||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 мая 2003 г. N 45-о02-167

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Рудакова С.В.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных А., П. и адвоката Коваленко Т.Ю. на приговор Свердловского областного суда от 12 сентября 2002 года, которым

1. А., <...>, ранее судимый: 15 января 2001 года Асбестовским районным судом Свердловской области по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 17 годам лишения свободы; в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по предыдущему и последнему приговорам, к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

2. П., <...>, ранее не судимый;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору А. и П. группой лиц с особой жестокостью совершили убийство С., кроме того, они же путем поджога уничтожили имущество Ж. на сумму 48847,63 руб.

Преступления совершены в пос. Староуткинске Свердловской области 29 июня 1998 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные вину признали только в части поджога.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; пояснения осужденного П., поддержавшего доводы своей кассационный жалобы; мнение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего приговор в отношении А. изменить: срок наказания исчислять ему с 15 января 2001 года, зачесть А. в срок наказания время содержания под стражей с 30 июля по 2 августа 1998 года, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный А. просит приговор в отношении него отменить, дело направить на новое рассмотрение, поскольку, поджигая киоск, о нахождении там С. не подозревал.

Кроме того, считает:

- суд необоснованно положил в основу приговора его показания в стадии предварительного расследования, так как они получены путем применения к нему угроз и физического насилия со стороны работников милиции и предварительного следствия;

- суд не выяснил, почему С. не покинула киоск;

- суд не учел, что смерть потерпевшей наступила не от воздействия пламени, а от отравления окисью углерода;

- квалифицируя его действия, как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд не указал, в чем именно это проявилось;

- по делу неправильно определен размер ущерба, так как из протокола осмотра места происшествия видно, что в результате совершенного им поджога практически ничего не сгорело;

- в проведении инвентаризации участвовала родственника потерпевшего, что повлияло на объективность ее результатов;

- назначенное ему наказание чрезмерно сурово.

В кассационной жалобе адвокат Коваленко Т.Ю. просит приговор в отношении А. отменить, дело направить на новое рассмотрение. Поджигая киоск, ее подзащитный о нахождении там С. не подозревал, а если ее и видел, то был уверен, что продавец не пострадает, так как после поджога киоска успеет его покинуть.

Кроме того, она считает:

- суд необоснованно положил в основу приговора показания А. в стадии предварительного расследования, так как они получены путем применения угроз и физического насилия со стороны работников милиции и предварительного следствия;

- суд не выяснил, почему С. не покинула киоск;

- суд не учел, что смерть потерпевшей наступила не от воздействия пламени, а от отравления окисью углерода;

- квалифицируя действия А., как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд не указал, в чем именно это проявилось;

- по делу неправильно определен размер ущерба;

- назначая наказание А. по правилам, предусмотренным ст. 69 ч. 5 УК РФ, суд не учел, что под стражей он содержится не с 4 декабря 2001 года, как это указано в приговоре, а с 15 января 2001 года;

- суд не разрешил ее заявление о приобщении к материалам дела "заключения по правовым вопросам";

- назначенное А. наказание чрезмерно сурово.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный П. просит приговор в отношении него отменить, а дело направить на новое рассмотрение, поскольку, личного участия в поджоге киоска он не принимал, а А., поджигая киоск, о нахождении там С., как и он, не подозревал.

Кроме того, считает:

- суд необоснованно положил в основу приговора показания А. в стадии предварительного расследования, так как они получены путем применения угроз и физического насилия со стороны работников милиции и предварительного следствия;

- суд не выяснил, почему С. не покинула киоск;

- суд не учел, что смерть потерпевшей наступила не от воздействия пламени, а от отравления окисью углерода;

- квалифицируя его действия, как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд не указал, в чем именно это проявилось;

- по делу неправильно определен размер ущерба;

- назначенное ему наказание чрезмерно сурово.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности А. и П. являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, изложенных в приговоре.

Утверждения осужденных, а также адвоката Коваленко Т.Ю. в кассационных жалобах о том, что наступления смерти потерпевшей они не преследовали, поскольку умысел поджигавших киоск лиц был ограничен лишь повреждением чужого имущества, опровергаются показаниями А. в стадии предварительного расследования, показаниями потерпевшего, свидетелей, другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из материалов дела усматривается, что 17 июля 1998 года по факту гибели С. от отравления окисью углерода в помещении киоска прокуратурой Шалинского района Свердловской области в возбуждении уголовного дела было отказано.

