||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 мая 2003 г. N 78-о03-80

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Грицких И.И.

судей - Степанова В.П. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 28 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных Л., А.А., адвокатов Назарова П.А., Галушко В.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 27 января 2003 года, по которому

Г., <...>, судимый:

9 декабря 1991 года по ст. 93-1 УК РСФСР на 4 года лишения свободы, освобожден условно-досрочно 24 марта 1994 года;

21 августа 1996 года по ст. 218 ч. 2 УК РФ на 9 месяцев лишения свободы;

15 января 1998 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы, освобожден 23 января 1998 года, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з", "н" УК РФ на 15 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 15 лет с конфискацией имущества;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 9 лет;

по ст. 127 ч. 3 УК РФ на 6 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет;

по ст. 103 УК РСФСР на 7 лет 6 месяцев;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 4 года 6 месяцев;

по ст. 40 УК РСФСР на 9 лет;

по ст. 69 ч. 5 УК РФ на 9 лет 3 месяца;

по ст. 69 ч. 3 УК РФ к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима;

Л., <...>, судимый 30 октября 1996 года по ст. 224 ч. 4 УК РСФСР на 10 месяцев лишения свободы, освобожден 30 ноября 1996 года, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з" УК РФ на 12 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет;

по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

А.А., <...>, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 4 года лишения свободы;

по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1, 104 УК РФ Г. и Л. назначено принудительное лечение от наркомании.

По делу осуждены А.В. и Д.А., приговор о них не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснения адвоката Назарова П.А. в поддержку жалоб Г. и мнение прокурора Козусевой Н.А. об оставлении жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе А.А. просит об отмене приговора в части осуждения за бандитизм, ссылаясь на то, что сговора на это не имел и не участвовал в нападениях. В остальном вину признал и с учетом смягчающих обстоятельств и данных о личности, отсутствия судимости, просит о смягчении наказания, считая его чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Назаров в защиту Г. просит об отмене приговора из-за нарушений уголовно-процессуального закона, поскольку в основу приговора положены показания Г. на предварительном следствии без защитника, которые в суде он не подтвердил. Ряд допросов в качестве обвиняемого проведен без предъявления обвинения. Необоснованно отказано судом в вызове потерпевшего З., а также свидетелей, которые бы могли подтвердить факты фальсификации доказательств на следствии. Обвинение по ст. ст. 209, 30 и 105 ч. 2, 168, 166, 127, 288, 325 УК РФ ему не предъявлено и осужден по ним незаконно. Согласно протоколу его допроса от 25 февраля 2000 года, ему предъявлено обвинение от 25 февраля 2000 года, однако такое постановление в деле отсутствует. Дело рассмотрено незаконным составом суда.

Л. в жалобе просит об отмене приговора и указывает, что в нападении на торговый павильон по ул. Тельмана он не участвовал; покушение на убийство И. и П. не совершал, оружия не носил, в банде не состоял. Суд не учел, что на совершение преступлений пошел под принуждением Г., а показания на следствии давал под принуждением милиции. Кроме того, дело рассмотрено незаконным составом суда; доказательства органами дознания и следствия сфальсифицированы и приговор поставлен на недопустимых доказательствах. Протокол судебного заседания имеет искажения и сокращения. Нарушено его право на защиту. Прежняя судимость у него погашена, поэтому нет у него рецидива.

Адвокат Галушко просит об отмене приговора на Л. по ст. ст. 209 ч. 2, 30 и 105 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ и указывает, что тот к Г. 8 ноября 1998 года не приезжал и родственники подтверждают, что он в ту ночь был у них. Опознание Е. производилось без защитника Л., а понятые были лицами заинтересованными. Найденную Б. гильзу не обнаружили при осмотре места происшествия. Обстоятельства причинения вреда здоровью Е. не установлены. Л. был запуган Г. и согласился принять участие только во взломе кассы на молокозаводе "Пискаревский", но в дальнейших действиях не участвовал. На следствии был лишен права на защиту и давал показания под давлением, а протокол судебного заседания велся с нарушениями.

Обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, и проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

Виновность Г., А.А., Л. в совершенных преступлениях подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, вина Г. в убийстве Д., А. и краже у З. подтверждена его признательными показаниями в ходе предварительного следствия об обстоятельствах убийства им потерпевших, протоколами осмотра мест происшествий, заключениями экспертов о причине смерти Д. от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей, а А. - от двух выстрелов в область головы, и пули, изъятые из ее головы, выстрелены из пистолета, изъятого в ходе осмотра места происшествия - молокозавода "Пискаревский" 6 ноября 1998 года; показаниями Н., которой Г. указал место, где был обнаружен труп женщины; показаниями А.Н., опознавшей в погибшей свою сестру; показаниями Г. и Д. в ходе следствия и С. также и в суде о том, что по предложению Г. решили обокрасть квартиру З. и тот передал ему ампулу со снотворным, а когда З. уснул, то она - С. открыла входную дверь и вошли в квартиру Г., Д. и еще один человек, после чего те вынесли из квартиры имущество. Показаниями потерпевшего З. о том, что С. кому-то звонила по телефону, а он заснул, после чего из квартиры исчезли телевизоры, видеомагнитофоны и другое имущество.

