||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 мая 2003 г. N 142п2003

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам адвоката Гундоровой И.А. и осужденного Б. по приговору Ярославского областного суда от 7 февраля 2002 года, по которому

Б., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый:

24 января 1990 года по ст. ст. 93-1, 144 ч. 2, 195 ч. 1 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 13 августа 1994 года по отбытии наказания;

1 ноября 1999 года по ст. ст. 145 ч. 3, 148 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, -

осужден:

- - по ст. 102 п. п. "е", "н" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы;

- - по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- - по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- - по ст. 313 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности данных преступлений ему назначено 24 года лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказания по настоящему приговору и приговору от 1 ноября 1999 года окончательно Б. назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 222 ч. 2, 222 ч. 3, 209 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ Б. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

По делу разрешены гражданские иски.

Определением Ярославского областного суда от 7 февраля 2002 года в отношении Б. прекращено уголовного дело по ст. ст. 222 ч. 1, 324, ст. 325 ч. 1, 327 ч. 3 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 сентября 2002 года приговор о нем оставлен без изменения.

В надзорных жалобах поставлен вопрос об отмене судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы жалоб и постановления о возбуждении надзорного производства, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего исключить указание о наличии в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору, Б. признан виновным в совершении умышленного убийства К.В. по предварительному сговору группой лиц и с целью сокрытия другого преступления, в побеге из-под стражи, в разбойных нападений на К.Г., Р.А., Н.Т., И.В. и в грабеже в отношении П. и А.В.Г.

Преступления имели место в период с 11 октября 1995 года по январь 1999 года в Ярославской области и г. Москве.

Б. И октября 1995 года присутствовал при совершении убийства своих друзей А.Н.В., Я., С. и И.С. Данное преступление было организовано Т., а совершено Филипповым А.Б., Р.И. и А.С.Б.

Опасаясь, что К.В. - знакомый убитых, будет разыскивать их и может выяснить обстоятельства их гибели, Б. здесь же сразу после совершенного преступления вступил с Т., Р.И., Н.М. и В. в сговор на убийство К.В., с целью сокрытия совершенных убийств.

В период с 17 по 20 октября 1995 года Н.М. по указанию Т. выкопал яму для захоронения трупа.

В период 22 - 23 октября 1995 года, около 17 часов, Б. обманным путем под предлогом поездки в гваново на автомашине привез К.В. к месту, где была выкопана яма. Там их уже ожидали В., Н.М. и Р.И., заранее приготовивший для Б. в соответствии с разработанным планом пистолет ТТ. Реализуя умысел на убийство, действуя по согласованному соучастниками плану, Б. достал из машины пистолет ТТ, заряженный двумя патронами калибра 7,62 мм, и дважды выстрелил из него К.В. в спину с близкого расстояния. От этого К.В. упал на землю, и Б., продолжая свои действия, направленные на лишение жизни потерпевшего, несколько раз ударил последнего рукояткой пистолета по голове. Затем контрольный выстрел в голову К.В. из пистолета конструкции Макарова произвел В. Б. бросил пистолет ТТ рядом с телом К.В. и скрылся с места преступления. В результате совместных действий Б. и его соучастников К.В. скончался на месте происшествия. Труп К.В. Р.И. и Н.М. закопали в яму, а одежду сожгли.

Б. содержался под стражей по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 148, ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, и 31 июля 1997 года, в 21 час. 45 мин., совершил побег.

30 октября 1997 года Б., ранее судимый за хищения, и А.С.В. договорились о совершении разбойного нападения, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, приготовили неустановленный предмет, предназначенный для устрашения потерпевшей, и разработали план завладения имуществом Р.А.

