||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 мая 2003 г. N 75-Д03-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Грицких И.И.,

судей Степанова В.П., Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 21 мая 2003 года уголовное дело по надзорным жалобам осужденного П. и адвоката Вечерской С.Н. на приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 7 мая 2002 года, которым

П., <...>, русский, со средним образованием, женатый, неработавший, судимый:

21 декабря 1995 года по ст. 148.1 ч. 2 УК РСФСР к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием 15% его заработка в доход государства, постановлением от 6 августа 1996 года П. был направлен для отбывания наказания в места лишения свободы на 10 месяцев 5 дней;

24 сентября 1996 года по ст. 224 ч. 2 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, а с применением ст. 41 УК РСФСР к шести годам двум месяцам лишения свободы, освобожденный 13 июня 2001 года условно-досрочно на один год два месяца 10 дней, -

осужден:

по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 325 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание П. назначено десять лет три месяца лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно П. назначено наказание одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с П. в пользу Р. 7000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 6 июня 2002 года данный приговор в отношении П. оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Ильичевой Е.Н., полагавшую необходимым осуждение П. по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ из приговора исключить, а в остальном жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда П. признан виновным и осужден за то, что он в 14 часов 44 минуты 9 сентября 2002 года, имея умысел на открытое нападение в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в группе с двумя лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, с которыми заранее договорился на совершение преступления, из таксофона на улице наб. Гюллинга города Петрозаводска позвонил Р., предложил встретиться для продажи ягод в районе троллейбусной остановки "Хлебокомбинат" по улице Ригачина города Петрозаводска. В обусловленное время Р. приехал туда на автомашине "Мерседес-409", после чего по указанию встретившего его П. проехал к гаражам в районе комбината, где П. наставил на Р. предмет, внешне похожий на пистолет, воспринимаемый потерпевшим как боевое оружие, потребовал передачи денег. Двое неустановленных лиц подошли к автомашине. Один из них через открытое окно водительской двери наставил на Р. ствол предмета, похожего на обрез ружья, также потребовал от потерпевшего передачи всех имевшихся у него денег. Второй из этих лиц стоял рядом, наблюдал за обстановкой. Р. с учетом всех этих обстоятельств, воспринимая угрозу для жизни и здоровья реальной, передал нападавшим 7000 рублей, с которыми те с места преступления скрылись. Кроме того, П., имея умысел на похищение паспорта, похитил из портфеля потерпевшего, находившегося в салоне машины, паспорт на имя Р., который использовал по своему усмотрению.

Действия П. квалифицированы по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, как совершившего нападение на потерпевшего в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также по ч. 2 ст. 325 УК РФ, как похитившего у Р. паспорт.

В своей жалобе в порядке надзора осужденный П. указывает, что его виновность в предъявленном ему обвинении не доказана. По его мнению, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушениями уголовно-процессуального закона и уголовного законодательства Российской Федерации. На стадии судебного разбирательства ему случайно стало известно, что Б.В. чистосердечно признал обстоятельства совершения им разбойного нападения, ошибочно инкриминируемого ему (П.), принес явку с повинной, что подтвердил в суде, указав, что совершил это преступление с Б. и малоизвестным мужчиной на водителя "Мерседеса", которого (водителя) не разглядел. Как пропала написанная им (Б.В.) явка с повинной, последний пояснить не может. Эти показания суд расценил критически без достаточных на то оснований. В судебном заседании показания Б.В. носили "довольно-таки" убедительный характер. Необоснованно суд отверг и показания свидетелей С., К. и К. К показаниям же В. надо отнестись критически. Последний заявил, что на следствии на него было оказано со стороны сотрудников ОВД морально-психологическое и физическое воздействие. Эти показания, как считает П., не опровергнуты, представляются убедительными.

Обвинение в части похищения паспорта, с точки зрения осужденного, основано на предположениях потерпевшего, что для постановления обвинительного приговора недостаточно. Нет данных и тому, что в момент нападения на Р. имела место группа лиц. Эта группа не установлена, это - "витиеватая надуманность" потерпевшего. Не нашло подтверждения и применение огнестрельного оружия при нападении на Р., как и предметов в виде оружия.

Показания потерпевшего, как излагает П. в жалобе, существенными доказательствами, способными устранить сомнения по делу, не подтверждены.

Положения ч. 2 ст. 68 УК РФ суд не имел законных оснований применять.

Осужденный в жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В жалобе в порядке надзора адвокат Вечерская С.Н. в интересах осужденного П. указывает, что выводы суда о виновности ее подзащитного являются ошибочными, основанными на недостаточных для этого доказательствах. Считает, что в деле имеются доказательства, свидетельствующие о возможном заблуждении потерпевшего относительно опознания нападавших на него лиц. Р. перед опознанием описывал общие признаки человека, без определения индивидуальных черт. С точки зрения адвоката, П. имеет другие характеристики внешности. У него имеется в области брови шрам, о котором потерпевший не говорил. Ссылаясь на показания П., адвокат указывает, что на опознание были представлены лица, не имеющие сходства с П.

