||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 мая 2003 г. N 19/1-кп003-21сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Шишлянникова В.Ф., Степалина В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных С., Г. и адвоката Камаева А.А. на приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 26 сентября 2002 года, которым

Г., <...>, имеющий среднее образование, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 210 ч. 1 УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 208 ч. 1 УК РФ сроком на 4 года;

по ст. ст. 30 ч. 1 и 278 УК РФ в соответствии с ч. 2 ст. 66 и ст. 64 УК РФ сроком на 9 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3 и 205 ч. 3 УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "з", "л", "н" УК РФ сроком на 13 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "з", "л", "н" УК РФ сроком на 17 лет;

по ст. 150 ч. 4 УК РФ сроком на 6 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 6 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Г. 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

С., <...>, со средне-техническим образованием, имеющий на иждивении троих детей, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 210 ч. 1 УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 208 ч. 1 УК РФ сроком на 6 лет;

по ст. 30 ч. 1 и 278 УК РФ в соответствии с ч. 2 ст. 66 и ст. 64 УК РФ сроком на 9 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3 и 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "з", "л", "н" УК РФ сроком на 12 лет;

по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "з", "л", "н" УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. 150 ч. 4 УК РФ сроком на 6 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 6 лет;

по ст. 324 УК РФ в виде штрафа в размере 100 минимальных размеров оплаты труда - 45000 рублей.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С. 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества и со штрафом в размере 100 минимальных размеров оплаты труда - 45000 рублей.

По этому же делу осужден Х., в отношении которого приговор не обжалован.

Судом присяжных при обстоятельствах, изложенных в приговоре, С. и Г. признаны виновными в том, что создали преступное сообщество (преступную организацию) и незаконное вооруженное формирование, руководили ими и участвовали в них.

Кроме того, С. и Г. признаны виновными в том, что организовали приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя, при этом они совершили публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти и насильственному изменению конституционного строя, а также в ходе поездок по территории КЧР, с этой же целью, на собраниях лиц, исповедующих мусульманскую религию, призывали к борьбе с немусульманским населением, вызывая чувства ненависти к их образу жизни, культуре, традициям и религии.

С. и Г. также признаны виновными в том, что они в составе организованной группы неоднократно незаконно приобретали, передавали, хранили и носили огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывные устройства.

С. и Г. признаны виновными и в том, что в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, организовали совершение взрывов в городах Ставрополе и Пятигорске, в результате которых погибло 5 человек и 43 человека получили ранения различной степени тяжести, причинен значительный материальный ущерб.

Кроме того, Г. и С. признаны виновными в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность, а С. еще в незаконном приобретении официального документа - временного удостоверения личности гражданина Российской Федерации <...> на имя Э.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., выступление осужденного Г., поддержавшего свою кассационную жалобу, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор в части осуждения С. по ст. 324 УК РФ отменить и дело производством прекратить в связи с давностью уголовного преследования, а также изменить приговор в отношении С. и Г. и исключить осуждение по п. "з" ст. ст. 33 ч. 3 и п. "з" 105 ч. 2; 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ, а в остальном оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный С., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, при отсутствии доказательств его вины.

В дополнениях к жалобе С., оспаривая обоснованность осуждения, указывает, что уголовное дело сфальсифицировано, в ходе досудебного разбирательства к нему, другим осужденным, а также свидетелям, применялись недозволенные методы воздействия, во время судебного разбирательства сторона обвинения оказала психологическое воздействие на присяжных заседателей, без согласия стороны защиты оглашались показания свидетелей, утверждает, что никаких запрещенных законом сообществ и групп не создавал, преступлений не совершал, пистолет и гранату добровольно выдал правоохранительным органам, другого оружия у него не было, поэтому не должен нести уголовной ответственности, просит разобраться в деле и вынести по нему справедливое решение.

Осужденный Г., оспаривая приговор, считает его необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, при отсутствии доказательств его вины.

В дополнениях к жалобе Г., также утверждает, что в материалах дела нет доказательств его вины в инкриминируемых деяниях, на предварительном следствии свидетели оговорили его в результате применения к ним недозволенных методов воздействия, однако их показания незаконно были оглашены в ходе судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей, обнаруженный склад оружия в районе г. Нальчика не имеет к нему никакого отношения, не причастен он к взрывам в городах Ставрополе и Пятигорске, а также к вовлечению несовершеннолетних в преступную деятельность, просит разобраться с делом и отменить приговор.

Адвокат Катаев А.А. в интересах Г., оспаривая обоснованность его осуждения, указывает, что судом были нарушены нормы уголовно-процессуального закона, без согласия сторон были оглашены показания свидетелей. Впоследствии эти показания были признаны судом недопустимыми доказательствами и исключены из разбирательства дела, однако их оглашение повлияло на вердикт присяжных заседателей. Представленный стороной обвинения свидетель К. страдает шизофренией. На предварительном следствии Г. оговорил себя в результате примененного к нему недозволенного воздействия, объективных доказательств его вины в материалах дела нет.

В дополнении к жалобе адвокат Камаев А.А. приводит аналогичные доводы, также указывает о недоказанности вины Г., в том числе и по ст. 222 ч. 3 УК РФ, при этом адвокат утверждает, что Г. не имеет никакого отношения к оружию, обнаруженному на даче, где он был задержан.

