 м от края ограды на обочине дороги имелся след "юза".

Материалами дела установлено, что по учету эта автомашина зарегистрирована была на имя П.Ю. (л.д. 54 т. 1), которой он управлял до событий в доме Т.

Свидетель Н. пояснил в судебном заседании, что дом <...>, ранее принадлежавшей Т., он купил весной 1997 года. Соседи ему сказали, что та жила в нем со своим сожителем. Сарай этого дома был разобран. Он его вновь отстроил, настелил в нем полы.

Осенью 2001 года к нему приехали работники милиции. Вскрыли в сарае полы, стали копать землю и обнаружили останки трупа человека. Туловище было закопано примерно на 80 см, ноги - сантиметров на 20. Вначале то место "долбили", так как земля была промерзшей. Видел, что в мешок складывали обнаруженные кости, во второй положили найденные при раскопках сковороду, ботинок, ручку ножа.

Показания Н. соответствуют данным протокола осмотра места происшествия.

Согласно заключению судебно-медицинских экспертов при исследовании черепа бедренной кости, плечевой, кости останков человека, обнаруженных в сарае-подвале дома <...> установлено, что данные останки принадлежали скелету одного человека, мужчине европеоидной расы, биологический возраст которого на момент смерти находился в пределах 18 - 28 лет, давность наступления смерти (захоронения) его была не менее одного года и не более 7 - 10 лет. Эти останки, вероятнее всего, принадлежат П.Ю. 1975 года рождения.

В связи с тем, что на этих останках отсутствуют повреждения, а также в связи с практически полным отсутствием мягких тканей судить о причине смерти потерпевшего не представляется возможным.

Как следует из протокола опознания лица по фотографии от 6 февраля 2002 года, из предъявленных ей фотографий Т. указала на фотографию П.Ю., пояснив, что этот человек похож на парня, который был убит в ее доме в 1995 году.

Согласно данным МРЭО ГИБДД Боровичского ГОВД Новгородской области государственный номерной знак <...> был присвоен 1 апреля 1995 года на автомашину "ВАЗ-2109", принадлежащую П.Ю. Этот автомобиль был поставлен на учет как новый.

Материалами дела установлено, что заводская цена автомашины "ВАЗ-2109" на апрель 1995 года составляла с учетом акцизов и НДС 34291600 неденоминированных рублей.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Т., Е.С. и Х.М. в разбойном нападении на П.Ю. с целью завладения его имуществом в крупном размере по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, его смерти; Е.С. и Х.М. в умышленном убийстве П.Ю. по предварительному сговору группой лиц, из корыстных побуждений; Т. в пособничестве умышленного убийства П.Ю. по предварительному сговору группой лиц, из корыстных побуждений.

Действия Е.С. и Х.М. каждого по п. п. "а", "н" ст. 102, ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, Т. по ч. 6 ст. 17 и п. п. "а", "н" ст. 102, ч. 3 ст. 146 УК РСФСР судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не имеется.

Показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, исследованы, всем им, а также другим доказательствам по делу в их совокупности при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Положенные судом в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое доказательство подтверждается другими фактическими данными по делу.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, в том числе Е.С. со стороны Т. и Х.М., о чем он указывает в своей жалобе, судебная коллегия не усматривает.

Ссылки осужденной Т. в жалобе на то, что показания лиц, совершивших преступление, доказательствами не являются, на законе не основаны, не соответствуют положениям ст. 74 УПК РФ.

Доводы осужденной Т. о том, что при совершении преступлений она корыстных целей не преследовала, действовала под давлением Х.М., утверждения осужденного Е.С. в жалобе, что преступлений он не совершал, ножом удара потерпевшему не наносил, о недоказанности его вины, а также его и адвоката Соловьева А.С. доводы о том, что по делу с достоверностью не установлен факт обнаружения в сарае бывшего дома Т. останков именно П.Ю., несостоятельны, противоречат материалам дела.

Эти версии тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными выше доказательствами, они судом с приведением в приговоре мотивов обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда судебная коллегия оснований не находит.

Причина смерти П.Ю. судом установлена и указана в приговоре.

При установленных по делу обстоятельствах происшедших событий, которые имели место в 1995 году, а также условий захоронения трупа, нахождения его длительное время в земле, гнилостных процессов само по себе необнаружение куртки, ремня, цепочки потерпевшего, о чем указывает адвокат в жалобе, не противоречит выводам суда о совершении осужденными преступлений в отношении П.Ю. Тот факт, что при извлечении останков потерпевшего и их исследовании волосы имелись только на части черепа, не говорит о том, что при жизни этого потерпевшего и на момент захоронения трупа их не было на всей поверхности головы. Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что на черепе имелись волосы длиной до 3 см каштанового цвета, а не "рыжевато-каштанового", как указывает адвокат в жалобе. Проведя соответствующие исследования, эксперты пришли к выводу, что останки, вероятнее всего, принадлежат П.Ю. Потерпевший П.В. пояснил в суде, что его сын лечил зубы, находясь в армии, но какие именно, не знает.

