||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2003 г. N 83-о03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П. и Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 2003 года кассационные жалобы осужденного Л.А. и его законного представителя Л.С. на приговор Брянского областного суда от 4 декабря 2002 года, которым

Л.А., <...>, русский, с образованием 7 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии;

постановлено взыскать солидарно с Л.А. и Л.С. в пользу С.Н. 15000 рублей компенсации морального вреда;

по ст. 213 ч. 3 УК РФ Л.А. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

По этому же делу осужден по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы в воспитательной колонии С.Л., 6 ноября 1986 года рождения, в отношении которого приговор не обжалован.

Л.А. признан виновным в совершении группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения на С.В., 1959 года рождения, с применением насилия, опасного для его здоровья и угрозы применения такого насилия.

Преступление совершено 5 апреля 2002 года в пос. Белые Берега г. Брянска при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденного Л.А., поддержавшего кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, мнение прокурора Вощинского М.В., возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшего приговор в отношении Л.А. оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л.А. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Л.А. указывает, что выводы в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Телесные повреждения потерпевшему он причинил не в связи с разбоем, а в ответ на удар потерпевшего ему по лицу, в порядке самозащиты. Сговора с С.Л. на завладение деньгами потерпевшего не было, и его действия квалифицированы неправильно. С.Л. предложил ему лишь поговорить с С.В. по поводу имевшего место ранее конфликта, но он отказался и находился неподалеку, не слыша их разговора. Потерпевший неожиданно беспричинно ударил его рукой по лицу, и он упал, а когда поднялся, нанес второй удар. Защищаясь, он также нанес потерпевшему ответные удары и отбежал, после чего видел, как С.Л. пинал потерпевшего. Он, Л.А., пытался предотвратить избиение, но С.Л. стал кирпичом наносить потерпевшему удары по голове. Он, Л.А., лишь перевернул его на бок, чтобы не захлебнулся кровью, и убежал домой, денег у потерпевшего они не видели и не брали, причинить тяжкий вред здоровью С.В. он не мог, но его доводы необоснованно были отвергнуты, действиям дана неправильная правовая оценка и назначено чрезмерно суровое наказание, без учета его несовершеннолетнего возраста, состояния здоровья матери, наличия у него заболевания руки, не обсужден вопрос о применении ст. 73 УК РФ. Судом сделаны неправильные выводы о том, что на следствии он признавался в совершении разбоя по сговору с С.Л. Такие выводы не основаны на доказательствах и противоречат последовательным показаниям его и С.Л. на следствии и в суде. Не получило оценки заключение судебно-медицинского эксперта о наличии у него телесного повреждения. Необоснованно взыскана с него компенсация морального вреда в пользу потерпевшего, которому он причинил лишь легкий вред, сумма компенсации является чрезмерно большой. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 115 УК РФ и назначить более мягкое наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе законный представитель осужденного Л.С. не согласна с назначенным сыну наказанием, которое считает чрезмерно суровым и не соответствующим фактически содеянному им и поведению потерпевшего, который сам спровоцировал конфликтную ситуацию и первым ударил сына по лицу. От действий сына не должно наступить тяжких последствий. Просит приговор в отношении Л.А. изменить и снизить ему наказание.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая С.Н. и государственный обвинитель Хомяков В.И. считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Л.А. законным и обоснованным.

Выводы суда о его виновности основаны на исследованных в судебном заседании изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного Л.А. в судебном заседании видно, что, увидев подходившего к магазину С.В., См предложил забрать у него деньги, на что он ответил безразлично. С.Л. отозвал С.В. в сторону, и он не слышал их разговора. Неожиданно он, С.В., ударил его в лицо несколько раз. В ответ он ударил его по ноге ногой, а затем рукой в живот, отчего они вместе упали на асфальт. Когда поднялся, увидел, что С.Л. бил С.В. ногами. Он сначала оттаскивал С.Л., а затем увидел, как С.Л. бил потерпевшего кирпичом. Он просил не бить потерпевшего, подошел и перевернул его на бок. Изменение показаний, по сравнению с данными на предварительном следствии, объясняет избиением его работником милиции.

Из показаний осужденного С.Л. в судебном заседании следует, что возле магазина они решили разобраться с С.В. по поводу ранее происшедшего конфликта, денег от него не требовали. С.В. первым дважды ударил Л.А., и они вместе упали. Когда Л.А. поднялся, он, С.Л., стал бить С.В. ногами в грудь и по голове, а затем кирпичом по голове, чтобы оглушить его, чтобы не помнил, кто его бил. Убивать потерпевшего не хотел.

