||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2003 г. N 67-о02-65

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Коннова В.С.,

судей Саввича Ю.В., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2003 года кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2002 года, которым

Г., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее судимый 19 мая 1998 года по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 228 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы, освобожден 27 января 2000 года по отбытии наказания,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати одному году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ Г. оправдан за недоказанностью.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ Г. назначено амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с Г. в пользу В.Г. в возмещение материального ущерба 41415 руб. 22 коп. и в возмещение морального вреда - 100000 руб.

Г. признан виновным и осужден:

- за убийство В., 1978 года рождения, совершенное 30 декабря 2001 года на почве личных неприязненных отношений;

- за убийство И., 1950 года рождения, совершенное 1 января 2002 года неоднократно, на почве личных неприязненных отношений;

- за умышленное причинение К., 1969 года рождения тяжкого вреда здоровью, совершенное 1 января 2002 года лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ.

Преступления совершены им в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного Г., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение в отношении Г. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Г., не высказывая конкретных просьб в отношении приговора, ссылается на одностороннее, с обвинительным уклоном проведенное судебное разбирательство; на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам. Утверждает, что судья оказывала давление на допрашиваемых лиц, ставила наводящие вопросы, и считает, что суд необоснованно отклонял ходатайства.

В возражениях потерпевшая В.Г. считает доводы жалобы необоснованными и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия находит приговор в отношении Г. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Г. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Нанесение ножевых ударов В., И. и К. подсудимым Г. не оспаривалось.

Свидетель Р. пояснял в судебном заседании, что когда они ходили в киоск за покупками, Г. подошел к стоявшему у остановки ранее незнакомому В. и попросил у него закурить. После того, как В., как ему показалось, грубо ответил, Г. двинулся на него. В. стал убегать, Г. побежал следом за ним, Е. со словами: "У него нож", стал догонять Г. Вернувшийся Е. сообщил, что Г. ударил пострадавшего ножом. В это время к ним с ножом в окровавленных руках подошел Г., спросивший: "Кто следующий?"

Как пояснял свидетель Е., Г. подошел к ранее незнакомому ему В. и между ними возникла ссора, переросшая в драку. Г. нанес В. несколько ударов ножом в грудь. Когда он (Е.) попытался остановить Г., тот намахнулся ножом и на него и он отбежал в сторону.

Свидетель М.О. пояснял, что когда он делал покупки в киоске, то на остановке услышал какой-то свист. Р. ему сообщил, что Г. побежал за каким-то мужчиной, а Е. побежал за ними. Вернувшийся Е. сообщил, что Г. ударил парня ножом в грудь.

Из показаний свидетеля К.И. следует, что при выходе из квартиры у Г. был нож. Вернувшийся Г. сообщил, что он на остановке только что убил парня.

Таким образом, из приведенных доказательств следует, что находившийся в состоянии алкогольного опьянения Г. при выходе из квартиры К.И. заранее вооружился ножом, именно Г. подошел к ранее незнакомому ему В. и, хотя они пошли в киоск приобретать сигареты, стал просить В. угостить его сигаретой. Возникшая ссора и драка были взаимными. Именно Г. преследовал убегавшего В., а догнав, ударами ножа убил его. При таких данных в его действиях не усматривается необходимых признаков физиологического аффекта либо состояния необходимой обороны (или ее превышения).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть В. наступила от колото-резаного ранения груди с повреждением сердца, сопровождавшегося массивным кровотечением. Кроме того, на трупе В. имелись по одной резаной ране: щеки, подбородка, правого предплечья и правой кисти.

Нанесение Г. удара ножом с длиной клинка 12,2 см с достаточной силой (о чем свидетельствует разрез им кожаной куртки, джемпера шерстяного, проникающий характер ранения и длина раневого канала более 7 см - до повреждения на сердце - 7 см и повреждено само сердце), в область расположения жизненно важных органов (сердца), от чего и наступила смерть В., а также - заявление Г. К., что он парня убил, подтверждают правильность выводов суда о наличии у Г. умысла на лишение В. жизни.

Причастности других лиц, кроме Г., к смерти В. из материалов дела не усматривается.

Подсудимый Г. пояснял, что нож он взял с собой из дома и он находился у него в рукаве. Он пришел в квартиру М.Е. Из-за чего произошел конфликт с И. и кто был инициатором конфликта - он не помнит, но между ним и И. возникла ссора. Он из рукава достал нож и нанес И. удары ножом, тот упал.

