||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 мая 2003 г. N 78-о03-82

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Грицких И.И.

судей - Степанова В.П. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 21 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных К.В., Б.Г., Р., И., адвокатов Афанасьева А.Я., Сиротинина Н.И., Осипова А.П. и Быкова В.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 23 декабря 2002 года, которым

К.В., родившийся 6 августа 1966 года, не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 223 ч. 1 УК РФ К.В. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Срок отбытия наказания исчисляется с 1 февраля 2000 года.

Б.Г., родившийся 30 сентября 1972 года, не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчислять с 1 февраля 2000 года.

Р., родившийся 4 апреля 1968 года, не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 1 февраля 2000 года.

И., родившийся 2 января 1977 года, не судимый, -

осужден по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 25 апреля 2000 года.

Постановлено взыскать с К.В. в пользу С.Г. 185400 руб. 60 коп.

К.В. осужден: за грабеж в отношении супругов С. с целью завладения их имуществом в крупном размере; за мошенничество в отношении П. и супругов С., совершенных неоднократно и в крупном размере; за организацию покушения на умышленное убийство К., совершенного по предварительному сговору группой лиц и из корыстных побуждений; за незаконное хранение огнестрельного оружия.

Б.Г., Р. и И. осуждены: за вымогательство в отношении С. совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия и с целью получения имущества в крупном размере; за незаконное лишение свободы С. и К., совершенного неоднократно с применением оружия и по предварительному сговору группой лиц; за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а Б.Г. и Р., также за покушение на убийство К., совершенного по предварительному сговору группой лиц, из корыстных побуждений и найму.

Преступления совершены при обстоятельствах установленных судом.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление адвокатов Чиликиди В.П., Сиротинина Н.И., просивших приговор отменить, а дело производством прекратить, адвоката Осипова А.П., просившего действия Б.Г. по эпизоду с С. переквалифицировать на ст. 330 ч. 2 УК РФ, а в остальном отменить и дело производством прекратить, мнение прокурора Ващинского М.В., просившего приговор по эпизоду, связанному с К. отменить, а дело направить на новое рассмотрение, в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный Р. утверждает, что покушение на убийство К. не совершал, во время совершения этого преступления находился в другом городе.

Вымогательство в отношении С. не совершал, оказался лишь свидетелем выяснения денежных отношений между Б.Г. и С., которые были вызваны тем, что последний не выплатил Б.Г. деньги за проданную ему автомашину. Считает, что в крайнем случае его действия в отношении С. должны были бы быть квалифицированы как самоуправство, оружие у него не было и не изымалось. Выводы суда в этой части не основаны на доказательствах. К. никто не лишал свободы. Просит его действия в отношении С. переквалифицировать на ст. 330 ч. 2 УК РФ и с учетом его состояния здоровья назначить наказание в пределах отбытого им срока, а в остальном приговор отменить;

адвокат Афанасьев А. просит приговор в части осуждения Р. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2, 127 ч. 2 и 222 ч. 2 УК РФ отменить, а дело производством прекратить. Действия Р. со ст. 163 ч. 3 УК РФ переквалифицировать на ст. 330 ч. 2 УК РФ по которой назначить справедливое наказание. При этом он приводит доводы аналогичные доводам Р. Кроме того, ссылается, что суд в обоснование вины Р. в покушении на убийство ссылался на показания Р. на следствии, записки Р., его заявление являющихся недопустимыми доказательствами, показания свидетеля Ж. на следствии, на допрошенного в судебном заседании, показания К. и С.а заинтересованных в исходе дела;

осужденный К.В. и в его защиту адвокат Сиротинин Н.И. ставят вопрос об отмене приговора в отношении К.В. и прекращении дела производством.

В обоснование своих просьб они ссылаются на то, что доводы К.В. о том, что он преступления не совершал, не опровергнуты достоверными доказательствами.

Приговор основан на предположениях, на доказательствах полученных с нарушением закона и на показаниях заинтересованных лиц. Считают, что было нарушено право на защиту К.В., выразившееся в том, что в ходе судебного разбирательства адвокат Марченко А.И. защищавший интересы К.В. заболел. В связи с чем 24 октября 2002 года было заключено соглашение с адвокатом Сиротининым Н.И. для защиты интересов К.В. Последний имел возможность ознакомиться лишь с 3 томами уголовного дела к 30 октября 2002 года на которое был объявлен перерыв. Однако, в ходатайстве об ознакомлении с остальными материалами уголовного дела и с протоколом судебного заседания адвокату было отказано, в связи с чем он надлежащим образом не смог осуществить защиту интересов К.В.

Суд, вопреки возражениям участников процесса, огласил в судебном заседании показания свидетеля Ж., данные на предварительном следствии, не явившегося в судебное заседание.