Нельзя утверждать, что именно карта за N 0720 029563, с которой производились звонки потерпевшему, была изъята у П.

Адвокат приводит показания П., свидетеля С. Полагает, что их пояснения подтверждает свидетель К. Делает вывод, что у П. имеется алиби, не доверять показаниям С. оснований не имеется.

Просит приговор и определение 2 инстанции отменить, дело прекратить за недоказанностью вины осужденного.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив изложенные в жалобах доводы, Судебная коллегия считает, что вина П. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, потерпевший Р. пояснил в судебном заседании, что в начале сентября 2001 года его знакомый - В. сообщил ему, что знает человека, который может продать ему ягоды - чернику. Он (Р.) дал В. номер своего телефона, чтобы договориться об этой сделке. 8 сентябре 2001 года ему (Р.) около 15 часов по телефону позвонил мужчина, сказал, что с черникой ничего не получается, предложил 2 тонны брусники. По этому разговору он понял, что звонивший мужчина от В., что подтвердил и тот. Договорились, что мужчина перезвонит ему (Р.) 9 сентября 2001 года, что он и сделал, сказав, что у него дела, снова позвонит позже. В тот же день тот же мужчина, которого он (Р.) узнал по голосу, примерно в 14 часов 30 минут позвонил опять, предложил встретиться на остановке на улице Ригачина в районе "Хлебокомбината", куда он (Р.) подъехал на своем автомобиле "Мерседес-409" с фургоном минут через 20 - 25. Там его встретил мужчина, как оказалось П. По голосу последнего определил, что он звонил ему по телефону. П. сел к нему в машину, сказал проехать от остановки к гаражам, расположенным на некотором расстоянии. У гаражей, где он остановил автомашину, П. направил на него предмет, похожий на пистолет, сказал: "Сиди, не дергайся, давай деньги". Тут же к машине подошли еще два мужчины, из которых один через открытое окно водительской двери направил на него ствол предмета, похожего на обрез ружья, потребовал деньги. Второй подошедший к машине человек стоял с другой стороны автомобиля. Испугавшись угроз, воспринимая их реально, имевшиеся у напавших предметы считая боевым оружием, он (Р.) взял из-под сиденья портфель, достал из него 7000 рублей и положил их рядом с портфелем на приборную доску в кабине машины. Деньги взял П. Мужчина с обрезом вывел его (потерпевшего) из салона, приказал открыть фургон, что он и сделал. Он и двое мужчин залезли в фургон, П. оставался в кабине "Мерседеса". В фургоне мужчины сказали ему, что в поселке Эссойло он больше ягоды принимать не будет. Боясь за свою жизнь, он с ними согласился.

Затем мужчины и он вылезли из фургона. Выбросив ключи от машины, П. и двое с ним мужчин ушли, направились в сторону озера.

После этого, проверив свой портфель, он (Р.) не обнаружил в нем паспорта.

Р. утверждал, что паспорт похитил П., поскольку он был в салоне автомобиля, оставался в нем, когда он (потерпевший) с двумя другими напавшими лицами находился в фургоне. Эти двое все время находились в поле его зрения, в кабину "Мерседеса" не садились, не проникали туда.

Из заявления от 9 сентября 2001 года на имя начальника УВД г. Петрозаводска видно, что Р. просил принять меры к розыску лиц, которые 9 сентября 2001 года, угрожая ему предметом, похожим на пистолет, и обрезом ружья, похитили у него 7000 рублей и паспорт на его имя.

За заведомо ложный донос Р. был предупрежден.

При допросе 9 сентября 2001 года потерпевший, давая подробные показания об обстоятельствах происшедших событий, описывал напавших на него лиц, в том числе лица, угрожавшего ему предметом, похожим на пистолет. Указывал, что запомнил его хорошо, может его опознать.

Из протокола предъявления личности для опознания следует, что Р. 11 сентября 2001 года среди лиц опознал П., как одного из совершивших на него 9 сентября 2001 года нападение, севшего на остановке к нему в машину.

Опознание проведено в установленном законом порядке.

В судебном заседании Р. указал, что при опознании он сразу узнал П.

Сам по себе тот факт, что потерпевший не говорил о шраме у П. в области брови, о чем указывает адвокат в жалобе, не свидетельствует о недостоверности показаний Р.

Не доверять показаниям потерпевшего у суда оснований не было. Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Р. по обстоятельствам дела, о действиях П. давал последовательные показания. Ранее он П. не знал, никаких отношений с ним не имел.

Оговора П. со стороны потерпевшего Судебная коллегия не усматривает.

Пояснения Р. подтверждаются другими фактическими данными по делу.

Свидетель В.Г. показал в суде, что он знает П., для которого он осенью 2001 года закупал в пос. Эссойла у населения ягоды, а также Р., который занимался той же деятельностью. В то время П. просил его помощи в продаже полутора тонн черники. С таким предложением он (В.) обращался к Р.

Указал, что потерпевший ему номер своего телефона не давал, а он, в свою очередь, не передавал его П.