Поводом к возбуждению настоящего уголовного дела послужила явка с повинной А., поданная им в правоохранительные органы 18 октября 2001 года.

В данном документа А. по личной инициативе собственноручно подробно изложил обстоятельства совершения им и П. поджога киоска, в котором на тот момент находилась реализатор С.

Данный факт полностью опровергает, утверждения, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что информацию о причастности А., П. и К. к совершению преступлений органы предварительного расследования получили незаконным путем, поскольку в явке с повинной А. указывает на те обстоятельства дела, которые могли быть известны ему только как непосредственному исполнителю преступления. Факты, о которых изначально сообщил А. в явке с повинной, нашли свое подтверждение в процессе исследования в иных доказательств по делу.

Кроме того, А., будучи допрошенным в качестве подозреваемого показал, что прежде чем он с П. поджег киоск, последний попросил находившуюся в нем С. взвесить им фруктов. Когда потерпевшая занялась обслуживанием покупателей, П. бросил вовнутрь киоска пакет с бензином, а он, А., поджег бензин спичкой.

Данные показания А. неоднократно подтвердил на допросах в качестве обвиняемого в присутствии избранных им защитников. Свои показания А. конкретизировал путем собственноручного составления схем и планов, а также в ходе проведения с его участием следственного эксперимента.

В судебном заседании осужденный А. показал, что К. предложила ему и П. сжечь киоск предпринимателя Ж. в пос. Староуткинске. После этого вечером 29 июня 1998 года на машине под управлением К. они с П. прибыли в Староуткинск. Машина остановилась в 200 метрах от рынка. К. указала им на кисок, который следовало поджечь. После этого он с помощью П. налил в полиэтиленовый пакет бензин и подошел к киоску. П. остался в 20 метрах от киоска, чтобы наблюдать за обстановкой. Он же приоткрыл окно для расчета с покупателями, бросил в киоск пакет с бензином, а затем бросил туда же зажженную спичку. После возгорания киоска он и П. вернулись к машине, в которой их ожидала К. Свет в киоске был погашен, о нахождении там С. он не подозревал.

Осужденный П. дал суду аналогичные показания.

Из показаний потерпевшего Ж. в суде следует, что у него действительно в 1998 году был конфликт с К., что для последней, как потом выяснилось, явилось поводом к уничтожению его имущества.

Кроме того, потерпевшие Ж. и С.И. суду показал, что потерпевшая С. регулярно работала по ночам, в киоске постоянно горел свет, об этих фактах не могли не знать К., А. и П.

При проведении осмотра места происшествия на весах, расположенных в киоске, обнаружены фрукты, а на полу остатки пакета, в котором находился бензин, что полностью подтверждает показания А. о том, что прежде чем они подожгли киоск, П. попросил С. взвесить им фруктов.

Имевшаяся в киоске кровать-раскладушка находилось в сложенном состоянии, что опровергает довод стороны защиты о том, что реализатор С. в момент поджога спала, поэтому виновные ее просто не заметили.

При проведении пожарно-технической экспертизы установлено, что имел место поджог киоска с использованием бензина.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшей наступила в результате отравления угарным газом, на теле имеются следы ожогов.

Утверждения осужденных и их защитника в кассационных жалобах о том, что суд необоснованно положил в основу приговора показания А. в стадии предварительного расследования, так как они получены путем применения угроз и физического насилия со стороны работников милиции и предварительного следствия, несостоятельны.

Как видно из материалов дела, А. в явке с повинной, в своих первоначальных показаниях привел такие факты, о которых мог знать только исполнитель преступления. Показания А. давал следователю прокуратуры, в присутствии избранного им защитника, а при проведении следственного эксперимента, ход которого зафиксирован на видеопленку, также и понятых, что является гарантией соблюдения всех его прав как участника уголовного процесса. Кроме того, показания А., положенные судом в основу обвинительного приговора, согласуются с другими доказательствам и по делу.

Судом выяснены причины неоднократного изменения показаний А. в стадии предварительного расследования. Данному факту в приговоре дана надлежащая оценка.

Несостоятельны и доводы стороны защиты, приведенные в кассационных жалобах, о том, что суд не выяснил, почему С. не покинула киоск; суд не учел, что смерть потерпевшей наступила не от воздействия пламени, а от отравления окисью углерода; квалифицируя действия осужденных, как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд не указал, в чем именно это проявилось.