1 ноября 1997 года, около 10 часов 20 минут, Б. и А.С.В., имея при себе неустановленный предмет сходный с обрезом ружья, прибыли к квартире Р.А. Когда она открыла дверь, А.С.В. схватил ее за лицо, зажав рот и нос. Б. и А.С.В. ворвались в квартиру, повалили Р.А. на пол в прихожей. Б. ударил ее рукой по лицу, приставил к голове неустановленный предмет и под угрозой его применения потребовал указать местонахождение сейфа, в котором находились денежные средства. Действуя согласованно, А.С.В. и Б. связали потерпевшей руки и ноги. В то время, пока Б. ходил по квартире и искал сейф, А.С.В. удерживал Р.А. Затем Б. и А.С.В. перетащили потерпевшую в одну из комнат, где Б. вновь приставил ей к лицу неустановленный предмет и, угрожая убийством, потребовал указать местонахождение сейфа. Опасаясь осуществления угроз, Р.А. указала местонахождение сейфа. Обнаружив и открыв сейф, Б. и А.С.В. похитили из него принадлежащие Р.А. деньги и ценности на общую сумму 270.280.000 неденоминированных рублей и скрылись с места преступления.

19 марта 1998 года Б. и О., располагая информацией о наличии значительных материальных ценностей у К.Г., обманным путем пришли в его квартиру <...>, изучили обстановку. Исходя из этого, Б. разработал план нападения на К.Г.

20 марта 1998 года, около 15 часов, действуя согласованно по разработанному плану, Б. и О., имея при себе неустановленный предмет, по форме сходный с огнестрельным оружием, и радиопереговорные устройства, прибыли к квартире К.Г. Находясь с К.Г. наедине, О. приставил ему к телу неустановленный предмет и, высказывая угрозы убийством, заставил лечь лицом вниз, связал ему руки и ноги, заклеил рот липкой лентой - скотчем, завязал глаза шарфом и потребовал деньги и золото. Затем О. по радиостанции вызвал в квартиру Б. Вдвоем они обыскали квартиру, обнаружили и похитили принадлежащие К.Г. и его матери К.А. имущество на сумму 53.626 руб.

Располагая информацией о наличии значительных материальных ценностей в квартире Н.Т. и И.В., Б., Н.А. и неустановленное лицо договорились о совершении разбоя.

6 апреля 1998 года, около 8 часов 40 минут, Б., Н.А. и неустановленное лицо под видом ремонтных рабочих пришли в подъезд дома, где проживает Н.Т., и на лестничной площадке перед квартирой создали видимость проведения ремонтных работ. Обманным путем под предлогом набрать ведро воды соучастники проникли в квартиру Н.Т. и И.В. Один из нападавших нанес И.В. удар по затылку, причинив ушибленную рану затылочной области головы, относящуюся к легкому вреду здоровью. Н.А. сверху сел на упавшую И.В., зажал ей рот рукой, не давая кричать, пытался связать руки липкой лентой - скотчем. Б. сбил Н.Т. с ног и потребовал у нее золото и доллары, высказывая угрозы убийством, нанес несколько ударов по голове, лицу и телу Н.Т. неустановленным металлическим предметом. Не установленный следствием соучастник нанес Н.Т. удары ногами по спине. Схватив Н.Т. за волосы, Б. затащил ее в спальную комнату, бросил на кровать, продолжая наносить удары неустановленным предметом по различным частям тела. Запугав потерпевшую, Б. заставил Н.Т. указать места хранения ценностей, после чего Б. заклеил потерпевшей рот липкой лентой котчем, а по его команде не установленный следствием соучастник скотчем связал руки потерпевшей. Втроем обыскав квартиру, Б., Н.А. и неустановленный соучастник обнаружили и похитили принадлежащие Н.Т. деньги на сумму 29.658 руб. 60 коп.

