||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 мая 2003 г. N 69-о03-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Давыдова В.А., Эрдыниева Э.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 23 мая 2003 г. кассационные жалобы осужденного З., адвокатов Савченко В.В. и Руттера Ю.А. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области от 19 декабря 2002 г., которым

З., <...>, судимый 9 ноября 2001 г. по ст. ст. 222 ч. 3, 295 УК РФ к 18 годам лишения свободы, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пятнадцать лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ - двадцать три года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., объяснения адвоката Руттера Ю.А., мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный З. в кассационной жалобе просит о пересмотре дела, указывая на то, что осужден необоснованно и обвинение в отношении него сфабриковано.

В его защиту адвокат Савченко В.В. просит в жалобе об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Руттер Ю.А. в кассационных жалобах просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение и в обоснование просьбы приводит доводы, суть которых сводится к следующему.

Выводы суда о виновности З. не подтверждены достаточными, допустимыми доказательствами.

Так, признавая З. виновным в убийстве И., суд сослался на письменные объяснения самого осужденного, данные им в ходе предварительного следствия. Между тем, уже в ходе расследования по делу, З. заявил, что был вынужден оговорить себя в результате неправомерных действий работников милиции. Обстоятельства преступления, о которых сообщил З. в заявлении от 6 сентября 2000 г., в т.ч. и об отказе И. выплачивать карточный долг, как о мотиве для убийства, объективно другими доказательствами не подтверждены.

По этим же основаниям не могут быть приняты во внимание объяснения З. относительно его роли в убийстве Р. Вражда между Ч. и Р., связанная с оспариванием права собственности на помещения в д. 22 по ул. Калинина, как мотив для убийства Р., не подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Необоснованно судом были отвергнуты показания свидетеля Г. о том, что убийство Р. совершил С.А., хотя показания Г. достаточно детальны и согласуются с другими доказательствами.

Фактически по делу осталось неустановленным: каким образом исполнители убийства Р. и И. смогли выделить потерпевших из числа других лиц.

Кроме того, по мнению защитника, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку установленные им обстоятельства преступления, включая мотив и роль З., существенно отличаются от обстоятельств преступления, изложенных в обвинительных документах.

Что касается осуждения за незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами, то выводы суда в этой части основаны лишь на показаниях жены З. о том, что она у себя дома обнаружила пистолет. При этом судом не приняты во внимание ее показания в суде, из которых видно, что ей неизвестно, был тот пистолет боевой или газовый.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно. Выводы суда о виновности З. в организации убийства Р. и И. и совершении незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Так, в своем заявлении от 6 сентября 2000 г. З. достаточно подробно изложил обстоятельства, при которых были совершены названные преступления, в т.ч. место, время, способ и мотив преступления, указал о своей роли в содеянном.

Заявление З., как доказательство его вины, обоснованно положено в основу обвинительного приговора, поскольку обстоятельства преступления, о которых он пояснил, достаточно детальны и полностью подтверждены показаниями свидетеля С.Т., которому осужденный сам рассказал о совершенных им преступлениях и который записал этот разговор на аудиокассету в ресторане "Русский клуб" в д. Шапша. Аудиокассета, на которой записан разговор С.Т. и З., изъята работниками милиции у сына И., которому ее передал С.Т., с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. В соответствии с заключением фоноскопической экспертизы, устная речь, записанная на фонограмме, произнесена С.Т. и З., т.е. лицами, указанными в постановлении. Выводы экспертов получены при исследовании спорной фонограммы и образцов речи, которые были записаны при проведении видеозаписи их допросов.

Помимо показаний С.Т., сведения, изложенные в заявлении З. от 6 сентября 2000 г., объективно подтверждены: данными осмотров места происшествия, выводами судебно-медицинских и баллистических экспертиз, протоколами опознания и следственных экспериментов, показаниями свидетелей, содержание которых изложено в приговоре.

Собранными по делу доказательствами, которым суд дал правильную оценку, полностью опровергаются доводы кассационных жалоб о необоснованности осуждения З.

С доводами жалоб о недопустимости заявления от 6 сентября 2000 г., как доказательства, согласиться нельзя.

Как видно из заключений почерковедческой и автороведческой экспертиз, текст названного заявления выполнен З. без участия другого лица, не под диктовку, в привычном для него состоянии. Содержание видеозаписи, приобщенной к материалам делам, опровергает доводы о применении к З. физического либо психического принуждения со стороны работников милиции.

Утверждения о применении недозволенных методов ведения следствия проверялись прокуратурой округа, но не нашли подтверждения. О необоснованности доводив жалоб, в этой части, свидетельствуют и показания С.Т.

При таких данных заявление З. суд обоснованно признал допустимым доказательством.

Несостоятельными являются и другие доводы, изложенные в жалобе адвоката Руттера.

