||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 мая 2003 г. N 19/1кп003-24сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Каменева Н.Д., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 28 мая 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Г., А., К., Э., И., К.В., адвоката Шинкаренко Ф.Н. на приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 6 ноября 2002 года, которым

Г., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л", "н" УК РФ с применением ст. 66 УК РФ на 7 лет; по ст. 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет; по ст. 210 ч. 2 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ на 6 лет 6 месяцев без конфискации имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ на 5 лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 88 ч. 6, 66 ч. 2, 65 ч. 1 УК РФ на 3 года 4 месяца.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 30 ч. 1, 205 ч. 3 УК РФ Г. - оправдан.

А., <...>, судимый 15 ноября 1999 года по ст. ст. 213 ч. 2 п. "а", 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ с применением ст. 66 УК РФ на 7 лет; по ст. 208 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 210 ч. 2 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ на 6 лет без конфискации имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 66 ч. 2, 65 ч. 1, 64 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 11 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в отношении А. отменено условное осуждение по приговору от 15 ноября 1999 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 15 ноября 1999 года и окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором по ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ - А. - оправдан.

К., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ с применением ст. 66 ч. 2 УК РФ на 9 лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 205 ч. 3 УК РФ с применением ст. 66 ч. 2 на 10 лет; по ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет; по ст. 210 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев, без конфискации имущества; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 66 ч. 2, 64 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Э., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ с применением ст. 66 ч. 2 УК РФ на 10 лет; по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ на 13 лет; по ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3 УК РФ на 13 лет; по ст. 208 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет без конфискации имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 66 ч. 2, 64 УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

И., <...>, судимый 1) 22 ноября 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 2) 13 июля 1999 года по ст. ст. 30 ч. 2, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев,

осужден к лишению свободы: по ст. 208 ч. 2 УК РФ с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ на 4 года; по ст. 210 ч. 2 УК РФ с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ на 9 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ на 6 лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 66 ч. 2, 68 ч. 2 УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 12 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в отношении И. отменено условное осуждение по приговору от 13 июля 1999 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 13 июля 1999 года и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.В., <...>, судимый 6 октября 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 210 ч. 2 УК РФ с применением ст. ст. 65 ч. 2, 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. ст. 65 ч. 2, 64 УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ с применением ст. ст. 66 ч. 2, 65 ч. 2, 64 УК РФ на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 5 лет лишения свободы, без конфискации имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в отношении К.В. отменено условное осуждение по приговору от 6 октября 1999 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 6 октября 1999 года и окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, без конфискации имущества.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденных А., И. по доводам жалоб, прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор суда присяжных изменить, исключить из осуждения И. и К.В. ст. 70 УК РФ, применив постановление об амнистии от 26 мая 2000 года, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом присяжных, при обстоятельствах изложенных в приговоре, Г., А., К., Э., И. и К.В. признаны виновными в том, что в 2000 году вступили в члены преступного сообщества созданного на основе экстремистского течения ислама "ваххабизма" преследовавшего цель насильственного захвата власти и изменения конституционного строя Российской Федерации в Северо-Кавказском регионе с дальнейшим насильственным отторжением от России и образования на его территории исламского государства с шариатской формой правления. Осужденные, вступив в одну из таких устойчивых и сплоченных групп, участвовали в подготовительных действиях направленных на насильственный захват власти, изменение конституционного строя Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республик.

А., Э. и И. признаны виновными в участии в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом. В апреле - июне 2001 года они вошли в незаконное вооруженное формирование организованное в районе горного плато "Бечасын" Главного Кавказского Хребта на территории Карачаево-Черкесской Республики, которое имело на вооружении 3 автомата "Калашникова" с боеприпасами. 6 июня 2001 года, следуя в Панкисское ущелье для соединения с другими находившимися там вооруженными формированиями, при переходе границы с Грузией осужденные были блокированы пограничниками, задержаны, а оружие изъято.

Кроме того, приговором суда присяжных осужденные признаны виновными в совершении ряда преступлений в составе преступного сообщества:

Г. - 9 сентября 2000 года на пригородной автостанции города Ставрополя террористического акта, закладке взрывного устройства под торговую палатку, от взрыва которого нескольким лицам причинены телесные повреждения различной степени тяжести и материальный ущерб; в конце сентября - начале октября 2000 года Г., по распоряжению руководителей преступного сообщества выезжал в город Невинномысск, чтобы подобрать наиболее многолюдное место для совершения террористического акта. 6 октября 2000 года, с целью убийства как можно большего количества граждан, заложил взрывное устройство у торгового лотка на рынке "Казачий" в городе Невинномысске. В результате взрыва 12 граждан получили телесные повреждения различной степени тяжести, а 15 лицам причинен имущественный ущерб.