4 ноября 1998 г., около 13 часов, Б. совместно с О. и неустановленным лицом по предварительной договоренности с целью хищения чужого имущества под видом сотрудников милиции проникли в квартиру <...>, где проживали П. и А.В.Г. Там Б. толкнул П. и А.В.Г. на диван, и вместе с О. и неустановленным соучастником нанес А.В.Г. множественные удары руками и ногами по телу, требуя 4.000 долларов США. О. и неустановленный соучастник выбили дверь ванной комнаты, куда забежала П., обыскали ванную комнату, обнаружили и похитили принадлежащие П. деньги в сумме 1.000 рублей. С целью подавления сопротивления Б. ударил потерпевшего рукой по голове. По требованию О., она сняла с себя и передала преступникам два золотых кольца стоимостью соответственно 1.000 рублей и 400 рублей и золотую цепочку стоимостью 600 руб. В поисках ценностей и денег соучастники втроем обыскали квартиру. По требованию Б. А.В.Г. отдал ему 1000 рублей, ключи и документы от автомашины "Хонда-Прелюдия": свидетельство о регистрации транспортного средства, доверенность на право управления автомашиной на имя А.В.Г., технический паспорт на автомашину. Затем Б., О. и неустановленное лицо завладели стоящей у дома автомашиной А.В.Г. "Хонда-Прелюдия" стоимостью 155.700 руб.

В надзорных жалобах осужденный Б. и адвокат Гундорова И.А. ставят вопрос об отмене приговора и кассационного определения и передаче дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование этого указывают, что в нарушение ст. 63 УПК РФ один и тот же судья участвовал в кассационном рассмотрении дела Б. и в порядке надзора - дела Т., выделенного из дела Б. Адвокат Темераментов защищал Б. и Н.М., интересы которых противоречили друг другу. Суд определением прекратил дело в отношении Б. по ряду статей за истечением сроков давности, однако не выяснил согласие на это осужденного. Кассационной инстанцией нарушены требования ст. 351 УПК РСФСР, выразившиеся в искажении выводов судебно-медицинской экспертизы. Суд необоснованно признал в действиях Б. особо опасный рецидив преступлений. В описательной части приговора суд оправдал Б. по п. "б" ч. 3 ст. 165 УК РФ, однако в резолютивной части об этом не указал. Суд необоснованно указал в приговоре мотив убийства - сокрытие другого преступления, которого Б. не совершал. В судебном заседании не опровергнута версия осужденного об имевшейся у него с потерпевшим Н.А. договоренности об инсценировании убийства. Н.А. лишал жизни Р.И. Доказательства, положенные в основу обвинения Б. в разбойном нападении на К.Г., получены с нарушением закона и являются недопустимыми.

Действия, связанные с завладением имуществом П. и А.В.Г., образуют не грабеж, а самоуправство, поскольку потерпевшие имели долговые обязательства перед Б. По другим составам преступления осужденному назначено чрезмерно суровое наказание.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими частичному удовлетворению.

Выводы суда о виновности Б. в инкриминируемых деяниях основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых дан в приговоре.

Из показаний В. усматривается, что в К.В. стрелял Б.

А.С.Б. подтвердил, что после убийства 4 человек Т. сказал Б., что пятый, К.В., за ним. Через некоторое время Т. сказал, что Б. застрелил потерпевшего.

Филиппов пояснил, что мотивом убийства К.В. явилось желание скрыть убийство 4 человек. Непосредственным исполнителем преступления был Б.

Аналогичные показания дали и Н.М., и Р.И. При этом Н.М. пояснил, что Б. не заменял в пистолете боевые патроны на холостые.

Осужденный О. и свидетель К. подтвердили, что в К.В. стрелял Б.

Выводы судебно-медицинского эксперта о повреждениях, причиненных К.В., изложены как в приговоре, так и в кассационном определении правильно и без каких-либо искажений, поэтому доводы жалоб в этой части являются несостоятельными.

Таким образом, приведенные доказательства, изложенные в приговоре суда, опровергают версию Б. о его непричастности к убийству К.В. и об инсценировке этого деяния. Причастность Р.И. к преступлению не установлена.

