||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 июня 2003 года

 

Дело N 46-о03-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Давыдова В.А., Эрдыниева Э.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 2 июня 2003 г. дело по кассационному представлению государственного обвинителя Романова В.Г., кассационным жалобам осужденного Ф., адвоката Зинова А.Г., потерпевшего Г. на приговор Самарского областного суда от 27 декабря 2002 года, которым

И., <...>, не судимая;

осуждена по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Оправдана по ст. ст. 33 ч. 3 - 126 ч. 2 п. п. "а", "з", 33 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 126 ч. 2 п. п. "а", "б", "з", 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "н" УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Г.О., <...>, не судимый;

- оправдан по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ за отсутствием состава преступления.

И.А., <...>, судимый 08.02.2002 по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы;

- оправдан по ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "з", 33 ч. 5 - 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

О., <...>, не судимый;

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества.

На основании ст. 73 УК РФ наказание условное с испытательным сроком 3 года.

Р., <...>, не судимый;

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Оправдан по ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "з", 126 ч. 2 п. п. "а", "б", "з", 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Ф., <...>, не судимый;

- осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Х., <...>, не судимый;

- оправдан по ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "з", 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 159 ч. 3 п. "б", 30 ч. 3 - 159 ч. 3 п. "б" УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Эти же приговоры осуждены Щ. и А. в отношении которых приговор не обжалован.

Гражданский иск Ц. о возмещении материального ущерба в сумме 800 тыс. руб. оставлен без рассмотрения с предоставлением права на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства, а в удовлетворении гражданского иска Ц. о компенсации морального вреда отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснения осужденного Ф., мнение прокурора Кравец Ю.Н., поддержавшего доводы кассационного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

И., Р., Ф. и О. признаны виновными в совершении покушения на мошенничество в отношении Р-ва, а также, Р. и Ф. в мошенничестве в отношении Ц.

Кроме того судом оправданы: И. и Г. по обвинению в совершении мошенничества в отношении П., Б., Б-ва; И., Х. в мошенничестве в отношении Ц.; Х. в мошенничестве в отношении Р-ва. И., Р., Х., И.А. в похищении Ц.; И., Х., И.А. в убийстве Ц.; И. и Р. в похищении и убийстве Р-ва.

В кассационном представлении государственный обвинитель Романов В.Г. ставит вопрос об отмене приговора в полном объеме, считая выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Анализ показаний участников процесса, в том числе подсудимых, дан судом без учета признания вины рядом подсудимых, не дано оценки заключениям экспертов, протоколом следственных действий. Судом не были учтены чистосердечные признания Р., Ф., Щ., А., а также, сведения полученные в ходе следственных действий от них же, а также от Г.О., О. об обстоятельствах совершения убийств, мошеннических действий, подделки документов. Также указывает, что И.А. на предварительном следствии указал место и способ убийства Ц. из ружья "Сайга", что подтвердилось при осмотре места происшествия, заключениями судебно-медицинской и баллистической экспертиз, но суд не анализируя эти доказательства, отдал предпочтение показаниям И.А. о своей невиновности и необоснованно вынес в отношении его оправдательный приговор. Не мотивировал суд и основания исключения из объема обвинения у Р. и И. соучастия в похищении и убийстве потерпевшего Р-ва, при этом суд не дал оценки явке с повинной Р., где он указал обстоятельства убийства, которые подтвердились при осмотре места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы, однако, результатом экспертизы и осмотра оценки дано не было, и суд исходя только из показаний подсудимых, необоснованно вынес оправдательный приговор.

Не обоснована и причина отданного судом предпочтения показаниям Х. в суде о его непричастности к убийству Ц. и продаже квартиры потерпевшего по подложным документам, т.е. не дана объективная оценка показаниям Ф., изменению показаний И. об участии Х. в подготовке мошенничества с квартирой и изготовлению подложного паспорта.

В нарушение требований уголовно-процессуального законодательства суд не удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и отказал в необходимости оглашения первоначальных показаний свидетелей Д. и Р.А. в связи с противоречиями в их показаниях.

Выводы суда о нарушении органами предварительного расследования требований ст. 171 УПК РФ, т.е. о неконкретном описании действий подсудимых во время совершения инкриминируемых им деяний являются необоснованными, поскольку, фабула обвинения, представленного И., Г., Р. в части мошенничества в отношении потерпевшего Б., а также, предъявленного И. и Г. в отношении потерпевших Б-ва, П. содержит достаточное описание их противоправных действий.

Кроме того, суд установив наличие в действиях И., Ф. и О. мошенничества с квартирами Ц. и Р-ва и подделки официального документа, необоснованно исключил из объема обвинения данных лиц как излишне вмененный состав преступления, предусмотренный ст. 327 УК РФ, поскольку, подделка документов не может рассматриваться как способ мошенничества и в данном случае подделка официального документа и его использование при оконченном хищении квалифицируются по совокупности подделки и мошенничества.

