||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 мая 2003 г. N 45-о03-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Куменкова А.В.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 23 мая 2003 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Свердловского областного суда от 27 июня 2002 года, которым

Н., <...>, ранее судимый: 3 июля 2001 года Алексеевским районным судом Оренбургской области по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 2 годам 6 мес. лишения свободы;

оправдан по ст. 222 ч. 1 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступления;

осужден по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 11 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 5 по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору Н. организовал и руководил совершением убийства П.

Преступление совершено в Свердловской области 26 августа 1998 года при обстоятельствах указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденный вину не признал.

По данному делу осужден также Ф., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; пояснения осужденного Н., поддержавшего доводы своей кассационный жалобы; мнение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего приговор в отношении Н. изменить: снизить ему по совокупности преступлений наказание до 13 лет 6 месяцев лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Н. просит приговор в отношении него отменить, дело производством прекратить, поскольку к совершению убийства П. он не причастен. Утверждает, что осужденный Ф. его оговаривает, так как между ними сложились неприязненные отношения; убивать потерпевшего лично у него причин не было.

Кроме того, считает:

- показания Ф. непоследовательны, противоречивы и не соответствуют другим доказательствам, а поэтому они должны быть исключены из перечня доказательств;

- суд первой инстанции необоснованно отнес к изобличающим его доказательствам факт опознания им трупа П., рассказ об обстоятельствах проживания с потерпевшим в последние дни перед его смертью и на этом незаконно построил свои выводы о виновности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности Н. являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, изложенных в приговоре.

Утверждения осужденного в кассационной жалобе о том, что к смерти потерпевшего он не причастен, стал жертвой оговора, опровергаются показаниями Ф., как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании.

Так, из материалов уголовного дела следует, что осужденный Ф. 24 июля 2001 года по собственной инициативе сообщил органам следствия об обстоятельствах убийства П.

В судебном заседании осужденный Ф. по этому поводу показал, что был хорошо знаком с Н., которому помогал в реализации димедрола. В августе 1998 года Н. обратился к нему с просьбой помочь приобрести пистолет за 5000 руб. Они договорились, что за эти деньги он, Ф., сам изготовит пистолет, пригодный для стрельбы патронами калибра 5,6 мм. Когда оружие было готово, Н. предложил ему убить П., якобы, за связь с его женой. За это давал 15000 руб. Он согласился. 26 августа 1998 года он, Н. и П. втроем пошли в сторону "ТЭЦ-поселка". Когда шли через лес, то Н., согласно предварительной договоренности, стал отвлекать П., а он тем временем выстрелил последнему в затылок. По просьбе Н. он произвел в правый висок потерпевшего еще и контрольный выстрел. После этого они вдвоем спрятали труп П. в кустах в овраге.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 27 августа 1998 года в районе "ТЭЦ-поселка" обнаружен труп мужчины с огнестрельными ранениями головы.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила в результате двух слепых огнестрельных ранений головы. Первый раневой канал расположен сзади наперед, второй - справа налево.

В результате проведения судебно-криминалистической и баллистической экспертиз установлено, что извлеченные из головы П. пули калибра 5,6 мм, отстреляны из оружия, имеющего самодельный нарезной ствол.

Труп П. по фотографии опознан его матерью - потерпевшей П.М., которая также показала, что к ней осенью 1998 года приезжал Ф., показывал паспорт ее сына и просил денег.

26 июля 2001 года Ф. указал место убийства П. и в присутствии избранного им защитника подробно рассказал о совершении преступления.

Свидетель В. показала, что в августе 1998 года у них жили Н. и П.

В судебном заседании Ф. заявил, что его разговоры с Н. об убийстве П. могла слышать С.

Свидетель С. данный факт суду подтвердила, уточнив, что разговор тогда шел о заказе Н. Ф. убить человека, который приехал к ним из Самары торговать димедролом.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Н. в организации и руководстве им совершения убийства П.

Содеянное им квалифицировано правильно, выводы суда о виновности мотивированы в приговоре.

Утверждения, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Н. о том, что Ф. его оговаривает, а показания последнего непоследовательны, противоречивы и не стыкуются с другими доказательствами, не основаны на материалах дела, из которого следует, что Ф. с самого начала не скрывал, что лично он совершил убийство П. На допросах, Ф. привел факты, изобличающие как его лично, так и Н. Это свидетельствует об отсутствии у Ф. какой-либо заинтересованности переложить ответственность за содеянное на другое лицо.

Показания Ф. последовательны, существенных противоречий не имеют. Все сказанное Ф. в деталях соответствуют иным доказательствам.

Органами предварительного расследования Ф. допрашивался в строгом соответствии с процессуальным законом следователем прокуратуры в присутствии избранного им адвоката, следовательно: оснований для их исключения из перечня доказательств у суда не было.

При таких обстоятельствах оснований не доверять показаниям Ф. у суда первой инстанции не было.

Несостоятелен и довод Н. в кассационной жалобе о том, что суд первой инстанции необоснованно отнес к изобличающим его доказательствам факт опознания им трупа П., рассказ о проживании с потерпевшим в последние дни перед смертью, построив на этом свои выводы о виновности.

Как следует из приговора, вывод суда о виновности Н. в совершении вышеуказанного преступления подтвержден всей совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Все доводы Н. о непричастности его к преступлению судом проверены и надлежащим образом оценены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

В то же время, приговор в отношении Н. в части назначения ему наказания по совокупности преступлений подлежит изменению по следующим основаниям.

В силу ст. 7.27 КоАП РФ в редакции, действовавшей в период с 1 июля по 5 ноября 2002 года уголовная ответственность за кражу наступала только в случае совершения хищения в каждом конкретном случае на сумму свыше 5 минимальных размеров оплаты труда.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу.

Как видно из материалов уголовного дела, 3 июля 2001 года Н. осужден за кражу чужого имущества: 7 февраля 2001 года на сумму 616 руб., 26 февраля 2001 года - 1848 руб., 12 мая - 650 руб., 15 мая 2001 года - 500 руб. и 15 мая - 600 руб., в то время как уголовная ответственность за совершение данного преступления в соответствии с вышеизложенным правилом наступает лишь при совершении хищения на сумму свыше 1000 руб.

При таких обстоятельствах по всем эпизодам краж кроме совершения хищения 26 февраля 2001 года на сумму 1848 руб. Н. подлежит освобождению от уголовного наказания, а им содеянное по эпизоду от 26 февраля 2001 года надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ, согласно санкции которой максимум уголовного наказания не может превышать 2 лет лишения свободы.

Следовательно, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание по совокупности преступлений Н. должно быть назначено путем не полного, а частичного сложения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 27 июня 2002 года в отношении Н. изменить: наказание, назначенное ему на основании ст. 69 ч. 5 УПК РФ по совокупности преступлений, снизить до 13 лет 6 мес. лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Н. оставить без изменения, а его кассационную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"