Всем доказательствам суд дал надлежащую оценку, приведя суждения в приговоре.

По факту нападения Г. и Л. на Е. и покушении на его убийство Г., их вина подтверждена показаниями Г. и Л. в ходе предварительного следствия об обстоятельствах нападения на продавца торгового павильона и производстве выстрела в того из пистолета с глушителем, завладении деньгами из кассы и несколькими бутылками водки и сигарет; показаниями потерпевшего Е. о нападении на него в павильоне 3 ноября 1998 года в 2 часа 30 минут Л. и Г. с револьвером и пистолетом, потребовавших открыть кассовый аппарат и отдать деньги, после чего он почувствовал удар в голову и упал и слышал, как перескочил кто-то через прилавок и забрал у него из рук деньги, а со стеллажа - водку, этих лиц он опознал на следствии; заключением судмедэксперта о причинении ему тяжкого вреда здоровью при производстве выстрела спереди назад и несколько справа налево; заключением баллистической экспертизы о том, что гильза, обнаруженная в павильоне, является частью 6,35 мм пистолетного патрона "Браунинг" и отстрелена из пистолета, изъятого после нападения на ЗАО "Молокозавод "Пискаревский".

Обстоятельства обнаружения гильзы на месте происшествия и причинения тяжкого вреда здоровью Е. надлежащим образом исследованы судом и доказательствам дана правильная оценка, с которой соглашается и Судебная коллегия.

Доводы Л. об алиби проверялись судом первой инстанции и не нашли подтверждения.

Обстоятельства причинения вреда здоровью потерпевшему проверены судом и показания потерпевшего обоснованно признаны достоверными.

Опознание Е. осужденных произведено в соответствии с требованиями закона и перед его проведением Л. заявил, что не нуждается в защитнике, что зафиксировано на л.д. 209 т. 10 и нарушений следователем не допущено. Г. произвел опознание с адвокатом.

Мотив совершения нападения на Е. установлен судом правильно - корыстный, а то, что осужденные не взяли из кассового аппарата последнюю купюру, вовсе не опровергает их виновность в разбойном нападении на продавца торгового павильона в составе банды и покушении Г. на убийство потерпевшего, с применением оружия.

Доказательства, подтверждающие виновность Л. и Г. в совершении нападения на молокозавод "Пискаревский" проверены и оценены в их совокупности судом первой инстанции и правовая оценка является правильной.

Доводы кассационных жалоб на то, что осужденные не были предъявлены на опознание потерпевшим и свидетелям, являются несостоятельными, поскольку они оба были застигнуты на месте происшествия с оружием и с поличным.

Показания потерпевших И., П. и свидетелей по описанию действий осужденных являются взаимодополняющими и не могут быть оценены отдельно друг от друга, а также от показаний осужденных, данных в ходе предварительного следствия и обоснованно признанных судом достоверными и допустимыми доказательствами. Тщательно проверены, исследованы и надлежащим образом оценены судом протокол осмотра места происшествия, протоколы осмотра вещественных доказательств - изъятых денежных купюр, ножа, пули, гильзы, револьвера, пистолета с магазином, монтировки-ломика, магазина пистолетного, 6 револьверных патронов, патрона желтого металла с маркировкой "GFL 6,35", куртки мужской и постановление о приобщении их к материалам дела; протокол выдачи кусочков металла, полученных от кассира Р.; заключение судмедэкспертов о причинении И. двух, а П. - одного телесного повреждения, причинивших им в результате огнестрельных ранений тяжкого вреда здоровью; заключениями баллистических экспертиз по 5 кусочкам металла, обнаруженных в сейфе кассы, и гильзе из помещения кассы, кусочку металла, изъятого из кабинета главного бухгалтера, 2 пуль, изъятых в ходе операции у И., и 1 пули, изъятой в ходе операции у П.

Судом установлено, что разбойное нападение с оружием в составе банды совершили Г. и Л., доставленные на место происшествия третьим соучастником на автомашине, где тот оставался; все активные действия совершали по похищению денег и сопротивлению и нападению на сотрудников охраны только два человека, которые были задержаны, это Л. и Г., и доводы жалоб об иных находившихся там преступниках являются надуманными.