В отношении свидетеля Г. освидетельствование на наркотическое опьянение проведено не в помещении суда, в присутствии участников процесса, а в другом месте. В связи с чем это освидетельствование, а также его показания в судебном заседании не могут быть признаны допустимыми доказательствами. Кроме того, не выяснены причины противоречий в его показаниях данных на следствии и в суде.

По эпизоду незаконного хранения огнестрельного оружия не опровергнуты доводы К.В. и защиты о том, что в момент изъятия у К.В. газового пистолета, он не был переделан в огнестрельное оружие.

По эпизоду покушения на убийство К. суд приговор обоснован на противоречивых показаниях потерпевших К. и С. заинтересованных в исходе дела, показаниях осужденного Р. на следствии полученных с нарушением закона, которые не соответствуют обстоятельствам установленным судом. Судом необоснованно опровергнуто алиби Р. и Б.Г.

По эпизоду связанному с С. нет состава преступления. Между С. и К.В. имелись лишь гражданско-правовые отношения.

Гражданский иск удовлетворен необоснованно;

осужденный Б.Г. и в его защиту адвокат Осипов А.П. просят действия Б.Г. связанные с С. переквалифицировать на ст. 330 ч. 2 УК РФ, а в остальном приговор о нем отменить, а дело производством прекратить.

При этом в обоснование своих просьб по эпизоду связанному с потерпевшим К. они приводят доводы аналогичные доводам осужденного К.В. и адвоката Сиротинина, ссылаются на наличие алиби у Б.Г. По эпизоду связанному с С. и К. приводят доводы аналогичные доводам осужденного Р. и адвоката Афанасьева А.

Вина Б.Г. в незаконном приобретении, хранении, передаче, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов не доказана;

осужденный И. и в его защиту адвокат Быков В.В. ссылаясь на доводы аналогичные доводам осужденных Р., Б.Г., адвокатов Афанасьева и Осипова просят приговор в отношении И. отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их адвокатов, государственный обвинитель Шувалова В.Г. просит жалобы оставить без удовлетворения, как необоснованные.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит обвинительный приговор подлежащим отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона.

1. По эпизоду покушения на умышленное убийство К., судом установлено, что К.В. организовал это преступление, а Р. и Б.Г. совершили покушение на убийство потерпевшего по предварительному сговору группой лиц. При этом, как установил суд, непосредственным исполнителем преступления, т.е. лицом стрелявшим в К. был осужденный Р.

В обоснование виновности осужденных К.В., Р. и Б.Г. в совершении этого преступления, суд сослался: на показания Р. на предварительном следствии; показания свидетеля Ж., данные на предварительном следствии; показания потерпевшего С., свидетеля Г.; чистосердечное признание осужденного И.

Между тем, данные содержащиеся в некоторых из этих доказательств не соответствуют обстоятельствам установленным судом, часть доказательств нуждаются в дополнительной проверке, для решения вопроса о их допустимости.

Так, суд в приговоре указал, что считает необходимым положить в основу приговора показания Р. данные на предварительном следствии, так как они подтверждаются совокупностью других исследованных судом доказательств.

Между тем, из содержания показаний Р. на следствии, на которые суд сослался в приговоре, следует, что в потерпевшего К. стрелял не он, а другое лицо. Хотя он и не назвал лицо, которое стреляло в потерпевшего, пояснил, что автомат был у Б.Г.

Таким образом, показания осужденного Р., данные на следствии и признанные судом правильными, о том, кто стрелял в К., противоречат установленным судом обстоятельствам.

Кроме того, осужденный Р. утверждает, что эти показания он дал в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия.

Так, как видно из материалов дела 2 февраля 2000 года с адвокатом Панфиловым было заключено соглашение на ведение дела в отношении Р. и с участием этого адвоката Р. допрашивался 2 - 10 февраля 2000 года. В этих показаниях он не признавал, что принимал участие в покушении на К.

11 февраля 2000 года Р. допрошен с другим адвокатом Семеновым А.М. (юридическая консультация N 18), с которым у него не было соглашения на ведение дела. При этом допросе, Р. дал показания, которые судом приведены в приговоре. В последующем, при допросах с адвокатом Панфиловым он отказался от этих показаний.

Как видно, из имеющейся в деле справки юридическая консультация N 18 ликвидирована.

В связи с этим, суду при новом рассмотрении дела необходимо, более тщательно проверить законность допроса Р. с другим адвокатом, при наличии у него заключенного соглашения с адвокатом Панфиловым. Проверить его доводы о применении незаконных методов и в зависимости от добытых данных решить вопрос о допустимости этих доказательств.

Что касается показаний свидетеля Ж., данных на предварительном следствии, то они в судебном заседании оглашены с нарушением требований ст. 281 УПК РФ.

