||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2003 г. N 45-о02-193

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Пелевина Н.П.,

Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 2003 г. кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Заплатина Н.И. на приговор Свердловского областного суда от 1 ноября 2002 г., которым

Ф., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ф. признан виновным в убийстве на почве личных неприязненных отношений Щ.И., 1960 года рождения и М.А., 1982 года рождения.

Преступление совершено 13 мая 2002 года в г. Реже Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденного Ф., поддержавшего кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, мнение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего исключить указание об отбывании осужденным первых 5 лет срока наказания в тюрьме, а доводы жалобы необоснованными и просившего в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ф. в судебном заседании виновным себя признал.

В кассационной жалобе осужденный Ф. считает, что уголовное дело сфабриковано и рассмотрено с обвинительным уклоном, а приговор постановлен на предположениях. Необоснованным является вывод суда о том, что нож к потерпевшим он принес с собой. Фактически потерпевшая М.А. первая ударила его кастрюлей, а затем схватила нож. М. и К. дали ложные показания, свидетель Г. на суд не явилась, так как ее не отпустил сожитель Щ., бывший муж потерпевшей, но ее показания не исследовались и оценки не получили, хотя она могла охарактеризовать потерпевших Щ.И. и М.А. с которыми у него сложились неприязненные отношения. В момент содеянного он находился в состоянии аффекта от их неправомерных насильственных действий, и его действия квалифицированы неправильно. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 107 ч. 2 УК РФ и снизить наказание.

В кассационной жалобе адвокат Заплатин Н.И. считает, что действия Ф. квалифицированы неправильно и ему назначено чрезмерно суровое наказание. В судебном заседании установлено, что потерпевшие вели себя агрессивно, М.А. первая ударила осужденного по голове кастрюлей, размахивала ножом, угрожая убийством, обе нанесли ему удары руками. Он отобрал у М.А. нож и, не контролируя от волнения своих действий, стал наносить им удары ножом, очнулся уже в поезде, идущем на Тюмень. Его доводы подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, однако им дана неправильная оценка. Смерть потерпевшим Ф. причинил в состоянии аффекта, надуманным является вывод суда о принесении им ножа с собой, не подтвержденный доказательствами, и приговор основан на предположениях. Просит приговор изменить, действия Ф. переквалифицировать на ст. 107 ч. 2 УК РФ и снизить ему наказание.

В возражении на жалобу адвоката потерпевшая К. считает ее необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Ф. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного Ф. в судебном заседании усматривается, что 13 мая 2002 года утром он пришел к потерпевшим, с которыми находился в неприязненных отношениях. Дверь открыла Щ.И., и он вошел в прихожую. В это время из комнаты выскочила М.А., которой не должно было быть дома, взяла в кухне кастрюлю и ударила ею его в бровь. Затем она снова убежала в кухню и выбежала оттуда с ножом, угрожая зарезать его. После этого она и Щ.И. набросились на него и стали бить. Он выхватил у М.А. нож и стал им наносить удары обеим потерпевшим, количества нанесенных ударов не помнит. Очнулся только при его задержании работниками милиции в г. Тюмени, куда уехал попрощаться с родственниками.

Данным показаниям осужденного Ф. в приговоре дана критическая оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшей К. следует, что со слов Щ.И. ей известно о неприязненных отношениях ее и дочери М.А. с Ф., который угрожал обоих убить. Ранее он сломал Щ.И. палец, изорвал на ней всю одежду, постоянно издевался над ней, увозил ее к своей матери, где закрывал и держал несколько дней. Об убийстве потерпевших она узнала 13 мая 2002 года.

Свидетель Ч. показала, что в период сожительства Щ.И. с Ф. они часто ссорились, Щ.И. жаловалась, что он ломал ей пальцы, обе потерпевших обращались на него с заявлением в милицию. Одновременно она показала, что после случившегося она была в квартире потерпевших и никакой кастрюли в коридоре не видела.

Из показаний потерпевшего М. следует, что накануне случившегося потерпевшие рассказывали, что Ф. угрожал им убийством. 13 мая 2002 года утром он пришел домой и обнаружил открытой дверь в квартиру, в прихожей была кровь. Щ.И. лежала в зале, в комнату М.А. вели кровавые следы, шпингалет на двери был сорван. Труп М.А. находился рядом с окном, на котором был открыт шпингалет. Порядок в кухне не был нарушен, все кастрюли находились на своих местах на полках, в коридоре или комнатах кастрюль не было. Из тумбочки в коридоре пропал нож.

Факт обнаружения трупов потерпевших Щ.И. и М.А. с признаками насильственной смерти подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 9 - 14).

Анализируя в приговоре приведенные выше доказательства, суд мотивированно пришел к выводу о том, что доводы осужденного Ф. о нанесении ему удара кастрюлей не подтверждаются никакими объективными данными.

Кроме того, данный факт не влияет на правовую оценку его действий, поскольку не свидетельствует о нахождении осужденного в состоянии необходимой обороны, а является результатом очередной конфликтной ситуации, им же и созданной. Также суд пришел к правильному выводу, в опровержение доводов осужденного, что смертельные ранения потерпевшим он нанес имевшимся у него складным ножом, а не кухонным ножом, который, якобы, был в руках у М.А.

По заключению эксперта-биолога, на изъятой у Ф. трикотажной куртке установлено присутствие крови (т. 1 л.д. 66 - 73).

Из актов судебно-медицинских экспертиз установлено:

смерть Щ.И. наступила от кровопотери, вызванной ножевыми ранениями сердца и правого легкого;

колото-резаные раны могли быть причинены колюще-режущим предметом незадолго до смерти потерпевшей;

смерть М.А. наступила от обильной кровопотери, вызванной проникающим ранением грудной клетки с повреждением аорты, которое могло быть причинен незадолго до смерти колюще-режущим орудием типа ножа (т. 1 л.д. 36 - 39, 43 - 46).

Достоверность, допустимость и достаточность приведенных выше доказательств сомнений не вызывает и в приговоре нашла мотивированное обоснование.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Ф. является правильной, законной и обоснованной.

Доводы осужденного в кассационной жалобе о фабрикации обвинения и предположительности выводов приговора не соответствуют приведенным выше доказательствам, получившим в приговоре мотивированную оценку.

По изложенным выше основаниям несостоятельными являются доводы осужденного о том, что потерпевшие своим агрессивным поведением привели его в состояние аффекта. По тем же основаниям являются несостоятельными аналогичные доводы в жалобе адвоката.

Ссылка осужденного на ложность показаний потерпевших М. и К. не основана на каких-либо объективных данных и лишает их доказательственного значения.

В связи с этим, необоснованными являются доводы жалоб осужденного и адвоката о неправильной правовой оценке содеянного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о незаконности приговора, по делу не имеется.

Наказание осужденному Ф. назначено с учетом содеянного, данных о его личности и не свидетельствует о его несправедливости.

Вместе с тем, назначение ему отбывания первых 5 лет в тюрьме в приговоре не мотивировано вообще и, исходя из данных о его личности, необходимостью не вызывается и подлежит исключению из приговора, оснований для удовлетворения жалоб по их доводам не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 1 ноября 2002 года в отношении Ф. изменить, исключить указание об отбывании в тюрьме первых 5 лет срока наказания и назначить ему отбывание всего срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Заплатина Н.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

Г.Н.ИСТОМИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"