Потерпевшие П. и А.В.Г. последовательно утверждали, что никаких долговых обязательств у них перед Б. не было. О. и Б. напали на них и завладели их имуществом.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными и не согласился с заявлением Б. о наличии в его действиях самоуправства, приведя в приговоре мотивы этого решения.

Доводы, изложенные в жалобах, об оговоре себя Б. в совершении разбойного нападения на К.Г. проверялись в ходе судебного заседания и были опровергнуты.

Так, О. и Б. в процессе следствия полностью признавали свою вину по этому эпизоду.

Потерпевший К.Г. подтвердил, что нападение на него совершили осужденные, которых он опознал на следствии и подтвердил свои показания на очных ставках с ними.

Из материалов дела усматривается, что дело в отношении Б., по которому он вначале проходил в качестве свидетеля и скрылся от органов следствия, было выделено из дела Т., Н.М. и других, осужденных 20 мая 1998 года. Б. же был задержан в декабре 1998 года и впоследствии осужден.

Таким образом, Ярославским областным судом рассматривались два самостоятельных дела, а не одно, как ошибочно утверждается в жалобе.

Судья Верховного Суда Российской Федерации участвовал в рассмотрении этих двух дел в кассационном порядке, а не в порядке надзора, поэтому требования ст. 60 УПК РСФСР не нарушены.

Адвокат Темераментов на следствии по первому делу защищал интересы Н.М. В суде его представлял другой адвокат.

По второму делу по просьбе Б. его интересы представлял адвокат Темераментов, а также два других защитника.

При таких обстоятельствах право Б. на защиту не нарушено.

Прекращая уголовное дело по ст. ст. 222 ч. 1, 324, 325 ч. 1, 327 ч. 3 УК РФ суд исходил из того обстоятельства, что сроки давности привлечения Б. к ответственности истекли.

Данное решение было принято судом с учетом мнения самого Б.

В описательной части приговора суд принял решение об оправдании Б. по п. "б" ч. 3 ст. 165 УК РФ. Неуказание об этом в резолютивной части приговора не является основанием для его отмены.

С учетом изложенного суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденного в инкриминируемых деяниях и содеянному им дал надлежащую правовую оценку.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что основанием для признания в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений послужила его прежняя не погашенная судимость по ст. 93-1 УК РСФСР. Согласно ст. 7-1 УК РСФСР данное преступление относилось к категории тяжких.

Однако, как следует из приговора, Б. был признан виновным по указанному приговору за кражу икон из церквей. Это имущество изначально относилось к личной собственности и содеянное осужденным в этой части должно быть переквалифицировано со ст. 93-1 на ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, которая тяжким преступлением не являлась, с назначением по ней и по совокупности преступлений 5 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах из судебных решений подлежит исключению указание о наличии у осужденного особо опасного рецидива преступлений.

Также следует исключить отягчающие наказание обстоятельства собо опасный рецидив преступлений, с учетом вносимых изменений, и совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов, поскольку по ранее действовавшему закону, когда было совершено преступление, предусмотренное ст. 102 УК РСФСР, такого отягчающего обстоятельства в ст. 39 УК РСФСР не содержалось.

Поскольку наказание Б. назначалось с учетом особо опасного рецидива преступлений, то с учетом вносимых изменений, оно подлежит снижению.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. 1. Надзорные жалобы адвоката Гундоровой И.А. и осужденного Б. удовлетворить частично.

2. 2. Приговор Ярославского областного суда от 7 февраля 2002 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 сентября 2002 года в отношении Б. изменить, исключить указание о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений, а также отягчающие наказание обстоятельства - особо опасный рецидив преступлений и совершение преступлений с использованием оружия и боеприпасов.

Смягчить ему наказание по п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ до 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ до 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 313 УК РФ до 2 лет лишения свободы.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 23 года лишения свободы с конфискацией имущества, а в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ - 24 года лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

3. В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"