||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2003 года

 

Дело N 3-Дп03-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Каримова М.А.,

    судей                                           Рудакова С.В.,

                                                    Куменкова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2003 года уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на приговор Воркутинского городского суда Республики Коми от 14 марта 2001 года, которым

И., <...>, несудимый,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ на шесть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применено лечение от алкоголизма.

Постановлено взыскать с И. в пользу Воркутинского филиала фонда обязательного медицинского страхования 3047 рублей 30 копеек.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Коми от 22 мая 2002 года приговор изменен: зачтено в срок наказания время содержания под стражей в период с 21 по 24 ноября 2000 года. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об изменении приговора и надзорного постановления, переквалификации действий И. со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., мнение прокурора Бураковой Н.И., поддержавшей доводы надзорного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда И. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего при следующих обстоятельствах.

7 ноября 2000 года, около 19 часов, И., находясь в своей квартире по адресу: <...>, распивал спиртные напитки со своей женой. В это время в комнату зашел его пасынок П., который схватил стоявшую на полу бутылку водки и нанес ею один удар по голове И., при этом бутылка разбилась, а у последнего потекла кровь. После чего между осужденным и П. произошла драка, в ходе которой П. взял нож, но осужденный выхватил его у П., прижал его к стене и на почве личных неприязненных отношений умышленно нанес ему три удара ножом в грудь и спину, причинив потерпевшему телесные повреждения в виде колото-резаной раны левой лопаточной области и передней грудной клетки справа, с повреждением мягких тканей, а также проникающее колюще-режущее ранение забрюшного пространства справа с повреждением почки и почечных сосудов, головки поджелудочной железы, двенадцатиперстной кишки, гемоперитониум. Данные телесные повреждения относятся к категории тяжких по признаку опасности для жизни и 17 ноября наступила смерть потерпевшего от осложнения в виде геморрагического шока 3 степени, разлитого ферментативно-гнойного перитонита, двухсторонней тотальной пневмонии, развившихся в результате проникающего колото-резаного ранения.

В надзорном представлении прокурор указывает, что судебные решения подлежат изменению, так как И. причинил телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны. При этом ставится вопрос о переквалификации действий осужденного со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ и назначении ему наказания - двух лет лишения свободы в колонии-поселении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорного представления, Судебная коллегия находит приговор Воркутинского городского суда, постановление президиума Верховного Суда Республики Коми подлежащими отмене, дело в отношении И. - прекращению на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В надзорном представлении правильно отмечено, что И. находился в состоянии необходимой обороны.

Вместе с тем, Судебная коллегия отвергает доводы прокурора о превышении пределов необходимой обороны И.

Согласно ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

В судебном заседании установлено, что инициатором конфликта явился П., он первый нанес удар бутылкой по голове И. После того, как осужденный прошел в ванную комнату, чтобы умыться и не предпринимал каких-либо действий против П., последний взял нож и, размахивая им, порезал тому губу, продолжил нападение, опасное для жизни и здоровья осужденного.

И. как на предварительном следствии, так и в суде последовательно пояснял о том, что защищался от неправомерных действий П., который неожиданно нанес ему удар бутылкой по голове. У него потекла кровь и он пошел в ванную комнату, чтобы умыться. Возвращаясь обратно, подошел к зеркалу и в нем увидел потерпевшего, стоявшего на пороге кухни с ножом, направленным лезвием в его сторону, он стал отступать от П., но тот, размахивая ножом, порезал ему губу; он, И., схватил П. за рукав, прижал его телом к стене. В это время П., обхватив его согнутой рукой за шею, стал душить, он, выхватив нож, ударил им куда-то назад, куда попал, не видел, но П. его отпустил. Тогда он, развернувшись к потерпевшему лицом, нанес ему еще один удар ножом в правый бок. Третьего удара не наносил.

Доводы И. о том, что потерпевший на него напал, а он защищался, подтверждаются и другими доказательствами, исследованными в суде.

Так, И-ва пояснила, что ее муж И. доводится П. отчимом. Муж в состоянии алкогольного опьянения бывает агрессивным и на этой почве у них с П. происходили ссоры. В день происшествия И. громко разговаривал и П., спавший до этого, очевидно подумал, что отчим затеял ссору и поэтому нанес ему удар бутылкой по голове, отчего бутылка разбилась и лицо мужа залила кровь. Она пыталась успокоить П., но поняв, что это невозможно, ушла вызывать милицию. Считает, что на поведение сына подействовало и наркотическое опьянение, так как после возвращения из мест лишения свободы П. стал употреблять наркотики. Когда вернулась, то увидела, что ее сыну оказывали медицинскую помощь, видела порезы на правой стороне лица мужа, которых после удара бутылкой по голове не было. Нож лежал в кухне в столе.

Свидетель Ш. - сотрудник милиции подтвердил, что когда он приехал по вызову, то увидел, что на лестничной площадке лежит потерпевший, И. находился в квартире, у него была рассечена губа.

Эти показания соответствуют выводам судебно-медицинской экспертизы о том, что у И. обнаружены телесные повреждения в виде резаных ран теменной, правой щечной областей головы, верхней губы справа, которые могли быть причинены как лезвием ножа, так и осколками бутылки и причинили легкий вред здоровью.

В данном случае И. не превышены пределы необходимой обороны, поскольку посягательство со стороны П. было сопряжено с непосредственной угрозой применения насилия опасного для жизни обороняющегося лица.

Судебная коллегия считает несостоятельными утверждения, содержащиеся в надзорном представлении о том, что лишь нанесение И. первого удара ножом было правомерным, т.к. он находился в состоянии обороны, а в последующих его действиях усматриваются признаки превышения пределов необходимой обороны.

Из материалов дела видно, что П. значительно превосходил И. по физической силе, был агрессивен, вооружен ножом, опасность для жизни И. со стороны нападавшего П. была реальной.

Нанесение И. П. трех ударов ножом, не свидетельствует о том, что осужденным были превышены пределы необходимой обороны, поскольку все удары были нанесены в короткий промежуток времени человеку, чьи действия представляли опасность для жизни обороняющегося И.

Таким образом, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что И. находился в состоянии необходимой обороны, поэтому в его действиях состав преступления отсутствует.

В связи с этим приговор Воркутинского городского суда, а также постановление президиума Верховного Суда Республики Коми в отношении И. подлежат отмене, дело - прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ удовлетворить частично; приговор Воркутинского городского суда Республики Коми от 14 марта 2001 года, постановление президиума Верховного Суда Республики Коми от 22 мая 2002 года в отношении И. отменить, дело прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления;

И. из-под стражи освободить; признать за И. право на реабилитацию.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"