||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2003 г. N 69-о03-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Яковлева В.К., Червоткина А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 30 мая 2003 года кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Халидуллина И.Т. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 27 сентября 2002 года, которым

Б., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ на 10 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет и 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б.С., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ на 6 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 лет и 2 месяца лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года и с назначением принудительного лечения от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденного Б. поддержавшего доводы жалоб и просившего об отмене приговора, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей отменить приговор в части осуждения Б. и Б.С. по ст. 116 УК РФ с прекращением производства в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. и Б.С. признаны виновными за нанесение побоев Х., не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ и за то, что в ночь на 9 мая 2001 года в г. Нефтеюганске Тюменской области умышленно причинили смерть Х., 17 февраля 1962 года рождения, по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью, с целью сокрытия ранее совершенного преступления.

Преступления совершены ими при изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Б. вину не признал, а Б.С. виновной себя признала частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Б. просит приговор отменить с прекращением дела, при этом ссылается на то, что потерпевшего не убивал, в момент совершения этого преступления находился в другом месте, у гроба сына Ч., что подтвердили Ч. и другие свидетели, однако его алиби надлежащим образом не проверены, несмотря на заявленное ходатайство о допросе других свидетелей, суд не всех свидетелей допросил. Об обстоятельствах убийства Х. узнал от осужденного по этому делу Б.С.С., рассказавшего ему о совершенном убийстве через несколько дней после совершения преступления. Указывает, что на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Между его показаниями и показаниями других осужденных имеются противоречия, которые судом не выяснены.

- адвокат Халидуллин И.Т. просит приговор в отношении осужденного Б. отменить, дело прекратить за его непричастностью к преступлению, при этом ссылается на то, что в основу приговора положены показания осужденных, данные ими на предварительном следствии с нарушением процессуальных норм, так как всех осужденных защищал один адвокат, при допросе Б. прокурором, ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, тем самым нарушено право на защиту. Считает, что эти показания следует исключить из числа доказательств, а других доказательств, подтверждающих вину Б. в причинении смерти потерпевшему, в деле не имеется, на его одежде следы крови потерпевшего не обнаружены. Считает, что если бы Б. участвовал в убийстве, то несмотря на то, что одежда его постирана, должны были остаться следы крови. Суд не учел первоначальные показаниям осужденного Б.С.С. о том, что убийство потерпевшего совершил он вдвоем со своей сестрой, а впоследствии оговорил остальных осужденных. Считает, что действия осужденных могли быть квалифицированы только по ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку из показаний как Б.С.С., так и Б. усматривается, что они не желали причинить смерть потерпевшему, а только хотели только сделать ему больно за то, что он издевался над Б.С. Утверждает, что в основу приговора положены судом также показания Б.С., заинтересованной в исходе дела, поскольку она имела неприязненные отношения к Б. за то, что он дружил с Ш., с которым у нее испортились отношения. Государственный обвинитель отказался от обвинения по ст. 116 УК РФ, но суд необоснованно осудил его.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вывод суда о доказанности вины Б. и Б.С. в умышленном причинении смерти Х. является обоснованным.

Вина осужденных вины Б. и Б.С. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями в процессе предварительного следствия самих осужденных, протоколами осмотров места происшествия, также показаниями осужденного по этому дела Б.С.С., протоколами допросов свидетелей Р., Ч., Г., заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего, заключениями трасологической технико-криминалистической экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденного Б. и адвоката Халидуллина И.Т. о том, что Б. не участвовал в нанесении побоев и в убийстве потерпевшего, что в момент совершения этих преступлений находился в другом месте, как видно из материалов дела, выдвигались в ходе судебного разбирательства дела, они проверены судом, оценены в совокупности с другими доказательствами, в том числе и с показаниями свидетеля Ч. и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний самого осужденного Б. на предварительном следствии усматривается, что он добровольно, с соблюдением процессуальных норм, в том числе в присутствии адвоката, подробно рассказал как он совместно с другими осужденными наносил побои потерпевшему около подъезда дома, где проживали осужденные Б.С. и Б.С.С., затем вместе с ними увезли потерпевшего к гаражам и он причинил смерть потерпевшему Х.

Эти показания подтверждены также показаниями осужденного по этому делу Б.С.С. на предварительном следствии, который вину признал и подтвердил, что в убийстве потерпевшего, кроме него, участвовал и Б., также его сестра Б.С.

Осужденная Б.С. также неоднократно показала, что в избиении, затем в убийстве потерпевшего участвовал и Б.

Из дела видно, что осужденные по этому делу Б.С.С. и Б.С. не оспаривают вину и приговор не обжаловали.

Приведенные доказательства опровергают доводы жалоб о том, что осужденный Б. на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия.

Из дела видно, что доводы о применении недозволенных методов ведения следствия в отношении Б. проверены, но не нашли подтверждения.