В своих возражениях на кассационное представление адвокаты Шипилов А.А. в интересах Р. и Мартынова В.И. в интересах Х. просят приговор оставить без изменения.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Ф. просит разобраться в деле, считая, что предварительное и судебное следствие по делу проведено односторонне и предвзято, доказательств его виновности не имеется. Указывает, что выступая в качестве собственника квартиры Ц., был уверен, что помогает последнему, у которого имелись проблемы личного характера. По эпизоду в отношении Р-ва, то он только познакомил О. с Р. и И., не зная о криминальном характере их действий. Считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым и не соответствующим тяжести его деяний, при этом суд не учел обстоятельства, смягчающие его наказание.

Адвокат Зинов А.Г. в кассационной жалобе в интересах осужденного Ф. просит приговор в части его осуждения по ч. 3 ст. 30, ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ отменить и дело производством прекратить, считая, что Ф. только познакомил О. с И. и Р., не зная о том, что последние вовлекли О. в совершение преступлений, что они и подтвердили суду. При назначении наказания по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ суд не учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, его положительные характеристики, раскаяние в содеянном, отсутствие судимости и поэтому просит назначить Ф. наказание с применением ст. 73 УК РФ.

Потерпевший Г. в кассационной жалобе просит приговор в части разрешения гражданского иска отменить, считая, что судом были нарушены его права, поскольку, суд установил, что в результате мошеннических действий ущерб наступил только для родственников Ц., однако, выводов о причинении ущерба ему, т.е. Г. приговор не содержит, хотя за ним как за добросовестным приобретателем спорной квартиры должно быть признано право собственности.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции и подлежит отмене, если суд не учел обстоятельства которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Так, суд оправдывая И. и Р. по обвинению в похищении и убийстве Р-ва, основанием этого указал то, что Р. в судебном заседании отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии, а также, в судебном заседании протокол осмотра места происшествия с участием Р. не оглашался, поскольку эти показания были даны им без адвоката, других достаточных доказательств их причастности к преступлениям не имеется.

По существу, по тем же основаниям были оправданы И., Г., Р., И.А., Х. по эпизодам мошенничества в отношении П., Б., Ц., Р-ва, похищению и убийству Ц., т.е. в связи с отказом суда в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении и исследовании показаний подсудимых Г., Р., Ф., О., Щ., А., данных ими на предварительном следствии по причине отсутствия адвокатов на данных следственных действиях и в результате, суд оправдывая подсудимых по этим эпизодам, указал, что достаточных доказательств виновности не имеется, доводы подсудимых о невиновности опровергнуть не представляется возможным.

Между тем, данные следственные действия с участием подсудимых проводились в период действия УПК РСФСР и отсутствие адвоката на следственном действии по причине отказа от его участия самим обвиняемым не являлось, в соответствии с действующим на то время уголовно-процессуальным законодательством, препятствием для исследования данных документов в судебном заседании.

Поскольку, в соответствии со ст. 4 УПК РФ, уголовно-процессуальный закон не имеет обратной силы, то поэтому положения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ не могут распространяться на те следственные действия, которые проводились в период действия УПК РСФСР.

Также, суд отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний свидетелей Д. и Р.А. в связи с противоречиями в их показаниях, данными на предварительном следствии и в судебном заседании ввиду возражения стороны защиты, однако, в данном случае, суд обязан был руководствоваться конституционным принципом уголовного судопроизводства основанным на состязательности и равноправии сторон в уголовном процессе, создании, в соответствии со ст. 15 УПК РФ, необходимых и равных условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Таким образом, суд отказывая в удовлетворении ходатайств государственного обвинителя об исследовании доказательств, тем самым не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в связи с чем приговор подлежит отмене, при этом Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в полном объеме, поскольку, действия осужденных Ф., Р., И. взаимосвязаны с действиями оправданных лиц.

Кроме того, суд придя к выводу о нарушении органами предварительного расследования требований ст. 171 УПК РФ, т.е. о неконкретном описании действий подсудимых во время совершения инкриминируемых им деяний, сам не конкретизировал в чем выразилось данное нарушение закона.

Органами предварительного следствия действия И., О., Ф., связанные с мошенничеством и подделкой официальных документов были квалифицированы самостоятельно.

Суд квалифицировал их действия как мошенничество, мотивируя тем, что подделка документов и их использование в процессе совершения мошеннических действий и хищения охватывается объективной стороной состава преступления мошенничества.

Вместе с тем, суд не учел, что самой подделкой документов похитить имущество нельзя и подделывая документ виновное лицо совершает только приготовление к хищению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 27 декабря 2002 года в отношении И., Г., И.А., О., Р., Ф., Х. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения И., Р., Ф. оставить без изменения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.А.ДАВЫДОВ

Э.Б.ЭРДЫНИЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"