Изменение показаний С.Л. объяснил тем, что следователь неправильно записал его показания.

Показаниям обоих осужденных суд дал оценку в совокупности с другими доказательствами, в том числе, и их показаниями на предварительном следствии, которые исследовались в судебном заседании в порядке устранения и оценки противоречий.

Из показаний осужденного Л.А. на предварительном следствии, данным в присутствии адвоката, следует, что С.Л. предложил ему отобрать деньги у С.В., которого они отозвали за угол дома и стали требовать деньги, угрожая избить и покалечить его. Потерпевший, ссылаясь на отсутствие денег, просил отпустить его, но они стали избивать его руками и ногами. Когда потерпевший перестал сопротивляться, он отошел в сторону, а С.Л. кирпичом нанес потерпевшему не менее трех ударов по голове, и они разошлись (т. 1 л.д. 21).

Согласно протоколу очной ставки Л.А. и С.Л., проведенной в присутствии адвокатов, Л.А. подтвердил, что С.Л. предложил ему отобрать у С.В. деньги, и он не отказался от этого. Потерпевшего они просили отдать деньги добровольно, удары ему наносили одновременно (т. 1 л.д. 87 - 90), что подтвердил и осужденный С.Л.

Аналогичные показания оба осужденных дали при осмотре места происшествия с участием их и адвокатов (т. 1 л.д. 91 - 105) и осужденный С.Л. при его допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 130 - 133).

Согласно записки, изъятой у Л.А. при доставлении его в суд, он инструктирует С.Л., чтобы тот изменил показания в его пользу, при этом предлагал, какие дать показания.

Из показаний потерпевшей С.Н. видно, что она подтвердила наличие у мужа денег в сумме свыше 1000 рублей.

Из показаний свидетелей Щ., Х. и М. следует, что в ходе предварительного следствия в отношении осужденных никакого насилия не применялось, показания они давали добровольно, в чем и расписывались, все принимавшие участие лица, указаны в протоколах следственных действий.

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть потерпевшего С.В. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, причиненной не менее, чем от трех ударных воздействий твердых тупых предметов, осложнившейся развитием отека головного мозга; кроме того, на трупе установлены переломы носовых костей и верхней челюсти, 6 ребра справа по передней надмышечной линии, а также другие телесные повреждения различной степени тяжести и локализации (т. 1 л.д. 26 - 36).

При осмотре места происшествия был обнаружен силикатный кирпич, при этом осужденный С.Л. показал, что именно этим кирпичом он наносил удары по голове потерпевшему.

Из акта криминалистической экспертизы следует, что кусок провода, обнаруженный на месте происшествия, и провод к аудиоплейеру, изъятый дома у Л.А., ранее составляли единое целое (т. 1 л.д. 68 - 71).

По заключению судебно-медицинской экспертизы, на куртке Л.А. и кирпиче обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего С.В. и не могла произойти от осужденных Л.А. и С.Л. (т. 1 л.д. 154 - 161).

Психическое состояние Л.А. проверено надлежащим образом, выводы суда в этой части основаны на полном и объективном заключении экспертов-психиатров, получивших мотивированную оценку в приговоре.

Доводы осужденного Л.А. о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что телесные повреждения потерпевшему он причинил не в связи с разбойным нападением, а в порядке самозащиты от неправомерных действий потерпевшего, являются несостоятельными, поскольку опровергаются указанными выше доказательствами, достоверность которых обоснована в приговоре.

Этими же доказательствами опровергаются доводы жалобы осужденного об отсутствии сговора с С.Л. на завладение деньгами потерпевшего, а его доводы о личных мотивах нападения на потерпевшего являются надуманными и бездоказательными.

Правомерность действий потерпевшего, который оказывал сопротивление во время нападения на него, сомнений не вызывает.

Доводы осужденного Л.А. о том, что он не мог причинить тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и аналогичные доводы в жалобе его законного представителя не имеют правового значения, поскольку Л.А. за указанные последствия приговором не осужден, а характер причиненных им телесных повреждений не влияет на квалификацию содеянного.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Л.А. по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о незаконности приговора, по делу не имеется.

Наказание Л.А. назначено практически в минимальных пределах санкции уголовного закона, с учетом содеянного, данных о его личности и не является чрезмерно суровым и несправедливым.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по их доводам и смягчения Л.А. наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 4 декабря 2002 года в отношении Л.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Л.А. и его законного представителя Л.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ПЕЛЕВИН Н.П.

ИСТОМИНА Г.Н.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"