Кроме этого, Г. признан виновным в незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств.

А. - 9 сентября 2000 года покушения на террористический акт. С целью убийства большого количества человек заложил взрывное устройство на аллее проспекта Карла Маркса города Ставрополя, но преступление не было доведено до конца по независящим от воли А. обстоятельствам.

Э. - в ноябре - декабре 2000 года в качестве пособника участвовал в подготовке террористического акта в городе Пятигорске. По поручению руководителей преступного сообщества, для выяснения многолюдных мест для проведения теракта, Э. неоднократно выезжал в город Пятигорск и остановил свой выбор на районе "Верхнего" рынка. Составил план-схему улиц, подъездов к рынку и передал организаторам преступления. 8 декабря 2000 года в местах определенных Э., был произведен подрыв двух автомашин начиненных взрывчаткой, в результате которого погибло 5 человек, 43 причинены телесные повреждения различной степени тяжести, уничтожен 31 автомобиль и другое имущество.

К. - пособничестве в террористическом акте. В конце августа - начале сентября 2000 года в качестве пособника участвовал в подготовке террористического акта в городе Ставрополе. По поручению руководителей преступного сообщества, совместно с Г. и А. для выяснения многолюдных мест для проведения теракта, убийства большого количества людей трижды приезжал в город Ставрополь. Впоследствии, 9 сентября 2000 года в местах определенных им были произведены взрывы, повлекшие тяжкие последствия;

Г., А., Э., И. и К.В. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

В кассационных жалобах:

осужденный Г. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, без участия присяжных заседателей. Указывает, что его вина в совершении вмененных преступлений не доказана. В день взрыва на месте преступления не был, а находился у родственников. Предварительное, судебное следствие проведены не полно и с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Признательные показания в суде и на предварительном следствии он давал вынужденно, под воздействием незаконных методов следствия, а в суде присутствовал следователь ФСБ, который угрожал ему расправой, если изменит показания. Большинство допросов производилось без участия защитника, поэтому являются недопустимыми доказательствами. Председательствующим необоснованно отказано в ходатайстве об исключении из числа доказательств: протокола его опознания потерпевшим И-вым, поскольку перед опознанием показывались его фотографии, протокола очной ставки с И-вым, так как при этом следственном действии не присутствовали понятые. Председательствующим нарушен и принцип состязательности в суде присяжных, поскольку все ходатайства прокурора удовлетворялись, а защиты были отклонены.

Адвокат Шинкаренко в защиту интересов осужденного Г. просит приговор суда присяжных отменить. Указывает, что в ходе судебного разбирательства нарушены требования ст. 281 УПК РФ. В судебное заседание были вызваны и допрошены в качестве свидетелей А.Б., С., Г.О., Х., Ш., которые не дали изобличающих подсудимых показаний. По ходатайству стороны обвинения при возражении стороны защиты председательствующий разрешил оглашение показаний указанных свидетелей, ранее данных ими на предварительном следствии.

Осужденный А. просит приговор отменить. Указывает, что в ходе рассмотрения дела были существенно нарушены нормы уголовно-процессуального законодательства. В нарушение ст. 281 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей оглашены показания свидетелей, хотя сторона защиты возражала против этого. Председательствующий в присутствии присяжных заседателей комментировал вопросы адвокатов в сторону обвинения и критиковал действия защитников, чем оказал на них незаконное воздействие.

Осужденные К. и Э. просят приговор суда присяжных отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями процессуального закона. Указывают, что в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей неоднократно упоминались данные о судимости подсудимых, в нарушение требований ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетелей как со стороны обвинения, так и защиты, при возражении сторон, председательствующий неоднократно разъяснял присяжным заседателям те или иные действия защиты и комментировал их, как в ходе судебного следствия, так и в прениях сторон, негативно высказывался о профессиональной квалификации защитников. По ходатайству прокурора необоснованно был приобщен к материалам дела и исследован протокол допроса К. от 20 ноября 2002 года.