В судебном заседании установлено, что оба осужденных достоверно знали, что в помещении киоска находится женщина-реализатор. Несмотря на это, они все же осуществили поджог киоска, используя в своих преступных целях легковоспламеняющуюся жидкость.

Как следует из заключения эксперта пожарного техника, обнаружение следов ЛВЖ и ГЖ в очаге является признаком целенаправленных действий по инициации горения и созданию условий для быстрого и интенсивного распространения горения из очага пожара на возможно большую площадь, что затруднило ликвидацию горения первичными средствами.

При таких обстоятельствах потерпевшая С. была лишена возможности: как потушить огонь, так и своевременно покинуть киоск.

Прежде чем смерть потерпевшей наступила от отравления окисью углерода, ее тело согласно заключению судебно-медицинского эксперта подверглось термическому воздействию пламени, что свидетельствует о переживаемых ею в этот момент мучениях и страданиях.

Проанализировав данные обстоятельства в приговоре, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что умысел виновных в момент поджога киоска был направлен не только на уничтожение чужого имущества, но и на убийство С.

Опровергнут в приговоре и довод, содержащийся в кассационных жалобах о том, что по делу неправильно определен размер ущерба. Его размер рассчитан в установленном законом порядке на основании материалов инвентаризации, соответствует протоколу осмотра места происшествия. Участие в проведении инвентаризации родственницы потерпевшего, на объективность результатов инвентаризации не повлияло.

Назначая наказание осужденному П. суд в полной мере учел тяжесть и степень общественной опасности им содеянного, данные о его о личности, обстоятельства, смягчающие его наказание, в том числе и те, на которые ссылается осужденный в кассационной жалобе.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Отказ суда приобщить к материалам дела консультационное заключение ученых о характере и направленности умысла виновных в момент поджога является законным и обоснованным, поскольку их выводы получены непроцессуальным путем, статуса экспертного заключения или иного доказательства не имеют, а отражают лишь частное мнение отдельных лиц.

При таких обстоятельствах приговор в отношении А. и П. постановлен обоснованно в части квалификации их действий, а в отношении П. и в части размера назначенного ему наказания.

Выводы суда об их виновности подробно мотивированы в приговоре.

В то же время, приговор в отношении А. подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд первой инстанции исключил из перечня смягчающих наказание А. обстоятельств его явку с повинной, сославшись на нарушение требований ст. 142 УПК РФ. Выводы суда в данной части совершенно не мотивированы.

Вместе с тем из материалов уголовного дела следует, что 17 июля 1998 года по факту гибели С. в результате отравления окисью углерода в помещении киоска на рыночной площади пос. Староуткинска прокуратурой Шалинского района Свердловской области в возбуждении уголовного дела отказано.

Поводом к возбуждению настоящего уголовного дела послужила явка с повинной А., поданная им в правоохранительные органы 18 октября 2001 года. В данном документа А. по личной инициативе собственноручно подробно изложил обстоятельства совершения им и П. поджога киоска, в котором на тот момент находилась реализатор С.

Более подробно об обстоятельствах поджога киоска и убийства потерпевшей А. рассказал на допросах его в качестве подозреваемого и обвиняемого, чем, безусловно, отказал органами предварительного расследования и суду помощь в раскрытии преступления прошлых лет, изобличении других, привлеченных к уголовной ответственности лиц.

При таких обстоятельствах явка с повинной является смягчающим наказание А. обстоятельством и в обязательном порядке должна быть учена судом при назначении наказания.

В этой связи назначенное А. наказание подлежит снижению.

Кроме того, суд первой инстанции, устанавливая начало течения срока наказания А. по совокупности преступлений по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, не учел, что данный осужденный под стражей находится не 4 декабря 2001 года, а с 15 января 2001 года; до этого задерживался в порядке ст. 122 УПК РСФСР в период с 30 июля по 2 августа 1998 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 12 сентября 2002 года в отношении А. изменить:

- исключить из приговора указание на то, что явка с повинной А. не соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ;

- снизить А. срок наказания по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ до 13 лет лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ до 3 лет лишения свободы.

А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ; ст. 167 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 15 лет лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по предыдущему и настоящему приговорам, окончательно назначить 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания А. исчислять с 15 января 2001 года, зачесть ему в срок наказания период содержания под стражей с 30 июля по 2 августа 1998 года.

В остальной части приговор в отношении него, а также П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных А., П. и адвоката Коваленко Т.Ю. без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"