Показания свидетеля Г. об убийстве Р. С.А., достаточно всесторонне были исследованы в ходе судебного следствия и в приговоре им дана надлежащая оценка. Выводы суда, в этой их части, Судебная коллегия находит правильными. Версия о причастности к преступлению С.А. проверялась органами следствия и дело в отношении него было прекращено за отсутствием состава преступления. Мотив, которым руководствовался З., при организации убийства Р. и И., судом установлен: преступления им совершены за материальное вознаграждение, т.е. из корыстных побуждений.

Судебное разбирательство по делу проведено в полном соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ.

Действия З., за совершение которых он был осужден, были ему инкриминированы, о чем свидетельствуют обвинительные документы.

Отсутствие в приговоре данных о том, каким образом исполнить убийства опознал Р. и И., никак не ставит под сомнение вывод суда о виновности З. в организации убийства названных лиц, основанный на оценке совокупности доказательств, в т.ч. и заявления самого осужденного, в котором идет речь об убийстве именно этих лиц.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из приговора, З. за убийство И. и незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами, совершенными в декабре 1997 г. - январе 1998 г. осужден по признаку совершения названных преступлений в составе организованной группы. В обоснование такого вывода суд сослался на то, что З. разрабатывал план убийства, распределял роли, решал вопросы финансирования приобретения оружия и оплаты вознаграждения исполнителю преступления.

Однако с этим выводом суда согласиться нельзя, поскольку, в силу ст. 35 ч. 3 УК РФ, определяющим признаком организованной преступной группы является ее устойчивость. Между тем, в приговоре не приведено никаких мотивов в обоснование вывода об устойчивости группы. Обстоятельства, которые суд привел в приговоре, свидетельствуют лишь об организаторской роли З. в убийстве И., а не о совершении преступления организованной группой. При таких данных названный квалифицирующий признак подлежит исключению из приговора. Органами предварительного следствия действия З., связанные с убийством Р., были квалифицированы по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР. Поскольку З. непосредственного участия в лишении жизни Р. не принимал и смерть последнего наступила от действий одного лица, то п. "н" названной статьи был обоснованно исключен из обвинения.

Наряду с этим нельзя признать правильным вывод суда о том, что действия З., совершенные в отношении Р., охватываются п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он противоречит требованиям ст. 16 УК РФ. Применительно к положениям части первой данной статьи действия виновного по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ могут быть квалифицированы лишь в случае совершения двух или более преступлений, предусмотренных ст. 103 УК РСФСР либо ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.е. преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи.

Поскольку действия З. в отношении Р. и И. квалифицированы различными статьями: ст. 102 п. "а" УК РСФСР и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ, а Особенная часть Уголовного кодекса РФ не предусматривает возможность признания совершения этих преступлений неоднократным, то содеянное следует квалифицировать раздельно.

Кроме того, квалифицируя действия З. по одной статье, суд нарушил требования ст. 252 УПК РФ, поскольку санкция ст. 105 ч. 2 УК РФ является более строгой, по сравнению с санкцией ст. 102 УК РСФСР.

С учетом изложенного, действия З. необходимо переквалифицировать со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на ст. 17 ч. 4, ст. 102 п. "а" УК РСФСР, предусматривающие уголовную ответственность за организацию умышленного убийства из корыстных побуждений и на ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ, предусматривающие ответственность за организацию убийства, т.е. умышленного лишения жизни другого человека, совершенного из корыстных побуждений, неоднократно.

Действия З., связанные с незаконными приобретением, ношением, перевозкой, передачей огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные в декабре 1997 г. - январе 1998 г., следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ (в ред. от 25.06.1998).

Что касается действий З., связанных с незаконными приобретением и хранением огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных в 1996 г., то их следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в ред. от 25 июня 1998 г.), санкция которой предусматривала лишение свободы на срок до трех лет.

Однако, принимая во внимание, что установленные п. 3 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР сроки давности привлечения к уголовной ответственности, применительно к положениям ч. 2 ст. 78 УК РФ, истекли, то приговор в этой части подлежит отмене, а дело - прекращению.

Назначая наказание З., Судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, а также обстоятельства, которые были учтены судом при назначении наказания.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области в отношении З. в части осуждения его по ст. 222 ч. 3 УК РФ, за незаконные приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные в 1996 г., отменить и дело прекратить на основании п. 3 ст. 24 УПК РФ - за истечением сроков давности уголовного преследования.

Переквалифицировать действия З. со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на ст. 17 ч. 4, ст. 102 п. "а" УК РСФСР и ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ, а со ст. 222 ч. 3 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ (в ред. от 25.06.1998), назначив наказание в виде лишения свободы на срок: по ст. 17 ч. 4, ст. 102 п. "а" УК РСФСР - 10 лет; по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ - 13 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначить четырнадцать лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору от 9 ноября 2001 г. по ст. ст. 222 ч. 3, 295 УК РФ, назначить по совокупности преступлений З. окончательное наказание в виде двадцати двух лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении З. оставить без изменения, а кассационные жалобы З., Савченко В.В. и Руттера Ю.А. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.А.ДАВЫДОВ

Э.Б.ЭРДЫНИЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"