Осужденный И. просит приговор отменить. Указывает, что его вина в совершении преступлений не доказана. Никакого отношения к "ваххабизму" он не имел, объективных данных свидетельствующих об участии в преступном сообществе в материалах дела нет. В ходе судебного заседания допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Показания свидетелей С., Х., Г.И., Т., Д., Б., К.Е. и Ш. оглашены в нарушение требований ст. 281 УПК РФ. На присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие посредством отражения хода процесса в средствах массовой информации. Вопросный лист не соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ, по его мнению, при идеальной совокупности вопросы должны ставиться по каждому деянию отдельно. Одновременно указывает, что его действия квалифицированы судом неправильно за одни и те же действия по двум составам преступлений ст. ст. 278 и 210 УК РФ, 222 и 208 УК РФ, просит смягчить назначенное ему наказание.

Осужденный К.В. просит приговор отменить и указывает, что его вина в совершении преступлений, кроме ст. 210 УК РФ, не доказана. Никаких приказов Б.И. не выполнял, обязанностей в "Джамаате" у него не было. Действий по захвату власти не предпринимал, а только перешел на территорию Грузии, скрываясь от следственных органов за ранее совершенную кражу. В ходе предварительного следствия на него оказывалось незаконное воздействие, поэтому давал непоследовательные показания. В судебном заседании были нарушены требования ст. 281 УПК РФ. По ходатайству прокурора, при возражении стороны защиты, оглашены показания свидетелей, чем оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей. Оспаривает обоснованность назначенной меры наказания, так как суд при вынесении приговора не учел положения пункта 3, 6 амнистии от 26 мая 2000 года и необоснованно присоединил наказание по предыдущему приговору.

В возражениях на кассационные жалобы, государственный обвинитель Фридинский С.Н. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Доводы в жалобах осужденных Г. и К.В. о том, что в ходе предварительного следствия они давали показания вынужденно в связи с применением к ним недозволенных методов следствия и большинство допросов проведено без участия адвоката являются несостоятельными.

Из материалов дела следует, что каких-либо существенных нарушений закона при допросах Г. и К.В. следователем не допущено. Вопреки доводам в жалобах в ходе допросов принимали участие защитники, разъяснены все предусмотренные законом права, в том числе право не свидетельствовать против самого себя предусмотренное статьей 51 Конституции Российской Федерации. Осужденные и их защитники каких-либо жалоб о недозволенных методах не заявляли (т. 18 л.д. 11 - 18, 19 - 25, 26 - 30, 31 - 33, 34 - 45, 50 - 52, 58 - 76).

Данных указанных в жалобе осужденного И. о воздействии на присяжных заседателей средств массовой информации в материалах дела не имеется.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах осужденных К. и Э. об оказании незаконного воздействия на присяжных заседателей путем упоминания судимостей других осужденных. Из протокола судебного заседания следует, что данные о судимости осужденных исследовались в подготовительной части судебного заседания в отсутствие присяжных заседателей.

Что касается доводов в жалобе Г. о недопустимости исследованных судом протоколов опознания Г. потерпевшим И-вым и очной ставки между ними, в связи с тем, что при производстве данных следственных действий понятые не присутствовали, а потерпевшему И-ву перед опознанием была показана фотография Г., то с ними согласиться нельзя.

Из материалов дела следует, что указанные следственные действия проведены с участием защитника, понятых и с соблюдением всех требований закона. Данных о том, что И-ву перед опознанием показывали фотографию Г., не имеется. Участие понятых при проведении очной ставки законом не предусмотрено (т. 7 л.д. 16 - 19).

Доводы в жалобе И. о том, что его лишили возможности знакомиться с протоколом судебного заседания, который, по его мнению, полностью искажен, не могут быть приняты во внимание.

Из материалов дела следует, что при вынесении приговора председательствующим были разъяснены сроки и порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения на него замечаний (т. 23 л.д. 159).

10 декабря 2002 года И. был представлен для ознакомления протокол судебного заседания, однако он знакомиться отказался и стал требовать копию протокола. 8 января 2003 года И. разъяснено, что суд по техническим причинам не имеет возможности исполнить его требование и вновь предоставлены все материалы дела, однако, не приведя каких-либо мотивов, в очередной раз И. знакомиться с протоколом отказался, о чем был составлен соответствующий акт (т. 23 л.д. 68, 116, 184, 185, 218).

Доводы в жалобах осужденных К., Э. и А. о комментариях председательствующего выступлений и вопросов защитников, негативных высказываний по поводу их профессиональной подготовки являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания следует, что адвокат Хачуков 20 сентября 2002 года прибыл в судебное заседание с опозданием на 2 часа. В этот же день после перерыва в судебном заседании вновь опоздал на 25 минут. Председательствующий в соответствии с требованиями ст. 258 УПК РФ обоснованно сделал ему замечание. Каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о незаконных действиях председательствующего, не усматривается.