Отсутствие на изъятой у Л. куртке следов соприкосновения с оружием вовсе не свидетельствует о его невиновности и неприменении им оружия в отношении потерпевших.

Правильно признаны судом в качестве допустимых доказательств протокол осмотра места происшествия - административного здания Молокозавода "Пискаревский", во время которого было изъято оружие - револьвер "Наган", пистолет с глушителем, патроны, сумки и другие предметы.

Судом установлена принадлежность и хранение изъятого оружия пистолета с глушителем и револьвера "Наган" Г., оружие пригодно для стрельбы, как и изъятые патроны, относящиеся к категории боеприпасов, изъятые гильзы и пули обстреляны из этого оружия.

Доводы жалоб Л. о том, что предметом исследования экспертов являлись два разных пистолета с глушителем являются надуманными, они проверялись в суде первой инстанции и не нашли подтверждения, о том в приговоре приведены суждения соответствующие, как и относительно ломика, поскольку его показания о принесении указанного ломика при взламывании замка в бухгалтерии, согласуются с заключением криминалистической экспертизы о том, что на поверхности раздвоенного конца ломика имеются следы краски, одинаковые по родовым признакам с краской двери.

Несостоятельны доводы осужденных о том, что они в период следствия вынуждены были оговорить себя под давлением работников милиции, поскольку они были избиты и подавлены. Судом установлено, что телесные повреждения получены Г. и Л. 06.11.98 г. при попытке скрыться с места преступления со второго этажа здания молокозавода, что подтверждено их собственноручными объяснениями и заключениями судебно-медицинских экспертиз, а также показаниями потерпевшего И. о нанесении нескольких ударов рукояткой отобранного револьвера по голове Г., преодолевая сопротивление последнего. У Л. ушиба и сотрясение головного мозга не обнаружено и его доводы жалобы в этой части являются надуманными. Поэтому судом показания осужденных в ходе следствия обоснованно признаны достоверными и допустимыми доказательствами, при этом права их на защиту не ущемлены и не стеснены.

При проведении определенных следственных действий в качестве понятых привлекались не работники правоохранительных органов, как об этом необоснованно утверждается в жалобах, а не заинтересованные по делу лица.

Установлено судом, что банда под руководством и с участием Г. и А.А. и других лиц с применением оружия совершили разбойные нападения на А., на работников ООО "МДК", "Медикор-Плюс", на предпринимателя Ш. и покушение на его убийство Г.; под руководством и с участием Г. и других лиц разбойные нападения на Ш. и его убийство Г., на работников ЗАО "Посейдон", ТОО "Руссо-Балт Н., на Д. и завладение его автомобилем, с участием Г. и Л. совершены нападения на Е. и молокозавод "Пискаревский".

Руководство бандой и участие в совершаемых ею разбойных нападениях осуществлял именно Г., что подтверждается его показаниями о лидирующей роли и тем, что преступления совершались только после его освобождения из мест лишения свободы в январе 1998 года, так и аналогичными показаниями А.А. и Л. об обстоятельствах совершения преступлений в составе банды. О руководящей роли Г. свидетельствует и его активная роль при совершении нападений, хранение и распределение имеющегося у него оружия.

А.А. в составе устойчивой группы (банды) совершал вооруженные нападения на граждан и организации, при этом лично использовал оружие, в том числе и револьвер "Наган".

Л. принимал участие в вооруженных разбойных нападениях в составе банды, которые ему предложил совершать Г., что подтверждено его действиями при нападении на Е., когда тому Л. предлагал выполнить их требования и отдать деньги, в то время когда Г. угрожал применить имеющееся у него оружие и выстрелил из пистолета, что для Л. было очевидным. Также, через три дня вновь участвовал в вооруженном нападении вместе с Г. на молокозавод "Пискаревский" и лично применил оружие - переданный ему Г. пистолет с глушителем, стреляя из него в сотрудников охраны молокозавода, что подтверждает его осведомленность о совершаемых противоправных деяниях с применением оружия и личное, непосредственное участие в совершаемых преступлениях.

Этими обстоятельствами и доказательствами опровергаются доводы А.А. и Л. о том, что ни не состояли в банде, не участвовали в ее нападениях, не применяли оружие, а Л. лишь согласился взломать кассу на молокозаводе, под принуждением Г.

