||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2003 года

 

Дело N 15-о03-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Червоткина А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 2003 года кассационную жалобу осужденного Ц. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 21 марта 2003 года, которым

Ц., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 8 лет лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на 10 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислять с 17 октября 2002 года.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., мнение прокурора Глумовой Л.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ц. признан виновным в том, что около 15 часов 17 октября 2002 года в г. Саранске умышленно причинил смерть К., 1968 года рождения, и покушался на убийство второго потерпевшего, Б., 1972 года рождения.

Преступление совершено им при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Ц. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Ц. просит о смягчении наказания, при этом ссылается на то, что осужден за умышленное причинение смерти необоснованно. Указывает, что на предварительном следствии нарушено его право на защиту, так как следователь сам предоставил ему адвоката, который ненадлежаще осуществлял защиту его прав. При ознакомлении с материалами дела у него не было очков и протоколы подписал не читая их. Суд не учел, что потерпевшие за несколько дней до этих событий избили его, а 17 октября пригласили в свою комнату выпить спиртное, но начали оскорблять его и избивать, а он вырвался от них и схватив молоток стал наносить им удары, но умысла на причинение смерти не имел. Считает, что преступление совершил он находясь в состоянии аффекта, а выводы судебно-психиатрической экспертизы являются неправильными. Утверждает, что в заключениях судебно-биологических экспертиз не указано, чья кровь была обнаружена на его одежде и на молотке. При назначении наказания суд не учел данные о его личности и данные о личности потерпевших, также то, что он заболел туберкулезом, что умер брат и его больная мать осталась одна.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что Ц. обоснованно осужден за причинение смерти К. и покушение на убийство Б.

Доводы жалобы осужденного о том, что он не имел умысла на причинение смерти потерпевшим и преступление совершил в состоянии сильного душевного волнения, как видно из материалов дела, выдвигались им в ходе судебного разбирательства дела, судом они проверены, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, 17 октября 2002 года около 15 часов Ц. пришел в комнату, в которой проживали К. и Б. При распитии спиртных напитков между ними возникла ссора и Ц., схватив молоток, стал наносить удары в область головы Б. и К., причинив им обоим множественные ушибленные раны головы. От полученных повреждений К. скончался на месте, а Б., благодаря своевременно оказанной квалифицированной медицинской помощи, помимо воли осужденного, остался жив.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании тщательно исследованных материалах дела, в том числе показаний самого осужденного, подробно показавшего об обстоятельствах, при которых он причинил смерть К. и покушался на убийство Б., при этом он подтвердил свои показания с выходом на место преступления.

Обстоятельства совершения преступления, изложенные Ц. во время проверки показаний на месте, совпадают с данными, объективно установленными в ходе осмотра места происшествия.

Доводы жалобы о том, что он наносил потерпевшим удары молотком в состоянии аффекта, несостоятельны, эти доводы опровергаются выводом судебно-психологической экспертизы, также показаниями допрошенного в судебном заседании эксперта, из которых видно, что в момент совершения преступления осужденный Ц. находился во вменяемом состоянии.

Из показания потерпевшего Б. видно, что до событий от 17 октября 2002 года в течение недели он, К. и Ц. распивали спиртные напитки, между ними никаких конфликтов не было, но могли быть лишь словесные ссоры.

Из показаний М. также видно, что К. и Ц. вместе распивали спиртное.