Свидетель М.Е. поясняла в судебном заседании, что Г. пришел к ним в дом с собакой породы ротвейлер. У нее (М.Е.) был маленький ребенок и она попросила Г. убрать собаку, но тот собаку не убрал. И. заступился за нее, стал ругать Г. из-за собаки и при этом нецензурно "послал его". Г. бросился на И. драться, они сначала пихали друг друга руками, оба они вели себя агрессивно, но Г. был моложе и сильнее И. Г. достал нож и она выбежала на улицу, а вернувшись минут через 5, обнаружила, что Г. в доме уже не было, находился труп И.

Указанные показания свидетельствуют о неправомерности первоначальных действий Г., которые и послужили причиной конфликта. Конфликт носил взаимный характер. Бросился драться Г. При таких данных в действиях Г. не усматривается необходимых признаков физиологического аффекта и состояния необходимой обороны или ее превышения.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть И. наступила от обильной кровопотери, явившейся следствием двух колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением правой подключичной артерии и верхушки правого легкого, пересечением трахеи и повреждением дуги аорты, сопровождавшимся гемотораксом и наружным кровотечением.

Нанесение Г. ножом неоднократных ударов И. с достаточной силой (о чем свидетельствует проникающий характер ранений и длина раневых каналов в 5 и 10 см) в область расположения жизненно важных органов человека, от чего и наступила смерть И. - подтверждают правильность выводов суда о наличии у Г. умысла на лишение И. жизни.

Потерпевший К. пояснял в судебном заседании, что по просьбе разрешить погреться, он впустил в дом Г. с какой-то девушкой. Они сидели на кухне, разговаривали, а когда он протянул к Г. руку, тот порезал ему ножом запястье левой руки. Девушка, увидев это, из дома убежала. Он пытался дать команду собаке, но та командам не обучена, не среагировала, она - добрая и никого не трогает, а Г. знал его собаку, ее кличку. Тогда он ушел в комнату и сел в кресло. Но к нему подошел Г. и несколько раз ударил его ножом в область груди. Он уворачивался от ударов, поэтому некоторые из них попали ему в область рук. Затем Г. позвал его собаку и вместе с ней ушел, а он дополз до соседа и обратился за помощью.

Подсудимый Г. пояснял, что из-за чего возникла ссора между ним и К., он не помнит. Они оба выражались друг на друга нецензурно. К. стал натравливать на него свою собаку, но при этом К., когда давал ей команды, держал собаку, но в любой момент мог ее отпустить. Ему не понравилось, что К. давал собаке команды, он достал из рукава нож, нанес им несколько ударов К. Тот ему "сдачи" не давал. Он ушел, а собака выбежала из дома, ходил ли он с этой собакой по жилмассиву, он не помнит.

Таким образом, из приведенных показаний следует, что собака какой-либо реальной угрозы Г. не представляла, он удары ножом наносил не собаке, а К., поведение которого ему не понравилось. При этом К. на него не нападал, "сдачи" ему не давал. Возникшая словесная ссора носила взаимный характер, они оба выражались нецензурно. Действия Г. носили осмысленный, целенаправленный характер.

При таких данных судом правильно не установлено в действиях Г. состояний физиологического аффекта, необходимой обороны или ее превышения.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что К. бы причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде двух колото-резаных ранений грудной клетки, проникающих в плевральную полость и сопровождавшихся гемопневмотораксом. Кроме того, ему был причинен легкий вред здоровью в виде двух ран левого предплечья, двух ран левого плеча, сквозной раны левой дельтовидной области, раны тыльной поверхности 2-ого пальца правой кисти.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "н" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Судом исследовалось психическое состояние Г. Из материалов дела следует, что наследственность Г. психическими заболеваниями не отягощена. На учете у врачей-психиатров он не состоял. В отношении него проводилась судебно-психиатрическая экспертиза. С учетом осмысленных, целенаправленных действий Г., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда, галлюцинаций, он обоснованно признан вменяемым.

Наказание Г. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному самим им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Г. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Принудительная мера медицинского характера назначена Г. в соответствии с требованиями закона. Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованы, мотивированы. Ссылка на то, что судьей оказывалось давление на допрашиваемых лиц и задавались наводящие вопросы, несостоятельна и противоречит протоколу судебного заседания. Ссылка в жалобе Г. на то, что судом отклонялись заявленные ходатайства, является надуманной, поскольку ни подсудимым Г., ни адвокатом Сабанцевым никаких ходатайств, как следует из протокола судебного заседания, не заявлялось.

Данное дело судом рассмотрено в соответствии с действующим законодательством, объективно.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Г. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Ю.В.САВВИЧ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"