Об организованности и устойчивости вооруженной группы - банды, созданной Г. свидетельствует длительность ее существования около 10 месяцев, - до задержания Г. и Л. во время нападения их на молокозавод "Пискаревский", ее постоянный состав и знакомство их основано и на школьной дружбе, что видно из показаний А.А. и именно Г. предложил ему и его знакомым участвовать в нападениях, что свидетельствует о предварительной договоренности и организованности группы с целью совершения преступлений. Группа имела в своем распоряжении транспортные средства для совершения нападений, либо добывала транспортные средства преступным путем - (нападение на гр-на Д. и завладение его автомобилем), что подтверждает ей мобильность и возможность быстрого передвижения. Об устойчивости банды свидетельствует и частота нападений - не менее 1 раза в месяц, постоянство форм и методов преступной деятельности - совершение нападений на граждан и организации, во время которых все присутствующие лица лишались воли к сопротивлению, после чего участники банды проникли в помещение кассы и завладевали денежными средствами.

Перед началом нападений тщательно разрабатывался как план самого нападения, так и план отхода, что видно из показаний А.А., что в обсуждении плана принимали участие все члены группы. А как видно из показаний потерпевших и свидетелей, каждое нападение отличалось стремительностью действий преступников (нападение совершалось в течение 5 - 10 минут), их осведомленностью о расположении помещений организаций, на которые совершались нападения, что подтверждает сплоченность, организованность и устойчивость данной группы - банды.

При этом группа была вооружена, о чем был осведомлен каждый из участников банды, в том числе А.А. и Л., что подтверждается и применением ими оружия при нападениях, что видно из их показаний; все оружие, в том числе пистолет с глушителем и револьвер, являющиеся огнестрельным оружием, хранились у Г., который и распределял оружие перед нападением, оставляя себе пистолет с глушителем и оружие после нападений возвращалось Г.

Таким образом виновность Г., А.А. и Л. подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Судом обоснованно признаны в качестве доказательств показания Г. и Л., данные ими в ходе предварительного следствия. Во время каждого допроса им разъяснялась ст. 51 Конституции РФ и право пользоваться помощью адвоката и допросы производились только с их согласия, то есть в соответствии с нормами УПК РСФСР, действовавшими в тот момент. При этом свои показания без адвоката, осужденные подтверждали при последующих допросах с участием адвоката.

Несостоятельны доводы жалоб осужденных и защитников, что их защиту осуществляла адвокат Петрова, при наличии противоречий в их показаниях, Г. дал показания с участием адвоката Петровой 18.12.98 г. и признал полностью вину в совершении нападения на молокозавод "Пискаревский" и в других преступлениях, а в дальнейшем в соответствии с ордером от 16.02.99 г. защиту Г. осуществлял адвокат Заболоцких, а Петрова продолжала осуществлять защиту Л. до окончания следствия, при этом Л. также полностью признавал свою вину в совершении преступлений.

Явки с повинной и чистосердечные показания Г., написанные им собственноручно об обстоятельствах совершения им преступлений также не противоречат нормам статей 69 и 74 УПК РСФСР.

Несостоятельны доводы жалоб о том, что окончательное обвинение Г. не предъявлено, а ряд его допросов проведен без предъявления обвинения. В постановлении о привлечении Г. в качестве обвиняемого от 24 февраля 2000 года имеется собственноручная запись обвиняемого и его защитника о предъявлении этого обвинения 25 февраля 2000 года, то есть в течение 2 суток, в соответствии с нормами ст. ст. 148, 150 УПК РСФСР. Допросы Г. по тем эпизодам, по которым на тот момент обвинение не предъявлено, не запрещены нормам УПК РСФСР.

Судебное разбирательство проводилось непосредственно все свидетели и потерпевшие вызывались в судебное заседание и принимались необходимые меры по их явке в суд, а в случае неявки их показания, в том числе и З., исследовались судом в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального закона.

Протокол судебного заседания в полной мере отражает ход судебного разбирательства, на него принесены лишь незначительные замечания Л., которые как необоснованные постановлением суда от 20.02.2003 г. отклонены.

Приговор был постановлен в составе судьи и двух народных заседателей, полномочия которых подтверждены соответствующими нормативными актами, а поэтому состав суда не может быть признан незаконным.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы путем лишения или стеснения прав осужденных или их защиты помешали бы суду всесторонне проверить дело и не влияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не допущено.

Личности осужденных исследованы с достаточной полнотой и объективностью и они обоснованно признаны судом вменяемыми.

Суд оценив всю совокупность доказательств, обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности Г., Л., А.А. по данным состава преступлений и правильно квалифицировал их действия.

Л. после отбытия 30.11.96 г. наказания, вновь совершил преступления 3 и 5 ноября 1998 года, то есть до погашения судимости, а поэтому судом обоснованно, в соответствии со ст. 18 УК РФ установлен у него рецидив преступлений.

Вопрос о наказании осужденных разрешен судом правильно, в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, о чем в приговоре приведены суждения и назначения им каждому наказание является справедливым.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 27 января 2003 года в отношении Г., Л. и А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.И.ГРИЦКИХ

 

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

М.М.МАГОМЕДОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"