||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 мая 2003 г. N 136п2003

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш.Л.И. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 26 января 2000 года, по которому

Ш.Л.И., <...>, ранее судимый 7 декабря 1998 года по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года,

осужден к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 11 лет 6 месяцев с конфискацией имущества;

- по ст. 30 ч. 3 и п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 15 годам с конфискацией имущества.

В силу ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено к отбыванию 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2000 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе поставлен вопрос об отмене судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего исключить применение ст. 70 УК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

21 сентября 1999 года, около 13 часов, Ш.Л.И. пришел в квартиру Ш., где находился лишь И летний С. Ш.Л.И. решил открыто похитить дубленку Ш.А.В. стоимостью 800 рублей. С. стал высказывать просьбы не брать их вещи. Тогда Ш.Л.И. решил убить С. и беспрепятственно завладеть имуществом. Ножом, находившимся в квартире Ш.А.В., он нанес С. два удара в спину и поясницу и причинил тяжкий вред его здоровью. Нанося сильный удар ножом в спину малолетнему, Ш.Л.И. предвидел и желал наступления смерти и понимал при этом, что в силу своего возраста С. находился в беспомощном состоянии. В это время в квартиру вернулись Ш.Н. и Ш.Д. В связи с этим завладеть дубленкой Ш.Л.И. не успел, а смерть С. не наступила, поскольку ему своевременно была оказана медицинская помощь.

В надзорной жалобе осужденный Ш.Л.И. утверждает, что осужден необоснованно. При этом ссылается на то, что выводы суда о его виновности основаны на противоречивых доказательствах, следствием и судом нарушены требования ст. 20 УПК РСФСР. Свидетелю Ш., являющейся его женой, показания которой положены в основу приговора, не разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ. Каких-либо действий, направленных на завладение имуществом потерпевшей, он не предпринимал, а показания потерпевшего С. в этой части являются несостоятельными.

В ходе дополнительного расследования не выполнены указания прокурора. В судебном заседании не допрошены понятые, присутствовавшие при изъятии ножа, хотя он настаивал на этом. В приговоре суда не устранены противоречия в показаниях Ш. и К. в части, касающейся одежды, в которую он был одет в день преступления. В процессе следствия не проведены экспертизы по ножу, признанному орудием преступления. Данное дело подлежало рассмотрению в районном суде, поскольку ему вменялось покушение на убийство.

Следователь не ознакомил его с постановлениями о назначении экспертиз, а также не разъяснил ему право на обжалование постановления о заключении под стражу. С учетом этого осужденный просит отменить состоявшиеся судебные решения и передать дело на новое судебное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения надзорной жалобы.

Выводы суда о виновности осужденного в инкриминируемых деяниях основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых дан в приговоре.

Так, потерпевший С. последовательно утверждал, что он пустил в квартиру Ш.Л.И., который открыл шкаф и сказал, что заберет дубленку. На его просьбу не брать вещей осужденный ударил его два раза в спину. В этот момент вернулись в квартиру мать и сестра. Ш.Л.И., ударив сестру, ушел.

Не доверять показаниям потерпевшего у суда оснований не имелось, так как они объективно подтверждены показаниями свидетелей Ш., которые застали в квартире Ш.Л.И., и со слов потерпевшего им стало известно, что осужденный пытался забрать дубленку, а затем дважды ударил его.

Свидетель Ш.Л.В. на следствии показала, что осужденный вернулся домой около 3-х часов и сказал, что убил 12-летнего ребенка. Положения ст. 51 Конституции РФ свидетелю Ш.Л.В. разъяснились.

Из показаний свидетеля Сафиуллина видно, что осужденный показал место, куда он выбросил нож, где он был обнаружен и изъят в присутствии понятых. На этом ноже, согласно заключению биологической экспертизы, обнаружена кровь.

По заключению судебно-медицинского эксперта С. был причинен тяжкий вред здоровью в виде проникающего колото-резаного ранения грудной клетки слева и колото-резаной раны поясницы.

При таких обстоятельствах доводы жалобы осужденного Ш.Л.И. о том, что он на потерпевшего С. не нападал и не наносил ему ударов ножом противоречат собранным по делу доказательствам. Причины некоторых противоречий в показаниях потерпевшего С. и свидетелей Ш. судом выяснены и оценены.

Предварительное и судебное следствие проведены всесторонне и объективно, т.е. в соответствии с положениями ст. 20 УПК РСФСР.

Указания прокурора, изложенные в постановлении о направлении дела для дополнительного расследования, выполнены.

В частности, допрошены понятые по вопросам, связанным с изъятием ножа, и он был предъявлен для опознания Ш. Последняя признана потерпевшей по делу.

Дополнительно допрошены родители осужденного по поводу того, признавался ли Ш.Л.И. в покушении на убийство потерпевшего.

Также допрошены потерпевшие Ш. и К. по одежде, в которую был одет преступник, совершивший нападение на С.

Как усматривается из материалов дела, Ш.Л.И. ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз. Ему разъяснялось право на обжалование решения следователя об избрании меры пресечения, чем он и воспользовался, обратившись в суд с просьбой освободить его из-под стражи.

Поскольку Ш.Л.И. обвинялся в преступлении, указанном в ст. 36 УПК РСФСР, его дело правильно рассмотрено Верховным судом Республики Татарстан.

При таких обстоятельствах действия осужденного квалифицированы правильно.

Назначенная мера наказания является справедливой.

Вместе с тем, в соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" лица, условно осужденные, подлежат освобождению от наказания. Действие названного пункта не распространяется лишь на лиц, совершивших преступления, перечисленные в п. 12 Постановления, других ограничений для освобождения осужденных к условной мере наказания, не предусмотрено.

Как видно из материалов дела, Ш.Л.И. ранее совершил преступление, предусмотренное п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, до вступления в силу упомянутого Постановления и по приговору от 7 декабря 1998 года осужден к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Поскольку в отношении него ограничений для применения акта об амнистии не имеется, он подлежал освобождению от наказания по первому приговору и все правовые последствия, связанные с данной судимостью, должны быть аннулированы.

С учетом этого принятые судом первой инстанции решения об отмене условного осуждения на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ, о назначении наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, а также указание о признании в действиях Ш.Л.И. особо опасного рецидива преступлений подлежат исключению из приговора суда.

С учетом вышеуказанных изменений, дальнейшее наказание Ш.Л.И. в соответствии с правилами ст. 58 УК РФ следует отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу Ш.Л.И. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного суда Республики Татарстан от 26 января 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2000 года в отношении Ш.Л.И. изменить, исключить указания:

- об отмене условного наказания на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ;

- о назначении окончательного наказания по совокупности приговоров в силу ст. 70 УК РФ;

- о признании в действиях Ш.Л.И. особо опасного рецидива преступлений.

Назначенное осужденному Ш.Л.И. по совокупности преступлений предусмотренных ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "в", "з", п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет с конфискацией имущества отбывать в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"