Свидетель К. показала, что Ц. общался с Б. и К., употреблял спиртные напитки. 17 октября 2002 года, когда она дежурила на вахте, в 4-м часу спустился Ц. и сообщил, что он и потерпевшие подрались. В комнате, где жили Б. и К., она увидела лежащего на кровати мужчину, на котором была кровь. После этого она вызвала милицию. Затем она увидела на футболке Ц. кровь, при этом Ц. ей сказал, что ударил потерпевших молотком.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в комнате, где проживали потерпевшие, на одной кровати обнаружен труп К. с множественными ранами в области головы. С другой кровати изъяты постельные принадлежности, обильно запачканные кровью. Около кроватей на предметах мебели и стене имеются множественные брызги крови.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть К. наступила в результате тупой открытой травмы головы, которые образовались от воздействия тупых твердых предметов незадолго до смерти и в совокупности повлекли за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Из заключения другой судебно-медицинской экспертизы видно, что у потерпевшего Б. обнаружено шесть ушибленных ран волосистой части головы, открытые вдавленные переломы височной кости справа, лобной кости, теменных костей с повреждением вещества мозга; ушиб головного мозга тяжелой степени. Причинены они тупыми твердыми предметами и повлекли за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Давность их причинения соответствует времени совершения преступления.

Как видно из протокола осмотра места происшествия, в комнате, где проживал Ц., в чемодане для инструментов, изъят молоток со следами крови, в платяном шкафу обнаружена и изъята футболка со следами крови, а заключениями судебно-биологических экспертиз установлено, происхождение обнаруженной на спортивных брюках Ц. крови от потерпевшего К. не исключается, а обнаруженная кровь на футболке, части пятен на тапочках, смывах с ушной раковины Ц., произошла от потерпевшего Б.

Кроме того, на наволочке, изъятой с одной кровати в комнате N 306, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от В.; на наволочке с другой кровати, фрагменте обоев обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от К.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы также следует, что в части пятен на молотке, изъятом из комнаты Ц., обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего Б., а в других пятнах обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Б. и К. в случае смешения.

Приведенные доказательства опровергают доводы жалобы осужденного о том, что следственными органами и судом не установлена, кому принадлежит обнаруженная на молотке кровь. В то же время исследованные доказательства подтверждают, что молоток, изъятый их комнаты Ц., являлся орудием преступления.

Утверждения осужденного о том, что в момент совершения преступления он находился в состоянии аффекта, также проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются выводами судебно-психологической экспертизы, также показаний допрошенной в судебном заседании эксперт-психолога К.Н. о том, что возможная суженность сознания Ц. не свидетельствует о том что он находился в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), поскольку отсутствовали другие признаки аффекта.

Оценив заключение данной экспертизы в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Ц. не находился в состоянии сильного душевного волнения в момент совершения преступления, также не находился он и в состоянии необходимой обороны.

Из дела видно, что судом проверялись доводы осужденного о том, что потерпевшие К. и Б. сами избивали его и с учетом заключения судебно-медицинской экспертизы, из которого видно, что каких-либо телесных повреждений у Ц. не обнаружено, признал доводы осужденного несостоятельными.

Выводы проведенных по делу экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку проведены они специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм, что опровергает доводы осужденного о том, что выводы экспертиз являются сомнительными.

При установленных обстоятельствах, когда Ц. умышленно тяжелым предметом наносил удары с достаточной силой в жизненно важный орган обоим потерпевшим, а именно - в голову, при этом он основное количество ударов нанес потерпевшим в момент, когда они не оказывали какого-либо сопротивления, так как К. лежал на кровати, а Б. сидел, закрывшись подушкой, суд обоснованно сделал вывод о том, что осужденный причинил смерть потерпевшему К. и покушался на причинение смерти Б., с прямым умыслом.

Действия Ц. правильно квалифицированы судом по ст. 105 ч. 1 УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку и по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как покушение на умышленное причинение смерти двух лиц.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

Несостоятельными являются утверждения осужденного о том, что предоставленный ему адвокат осуществлял защиту его прав и интересов ненадлежаще, тем самым нарушено его право на защиту, поскольку процессуальные права и ст. 51 Конституции РФ были разъяснены ему, адвокатом он был обеспечен своевременно, никаких замечаний на адвоката или ходатайств о его замене, осужденным не заявлялось.

Таким образом нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Наказание назначено Ц. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе и указанных в его жалобе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 21 марта 2003 года, в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Ц. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"