Однако на предварительном следствии В. пояснял, что передавал П. номер домашнего телефона Р. На очной ставке с П. указывал, что потерпевший Р. написал ему (В.) свой номер телефона на листочке. В последующие дни к нему (В.) приехал П., которому он отдал тот листочек с номером телефона Р.

Свидетель В.Ю. показала в судебном заседании, что ее мужу - В.Г. Р. давал номер своего телефона, а тот передал его П., что происходило в ее присутствии.

Показания потерпевшего соответствуют данным распечаток телефонных разговоров по телефону Р. 8 и 9 сентября 2001 года, всем другим материалам дела.

Дав анализ доказательствам по делу, оценив их в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П. в совершении нападения на Р. в целях хищения его имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, а также в похищении у Р. паспорта.

Действия осужденного П. по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части обвинения П. мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Доводы осужденного в жалобе о недоказанности его вины в совершении преступлений, о совершении преступлений не им, а другими лицами, об отсутствии при посягательстве на Р. группы лиц, утверждения адвоката Вечерской С.Н. "о возможном заблуждении потерпевшего" относительно ее подзащитного, о наличии у П. алиби являются несостоятельными, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Всем доказательствам по делу, в том числе показаниям С., К., Б.В. при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Суд обоснованно показания Б.В. по данному делу признал недостоверными, не соответствующими действительности. Этим выводам в приговоре привел мотивы.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что разбойное нападение на Р. П. совершил группой лиц по предварительному сговору, о чем свидетельствуют те обстоятельства, что он договорился о встрече с потерпевшим, приехал по его же указанию с ним к гаражам, где их заранее ожидали два лица, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, с которыми П. действовал совместно, согласованно, заранее договорившись о совершении преступления.

Ранее П. судим, в том числе по ст. 148.1 ч. 2 УК РСФСР, судимость по которой у него не снята и не погашена в установленном законом порядке.

Вместе с тем, с выводом суда о квалификации действий П. по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ согласиться нельзя.

Суд обоснованно признал, что в данном случае имело место нападение на Р. в целях хищения имущества потерпевшего, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для его жизни и здоровья, такая угроза в момент нападения была наличная, реальна, действительна, воспринималась потерпевшим таковой, используемые при этом предметы он воспринимал как боевое оружие.

В соответствии с законом под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья, а также предметы, предназначенные для временного поражения цели. При этом разбой квалифицируется по признаку применения предметов, используемых в качестве оружия, в том случае, если преступник имел намерение применить их реально. Одного субъективного восприятия потерпевшего об орудии преступления без учета его свойств и намерений субъекта преступления недостаточно для квалификации действий виновного по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Постановляя приговор, суд установил, что П. при совершении разбойного нападения на Р. наставил на последнего предмет, внешне похожий на пистолет, а неустановленное лицо наставило на потерпевшего ствол предмета, похожего на обрез ружья. Эти предметы, как указано в приговоре, не установлены. Суд признал, что П. и неустановленное лицо лишь демонстрировали предметы, внешне похожие на пистолет и обрез ружья, не являющиеся огнестрельным оружием, наставляя их на потерпевшего. Указал, что утверждать о том, что в момент нападения на Р. использовалось оружие, оснований нет. Данных о том, что эти предметы П. и неустановленные лица намеревались использовать для причинения потерпевшему телесных повреждений, опасных для его жизни или здоровья, наносить ими удары потерпевшему, в приговоре не приведено, не усматривается этого и из материалов дела.

При таких обстоятельствах действия П. не могли быть квалифицированы по признаку - с применением предметов, используемых в качестве оружия.

В силу изложенного приговор и определение кассационной инстанции в отношении П. подлежат изменению, подлежит исключению его осуждение по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В связи с этим изменением приговора Судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное П. наказание по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ до девяти лет лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ст. ст. 69 ч. 3 и 70 УК РФ соответственно до девяти лет 3 месяцев и десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Ранее П. судим по ст. 224 ч. 2 УК РСФСР, судимость по которой у него не снята и не погашена в установленном законом порядке. Данное преступление признавалось по УК РСФСР и признается по УК РФ тяжким. Преступление, предусмотренное ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, согласно ч. 5 ст. 15 УК РФ является особо тяжким. В соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление.

Суд обоснованно признал наличие в действиях П. особо опасного рецидива преступлений.

Как предусмотрено ч. 2 ст. 68 УК РФ, срок наказания при особо опасном рецидиве преступлений не может быть ниже трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Не учитывать положения этого закона в отношении П. оснований не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 - 410 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

надзорные жалобы осужденного П. и адвоката Вечерской С.Н. удовлетворить частично.

Приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 7 мая 2002 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 6 июня 2002 года в отношении П. изменить:

исключить его осуждение по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ;

смягчить назначенное ему по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ наказание до девяти лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить П. наказание девять лет три месяца лишения свободы с конфискацией имущества;

в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 24 сентября 1996 года ко вновь назначенному назначить П. наказание десять лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальной части данные судебные решения в отношении П. оставить без изменения.

 

Председательствующий

И.И.ГРИЦКИХ

 

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

М.М.МАГОМЕДОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"