||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2003 года

 

Дело N 65-о03-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.

судей Фроловой Л.Г. и Хлебникова Н.Л.

Рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2003 года кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Шевченко Л.А. на приговор суда Еврейской автономной области от 14 ноября 2002 года, которым

К., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ К. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.

По делу также осужден М., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору К. признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам Т., 1970 года рождения, и Т.М., 1924 года рождения, - на почве личных взаимоотношений.

Преступление К. совершено 7 апреля 2002 года, в г. Биробиджане, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании К. виновным себя в совершении указанного преступления признал частично. Утверждал, что в ходе ссоры и драки отобрал нож с черной ручкой у Т., не отрицал возможности причинения этим ножом повреждений Т. по неосторожности в ходе борьбы, пояснял также, что не причастен к причинению смерти потерпевшей Т.

В кассационной жалобе осужденный К., не соглашаясь с приговором, утверждает, что мог причинить телесные повреждения Т. в процессе борьбы с ним, отрицает причастность к причинению смерти Т., ссылается на оговор его М., с целью самому уйти от ответственности за содеянное, находя показания свидетелей Б. и В. противоречивыми, производными от показаний М., просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Шевченко Л.А., в защиту осужденного К., приводит аналогичные доводы, полагает, что выводы суда о виновности К. не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, считает, что суд без достаточных на то оснований отклонил его ходатайство об исключении из числа доказательств заключения медико-криминалистической экспертизы, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности К. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина К. в им содеянном подтверждается его собственными показаниями об обстоятельствах происшедшего, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

К. в своих показаниях не отрицал своего присутствия на месте происшествия, а также того, что он мог причинить ножом повреждения Т.

Из показаний осужденного по данному делу М. усматривается, что он с К. заходил в квартиру потерпевших с целью одолжить денег, либо взять спиртного в долг. Т. сказал им, что денег у него нет, предложил немного самогона. К., демонстрируя силу, стал показывать Т. приемы, сбив его с ног, а он пошел вновь по квартирам в поисках самогона. Когда он вернулся в квартиру потерпевших, то увидел, что окровавленный Т. лежит на полу, а бабушка Т. сидит на стуле без признаков жизни с разрезанным животом. Тут же находился К. с ножом в окровавленных руках. Испугавшись увиденного, он пошел к В., где сообщил, что К. "начудил" у Т-ов. Вместе с Б. он вновь пошел в квартиру потерпевших и опасаясь, что там могли остаться отпечатки пальцев его и К., поджег находившиеся в ней вещи.

Свидетель В. пояснил, что в ночь происшедшего К. и М. уходили в поисках спиртного. Через некоторое время М. вернулся, был возбужден, сообщил, что К. "что-то наделал". С М., посмотреть, что произошло, пошел Б. После этого к нему зашел К. и сказал: "Я начудил". На вопрос, что он наделал, К. ответил: "Тебе лучше не знать". В это время в квартиру вернулись М. и Б. Из разговора К. и М. он понял, что К. убил двух человек, а М. поджег квартиру потерпевших. Через три дня после происшедшего он, В., встретился с М. в г. Хабаровске и тот еще раз рассказал ему о том, что убийство потерпевших Т-ов совершил К.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что после того, как К. и М. ушли на поиски спиртного, первым вернулся в квартиру В. "перепуганный" М. и сказал, что у К. "поехала крыша" - он что-то натворил. Он пошел вместе с М. в квартиру потерпевших, где увидел сидящую мертвую женщину, он ушел из квартиры, вскоре к нему вышел М., рассказал, что К. "зарезал" мужчину и женщину, сказал также, что сейчас будет пожар.

Анализ показаний осужденного М., свидетелей В. и Б., позволил суду прийти к правильному выводу о их правдивости, как согласующихся между собой, не содержащих противоречий.

Приведенные указанными лицами обстоятельства, сведения о поведении К. и М. до совершения последними преступлений и после этого, дополняя пояснения друг друга, последовательно воспроизвели картину совершенных преступлений.

При этом показания осужденного М. о происшедшем, показания свидетелей В. и Б., о том, что К. после убийства потерпевших не отрицал своего участия в преступлениях, сообщил присутствующим, что он "начудил", давая оценку своим собственным действиям, на вопрос В. ответил, что тому лучше и не знать, что он натворил, также свидетельствуют о правильности выводов суда о виновности К. в причинении смерти обоим потерпевшим.

Оснований к оговору М., В. и Б. К. судом первой инстанции не установлено, не усматривается таковых и Судебной коллегией.

В подтверждение вины К. суд также правильно сослался в приговоре на данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, в том числе о совершении убийства обоих потерпевших одним ножом - с красной пластмассовой ручкой, о наличии на туфлях и куртке К. крови человека, происхождение которой от Т. не исключается, другие доказательства.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые К. в свою защиту, в том числе о непричастности его к причинению смерти потерпевшим, о причинении ранений ножом Т. по неосторожности, об оговоре К. М., свидетелями В. и Б., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

В том числе правильно разрешено судом ходатайство адвоката об исключении из числа доказательств заключения судебной медико-криминалистической экспертизы.

Указанное ходатайство судом отклонено.

Из материалов дела усматривается, что в протоколах ознакомления с постановлением о назначении экспертиз, а также с их заключениями, в том числе судебной медико-криминалистической, - адвокат и обвиняемый К. не заявляли, что у них есть какие-либо замечания по существу поставленных экспертам вопросов, а также по существу самих заключений экспертов, не предлагалось ими также дополнительных вопросов. Не имелось у них замечаний и при ознакомлении с материалами дела. Как видно из протокола судебного заседания, не имелось таковых и в ходе судебного заседания.

С учетом указанных обстоятельств Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что при назначении и проведении судебных экспертиз по делу обвиняемый и его адвокат не были ограничены в возможности заявить свои замечания либо поставить дополнительные вопросы эксперту и тем самым не были ущемлены их права, влекущие признание перечисленных доказательств недопустимыми.

При назначении К. наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства.

Назначенное К. наказание является справедливым, оснований к его смягчению Судебной коллегией не усматривается.

По изложенным основаниям приговор по данному делу в отношении К. оставляется Судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 14 ноября 2002 года в отношении К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"