С доводами в жалобах адвоката Шинкаренко, осужденных А., К., Э., И. и К.В. о нарушении председательствующим требований ст. 281 УПК РФ и необоснованности оглашения показаний, осужденных ранее по этому же делу лиц, коллегия согласиться не может. Оглашение в судебном заседании протоколов допросов указанных в жалобах свидетелей не является основанием для отмены приговора, поскольку их оглашение не могло существенно повлиять на принятое решение по делу. Кроме того, указанные лица являются осужденными в рамках одного уголовного дела, перед их допросом председательствующим разъяснены положение ст. 51 Конституции Российской Федерации, об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ они не предупреждались. В их показаниях имелись существенные противоречия, поэтому принятое председательствующим решение является правильным.

Что касается доводов в жалобе осужденного К. о приобщении к материалам дела протокола его допроса, то в соответствии с принципом состязательности сторона обвинения в ходе судебного заседания вправе представлять доказательства.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

Вопреки доводам в жалобе осужденного И. закон не запрещает при идеальной совокупности преступлений ставить один вопрос по нескольким составам преступлений.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

Доводы в жалобе И. о неправильной юридической квалификации его действий также являются несостоятельными.

В соответствии с требованиями закона если в нарушение Конституции Российской Федерации создана преступная организация для совершения действий направленных на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, то действия ее участников следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 и 278 УК РФ. Действия лиц участвующих в незаконном вооруженном формировании, содержащие другие составы преступлений квалифицируются для участников их совершивших по совокупности со ст. 208 УК РФ.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах осужденных Г., И. и К.В. о недоказанности их вины и неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все смягчающие обстоятельства, а также вердикт коллегии присяжных заседателей о снисхождении к Г. и А. и об особом снисхождении к К.В.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению, поскольку ранее судимые К.В. 6 октября 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года и И. 13 июля 1999 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев, в соответствии с пунктом 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года подлежали освобождению от наказания как условно осужденные.

Первая судимость И. от 22 ноября 1996 года погашена в законном порядке.

В связи с внесенными изменениями подлежат исключению указание о наличии в действиях И. рецидива преступлений, предусмотренного ч. 2 ст. 68 УК РФ и указание о назначении К.В. и И. наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Из приговора суда следует, что А. все преступления, в которых он признан виновным, совершил в несовершеннолетнем возрасте, что относится и к участию в вооруженном формировании. В частности, из приговора суда следует, что А. вошел в незаконное вооруженное формирование в апреле - июне 2001. 26 мая 2001 года А. исполнилось 18 лет, а 7 июня 2001 года он уже был задержан. Точное время вступления в вооруженное формирование не установлено и все сомнения должны толковаться в пользу осужденного, поэтому наказание должно быть назначено по правилам ч. 6 ст. 88 УК РФ как совершившему преступления в несовершеннолетнем возрасте. В связи с этим, подлежит изменению и режим отбывания наказания со строгого на общий.

В описательно-мотивировочной части приговора суд квалифицировал действия Э. правильно по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ, однако в резолютивной части допущена неточность, не указана часть статьи 105 УК РФ, которая требует уточнения.

Оснований для отмены приговора суда присяжных по доводам жалоб в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 6 ноября 2002 года в отношении К.В., И., А., Э. изменить:

исключить из вводной части приговора ссылку о наличии судимостей у К.В. и И.;

исключить указание о наличии в действиях И. рецидива преступлений и о назначении К.В. и И. наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ А. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч. 2, 30 ч. 3, 205 ч. 3, 208 ч. 2, 222 ч. 3, 30 ч. 1, 278 УК РФ путем частичного сложения назначить наказание в виде лишения свободы на 9 лет, без конфискации имущества.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединить не отбытое наказание по приговору от 15 ноября 1999 года и окончательно А. назначить 10 лет лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

К.В. считать осужденным на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч. 2, 222 ч. 3, 30 ч. 1, 278 УК РФ на 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Смягчить И. наказание в виде лишения свободы: по ст. 208 ч. 2 УК РФ до 3 (трех) лет; по ст. 210 ч. 2 УК РФ до 8 (восьми) лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ до 5 (пяти) лет; по ст. ст. 30 ч. 1, 278 УК РФ до 9 (девяти) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 208 ч. 2, 210 ч. 2, 222 ч. 3, 30 ч. 1, 278 УК РФ, путем частичного сложения назначить И. наказание в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В резолютивной части приговора считать назначенное Э. наказание по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л" УК РФ.

В остальном приговор в отношении К.В., И., Г., А., К., Э. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"