||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2003 г. N 32кп003-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 2003 года кассационные жалобы осужденного А., адвоката Лукьяновой Н.Б., потерпевшей А.Г. на приговор Саратовского областного суда от 25 февраля 2003 года, которым:

А., <...>, гражданин Российской Федерации, военнообязанный, с основным общим образованием, в браке не состоящей, имеющий одного малолетнего ребенка, не работающий, зарегистрирован по месту жительства <...>, ранее судим:

1. 24 мая 1996 года Заводским районным судом г. Саратова по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

2. 10 марта 1998 года Заводским районным судом г. Саратова по ст. 228 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, освобожден 9 марта 2000 года по отбытии срока наказания;

3. 19 марта 2002 года Энгельсским городским судом Саратовской области по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д" УК РФ сроком на 19 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение к лишению свободы, назначенное А. приговором Энгельсского городского суда Саратовской области от 19 марта 2002 года отменено.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное ему по приговору Энгельсского городского суда Саратовской области от 19 марта 2002 года и окончательное наказание по совокупности приговоров назначено в виде лишения свободы сроком на 21 год в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденному А. исчислен с 1 ноября 2002 года.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ назначена А. принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по поводу опийной наркомании и хронического алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения А., поддержавшего доводы жалобы, возражение мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда А. признан виновным в умышленном причинении смерти с особой жестокостью находившейся в беспомощном состоянии малолетней А.К.

В кассационных жалобах:

Осужденный А., выражая свое несогласие с приговором полагает, что судебно-психиатрическая экспертиза проведена недостаточно полно.

Защитник адвокат Лукьянова Н.Б. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение для проведения А. дополнительной судебно-психиатрической экспертизы.

Потерпевшая А.Г. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение для проведения А. психиатрической экспертизы.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, возражения на жалобы, Судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей А.Г., свидетелей Е., Л., С., осужденного А., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской, биологической экспертиз.

Судом исследовался вопрос о вменяемости А. У суда не имелось каких-либо сомнений в том, что во время совершения преступных действий он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

В соответствии с заключением экспертов-психиатров его следует считать вменяемым. Вследствие имеющихся у него наркомании опийной группы и алкоголизма на фоне отдаленных последствий черепно-мозговых травм с нерезко выраженными изменениями личности у него были амнестическиезапамятованием) формы опьянения, сопровождающиеся буйством, агрессией и аутоагрессией, имеется социальная деградация наряду с некоторыми психическими и неврологическими изменениями, характерными для алкоголиков и наркоманов, перенесших черепно-мозговые травмы: раздражительность, придирчивость, вспыльчивость, конфликтность, агрессивность, морально-этическое огрубение, поверхностность суждений, а также нерезко выраженные цереброастенические расстройства (головные боли, шум в голове). Признаки какой-либо психотической симптоматики в его действиях отсутствуют. Его поведение носило характер свойственных ему в состоянии алкогольного опьянения придирчивости, буйства, агрессии.

Каких-либо новых данных, опровергающих это заключение либо свидетельствующих о его неполноте или необъективности в ходе судебного разбирательства не представлено.

Данное в отношении осужденного заключение экспертов-психиатров является полным, оно основано на собранных по делу доказательствах и соответствует им.

Поэтому суд признал это заключение полным и достоверным доказательством, а подсудимого А. вменяемым, подлежащим уголовной ответственности и наказанию.

Данное заключение экспертизы, проведенной в соответствии с требованием ст. 199 УПК РФ, сомнений у Судебной коллегии не вызывает, как не вызывает сомнений и само психическое состояние А., который ориентировался в судебной ситуации и принимал активное участие в исследовании доказательств по делу.

Новых оснований для назначения дополнительной судебно-психиатрической экспертизы суд обоснованно не усмотрел.

В соответствии с этим же заключением экспертов-психиатров А. страдает опийной наркоманией и алкоголизмом. В этой связи суд посчитал необходимым применить к нему принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, поскольку в таком лечении он нуждается и оно ему не противопоказано.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит.

При назначении А. наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного и на достижение иных целей наказания, таких как восстановление социальной справедливости и предупреждение совершения новых преступлений.

А. совершил особо тяжкое преступление против жизни умышленно, с особой жестокостью, лишил жизни беспомощного двухлетнего ребенка.

Суд учел то, что осужденный по месту учебы в школе, месту работы в 1990 - 1991 годах на Саратовском подшипниковом заводе, по месту жительства характеризуется положительно, участковым инспектором 2 отдела Энгельсского ГРУВД характеризуется отрицательно.

Наличие у осужденного малолетнего ребенка и матери-инвалида суд признал обстоятельствами, смягчающими его наказание.

Рецидив преступлений суд признал обстоятельством, отягчающим наказание А.

Оснований для смягчения наказания А. не имеется.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 25 февраля 2003 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"