Из протокола осмотра места преступления и фототаблицы усматривается, что труп потерпевшего Х. с признаками насильственной смерти обнаружен на том же месте, которое указывали осужденные, в том числе и Б.

При этом судом обоснованно сделал вывод о том, что детали совершения преступления, о которых показывал Б. с выходом на место преступления, могли быть известны ему лишь в связи с непосредственным участием в преступлении.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего Х. наступила от травмы головы в виде переломов свода и основания черепа, костей лицевого скелета с частичным размозжением вещества головного мозга, кровоизлияниями над и под оболочки и в желудочки мозга, ран, ссадин на голове.

Из данного заключения видно, что на трупе потерпевшего обнаружены и другие множественные телесные повреждения, в том числе переломы ребер, повреждения внутренних жизненно важных органов и суд, с учетом характера и локализации и множественности причиненных телесных повреждений, обоснованно пришел к выводу, что избранный осужденными способ для лишения жизни потерпевшего свидетельствует об их особой жестокости при убийстве потерпевшего.

С утверждениями в жалобах о том, что о непричастности Б. к преступлению свидетельствует то, что на его обуви и одежде не обнаружены следы крови, которые должны были остаться несмотря на то, что были приняты меры по уничтожению следов преступления, согласиться нельзя.

Из показаний осужденной Б.С. видно, что после совершения убийства, осужденный Б. в квартире смыл кровь с обуви, а ее брат разорвал документы, изъятые у потерпевшего, и выбросил обрывки в вентиляционную шахту.

Из дела видно, что часть изъятых при осмотре указанной вентиляционной шахты, как видно из заключений технико-криминалистической и трасологической экспертиз, составляли ранее отдельные документы, а именно: паспорт, протоколы административных нарушений, доверенности, квитанции штрафов, при этом на фрагментах имеются разборчивые записи, в том числе и "Х.".

Утверждения в жалобах о том, что на предварительном следствии было нарушено право на защиту Б., так как при первоначальном допросе его интересы и права защищал один и тот же адвокат, что Б.С.С., поэтому приговор следует отменить, также нельзя согласиться, поскольку, как видно из дела, с 30 июля 2001 года Б. был предоставлен другой адвокат, Рыбаков, а 10 октября 2001 года он опять поменял защитника, поэтому, хотя первоначальные показания следует исключить из числа доказательств, но это обстоятельство не влияет на доказанность вины Б. в совершении преступлений, так как его вина подтверждена совокупностью других доказательств, не вызывающих сомнений.

Судом выяснялись причины изменения показаний осужденными и в приговоре мотивировано, почему одни доказательства признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные, в том числе оценены и показания свидетеля Ч., которые оценены судом критически и в приговоре приведены мотивы, почему признал ее показания как попытка создать алиби осужденному Б., который был другом ее умершего сына.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины осужденных в умышленном причинении смерти потерпевшему по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью и с целью сокрытия совершенного преступления.

Действия Б. и Б.С. правильно квалифицированы по ст. ст. 116, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в содеянном мотивированы и основаны на тщательно исследованных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

Психическое состояние здоровья осужденных проверено надлежащим образом и с учетом проведенных судебно-психиатрических экспертиз обоснованно установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

При производстве предварительного расследования органами следствия и при рассмотрении судом дела в судебном заседании каких-либо нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора не допущено, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно. Требования ст. 51 Конституции РФ были разъяснены осужденным, защитниками были обеспечены они своевременно.

Вместе с тем приговор в части осуждения Б. и Б.С. подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, преступные действия, квалифицированные судом по ст. 116 УК РФ, совершены ими в ночь на 9 мая 2001 года.

Согласно ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное этой статьей, является преступлением небольшой тяжести.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ срок давности привлечения к уголовной ответственности за эту категорию преступлений составляет 2 года. К моменту рассмотрения дела в кассационной инстанции 30 мая 2003 года этот срок истек.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Б. и Б.С. по ст. 116 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства дела за истечением срока давности уголовного преследования.

Однако это обстоятельство не может служить основанием для смягчения наказания, назначенного осужденным за умышленные причинение смерти потерпевшему, поскольку назначено им наказание в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УПК РФ, с учетом характера и степени тяжести общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, роли каждого в совершении преступления и данных о их личности, при этом судом обоснованно применена в отношении Б.С. ст. 64 УК РФ и ст. 73 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 27 сентября 2002 года в отношении Б. и Б.С. в части осуждения по ст. 116 УК РФ отменить, дело производством прекратить за истечением срока давности уголовного преследования;

приговор в части осуждения Б. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и Б.С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет лишения свободы условно в силу ст. 73 УК РФ с испытательным сроком три года и с возложением обязанности пройти противоалкогольное лечение, оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Халидуллина И.Т. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"