С учетом доводов своей жалобы адвокат Камаев А.А. просит отменить приговор в отношении Г. и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката, государственный обвинитель опровергает изложенные в жалобах доводы и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности Г. и С. в преступлениях, совершенных при обстоятельствах, указанных в описательно-мотивировочной части приговора, основан на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда присяжных, не имеется.

Доводы осужденных Г., С. и адвоката Камаева А.А. о том, что в ходе досудебного производства к обвиняемым и свидетелям применялись недозволенные методы воздействия, что судебное разбирательство проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, являются несостоятельными.

В ходе судебного разбирательства проверялись заявления осужденных о применении к ним недозволенных методов воздействия, со стороны оперативно-следственных органов, однако эти заявления не нашли своего подтверждения (т. 16 л.д. 55 - 56, 58 - 62).

Не установлено нарушений уголовно-процессуального закона и в ходе судебного разбирательства.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии со ст. ст. 243 и 335 УПК РФ. Председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката Камаева А.А. о том, что на мнение присяжных заседателей повлияли показания лиц, указанных в обвинительном заключении свидетелями и, которые суд огласил без согласия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия в связи с существенными противоречиями судом были удовлетворены ходатайства стороны обвинения об оглашении показаний лиц, привлеченных к уголовной ответственности в рамках одного уголовного дела. Показания этих лиц оглашались по правилам ст. 276 УПК РФ, согласно которой при оглашении показаний не требуется согласие сторон.

Что касается показаний свидетелей, оглашенных стороной обвинения без согласия стороны защиты, то впоследствии, в связи заявленным стороной защиты ходатайством, председательствующий, в соответствии со ст. 335 УПК РФ, признал оглашенные показания свидетелей не имеющими юридической силы, при этом разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не брали во внимание эти показания при вынесении вердикта (т. 16 л.д. 67 - 68, т. 17 л. 196).

При таких обстоятельствах, нет оснований считать, что оглашенные показания повлияли на вынесение присяжными заседателями вердикта о виновности Г. и С.

Нельзя согласиться с доводами адвоката Камаева А.А. и о том, что на присяжных заседателей могли повлиять показания свидетеля К., который страдает психическим заболеванием.

Как видно из протокола судебного заседания, свидетель К. в судебном заседании не давал показания, подтверждающие виновность осужденных, а показания, которые он дал в ходе досудебного производства, судом не исследовались.

Таким образом, доводы жалоб о том, что на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, являются безосновательными.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 338 - 339 УПК РФ. Стороны не высказали своих замечаний по содержанию и формулировке вопросов, а также не внесли своих предложений о постановке новых вопросов (т. 17 л.д. 201).

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей и стороны не заявили возражений по поводу его необъективности (т. 17 л.д. 201).

Постановленный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ, а приговор суда основан на вердикте и отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

К обстоятельствам дела, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Вместе с тем, из приговора следует исключить осуждение Г. и С. по ст. ст. 33 ч. 3 и п. "з" 105 ч. 2; 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ, поскольку судом установлено, что основным мотивом преступных действий осужденных была религиозная ненависть, а не корыстные побуждения.

Учитывая, что вердикт, в соответствии с положением ст. 348 УПК РФ обязателен для председательствующего по уголовному делу, доводы кассационных жалоб о непричастности осужденных к совершению инкриминируемых деяний, об отсутствии доказательств их вины, не могут быть приняты во внимание, поскольку связаны с оценкой доказательств и в силу особенностей суда присяжных, не являются основанием для отмены приговора в кассационном порядке.

Об этих особенностях рассмотрения дел с участием присяжных заседателей осужденные были поставлены в известность при окончании расследования дела и выборе формы судопроизводства.

Вопреки доводам жалобы осужденного С., оснований для освобождения его от ответственности за незаконный оборот оружия, не имеется.

В то же время, в части осуждения С. по ст. 324 УК РФ приговор подлежит отмене, а дело прекращению на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ в связи с истечением ко дню рассмотрения в кассационной инстанции сроков давности уголовного преследования.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных, их роли в содеянном, всех обстоятельств дела, оно является справедливым и, несмотря на внесенные в приговор изменения, оснований для смягчения наказания осужденным, Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 26 сентября 2002 года в отношении С. в части осуждения по ст. 324 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении С. и Г. изменить, исключить осуждение по п. "з" ст. ст. 33 ч. 3 и п. "з" 105 ч. 2; 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч. 1, 208 ч. 1, 33 ч. 3 и 205 ч. 3, 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л", "н"; 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л", "н", 150 ч. 4, 222 ч. 3, 30 ч. 1 и 278 с применением ч. 2 ст. 66 и ст. 64 УК РФ, окончательно С. назначить 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Г. на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч. 1, 208 ч. 1, 33 ч. 3 и 205 ч. 3, 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л", "н", 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "е", "ж", "л", "н", 150 ч. 4, 222 ч. 3, 30 ч. 1 и 278 с применением ч. 2 ст. 66 и ст. 64 УК РФ, окончательно назначить 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении С. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"