Изложенные в приговоре доказательства в их совокупности, которым дан подробный анализ, позволили суду обоснованно признать, что после убийства Е.С. и Х.М. П. в доме Т. при пособничестве последней его труп был закопан в сарае, где и были обнаружены останки именно этого потерпевшего.

Рассмотрение дела без проведения генетической экспертизы, без допроса Дементьева не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, при наличии приведенных в приговоре доказательств не повлияло и не могло повлиять на выводы суда о виновности осужденных в содеянном, на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Психическое состояние осужденных исследовано с достаточной полнотой.

С учетом заключений проведенных в отношении них судебных психолого-психиатрических экспертиз, данных о их личностях, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых им деяний Т., Е.С. и Х.М. обоснованно признаны вменяемыми.

Все они действовали сознательно, последовательно, целенаправленно.

Доказательства по делу позволили суду сделать обоснованный вывод о том, что осужденные заранее договорились о совместном совершении преступлений, действовали согласно намеченного ими плана. Т. завлекла П.Ю. в дом, где Х.М. ударил потерпевшего кулаком, Е.С. нанес ему в область груди удар ножом, Т. передала Х.М. кипятильник, шнуром которого Х.М. задушил П.Ю. Все эти действия охватывались умыслом каждого осужденного. Нападение ими на потерпевшего по ранее достигнутой между ними договоренности было совершено с целью убийства потерпевшего и завладения машиной. О действиях Е.С. и Х.М. Т. была осведомлена. Все осужденные действовали совместно в достижении общего для них результата; общий для них умысел они реализовали в действительности.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Наказание Т., Е.С. и Х.М. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ.

При постановлении приговора личности осужденных, их семейное положение суду были известны, эти данные судом при назначении осужденным наказания приняты во внимание. Явки с повинной Т. и Х.М., наличие у осужденных детей суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание.

Приговор от 14 января 2003 года в отношении Т. вступил в законную силу.

Назначенное осужденным наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. При назначении наказания каждому из них требования закона не нарушены.

Для смягчения осужденным наказания, в том числе Т. и Х.М., для применения в отношении Х.М. ст. 73 УК РФ, как двое последних ставят вопросы в своих жалобах, оснований не имеется.

Для отбывания наказания в виде лишения свободы вид исправительного учреждения Т., Е.С. и Х.М. назначен в соответствии с законом.

Вместе с тем, постановляя приговор, суд указал, что "в срок наказания Х.М. необходимо зачесть отбытое им наказание по приговору от 8 февраля 1996 года в размере 6 лет 6 месяцев лишения свободы и содержание его под стражей с 11 января 2002 года по 28 февраля 2003 года, а всего 7 лет 1 месяц 17 дней", тем самым допустил ошибку, указав всего 7 лет 1 месяц 17 дней, а не 7 лет 7 месяцев 17 дней.

Как видно из материалов дела, срок наказания по приговору от 8 февраля 1996 года было постановлено исчислять Х.М. с 11 июля 1995 года (с учетом зачета времени содержания его под стражей по тому делу). По настоящему приговору срок наказания Х.М. постановлено исчислять с 28 февраля 2003 года. Наказание ему назначено в порядке ч. 3 ст. 40 УК РСФСР с учетом приговора в отношении него от 8 февраля 1996 года. Согласно ч. 3 ст. 40 УК РСФСР в этом случае в срок наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

При таких обстоятельствах в срок отбытого Х.М. наказания подлежит зачету отбытое им наказание по приговору от 8 февраля 1996 года и содержание его под стражей по настоящему делу общим сроком 7 лет 7 месяцев 17 дней.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 28 февраля 2003 года в отношении Х.М. изменить, засчитать в срок отбытого им наказания наказание, отбытое по приговору от 8 февраля 1996 года, и время содержание его под стражей по настоящему делу, всего не семь лет один месяц 17 дней, как указал суд, а семь лет семь месяцев семнадцать дней, в остальном данный приговор в отношении него и тот же приговор в отношении Т., Е.С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Т., Е.С., Х.М., адвоката Соловьева А.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГРИЦКИХ И.И.

 

Судьи

ПОДМИНОГИН В.Н.

СТЕПАНОВ В.П.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"