Согласно требованиям этой статьи оглашение показаний свидетеля не явившегося в судебное заседание допускается с согласия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания свидетель Ж. в судебное заседание не явился. Его показания на следствии оглашены вопреки возражений на это со стороны осужденных и их адвокатов. Поэтому суд не вправе был сослаться в приговоре на показания этого свидетеля.

В ходе допроса свидетеля Г. в судебном заседании, в связи с ходатайством участников процесса, о том, что Г. возможно находится в состоянии наркотического опьянения, судом было вынесено определение об освидетельствовании Г. на предмет выяснения в каком состоянии он находится.

Однако, освидетельствование Г. в нарушение требований ст. 290 УПК РФ проведено не в судебном заседании, что также могло повлиять на правильное решение вопроса о допустимости показаний Г. данных в судебном заседании.

Кроме того, суд пришел к выводу, что К.В. организовал, а Б.Г. и Р. совершили покушение на убийство К. по предварительному сговору группой лиц.

Между тем, как установлено судом непосредственным исполнителем покушения явился осужденный Р.

В связи с этим, при новом рассмотрении дела, суду необходимо установить роль каждого в совершении преступления и в зависимости от полученных данных дать правильную правовую оценку содеянному каждым участником покушения.

2. По эпизоду грабежа и мошенничества в отношении С. в обоснование вины К. в совершении этих преступлений, суд сослался на показания потерпевших С., П. свидетелей П., Б., протоколы опознания часов и заключение почерковедческой экспертизы.

Между тем, данные содержащиеся в этих доказательствах не в полной мере подтверждают выводы суда о совершении К.В. грабежа и мошенничества. Эти доказательства требуют дополнительной проверки.

Так, осужденный К.В. утверждает, что он грабеж и мошенничество в отношении С. не совершал. 26 апреля 1999 года С. позвонил ему и попросил значительную сумму для освобождения его от бандитов. С. готов был продать свой загородный дом. Он собрав у знакомых 50000 долларов США (часть рублями, часть долларами) приехал к месту, где находился С. и передал тому деньги, а тот передал их лицам удерживающим его. После чего он и Б.Г. увезли избитого С. Впоследствии С. написала ему расписку о долге, а спустя некоторое время в счет возврата долга передали ему часы и переоформили на имя его бабушки дом С.

Приведенные в приговоре доказательства, а именно показания потерпевших С., П., свидетелей П., Б. подтверждают лишь то обстоятельство, что С. написала расписку о долге К.В., что дом был переоформлен на бабушку К.В. и, что последний забрал часы потерпевших.

Вместе с тем, суд указав в приговоре, что К.В. добился освобождения С. от напавших на него лиц, не выяснил были ли переданы К.В. деньги для освобождения С. или нет. В приговоре не приведены какие-либо доказательства опровергающие утверждения К.В. о передаче им денег за освобождение С. Мошенничество и грабеж являются корыстными преступлениями, совершаемыми с целью завладения чужим имуществом.

Поэтому выяснение вопроса были ли переданы К.В. деньги для освобождения С., если да, то сколько имеет существенное значение для правовой оценки действий К.В.

В связи с этим, суду при новом рассмотрении дела необходимо выяснить, были ли переданы К.В. деньги на освобождение С., если да, то сколько. Какова фактическая стоимость дома и часов переданных К.В., а также выяснить при изъятии у К.В. часов они были исправными или нет.

Как установил суд К.В. грабеж и мошенничество в отношении С. было совершено в мае 1999 года.

Из материалов же дела усматривается, что по поводу совершенных в отношении них грабежа и мошенничества К.В. потерпевшие С. допрошены лишь в январе 2000 года.

В связи с этим суду необходимо выяснить у С., когда они обратились с заявлением о совершении в отношении них преступлений, по каким причинам они так долго не обращались с заявлением о привлечении К.В. к ответственности.

3. По эпизоду незаконного хранения К.В. огнестрельного оружия (переделанного газового пистолета) К.В. утверждает, что он этот пистолет приобрел как газовый на законных основаниях, его не переделывал под огнестрельное оружие, не знает кто его переделал и когда.

Преступление предусмотренное ст. 222 УК РФ является умышленным, т.е. в данном случае К.В. должен был знать, что он хранит газовый пистолет переделанный в огнестрельное оружие.

Доводы же К.В. о том, что он не знал, что газовый пистолет переделан под огнестрельное оружие в приговоре не опровергнуты. Приведенные в приговоре доказательства подтверждают лишь то обстоятельство, что у К.В. хранилось газовое оружие переделанное под огнестрельное.

В связи с этим, суду необходимо, при новом рассмотрении дела, выяснить знал ли К.В., что хранившийся у него газовый пистолет переделан под огнестрельное оружие и в зависимости от этого решить вопрос о правовой оценке действий К.В.

4. По эпизоду вымогательства имущества С. и незаконного лишения свободы С. и К. осужденными Б.Г., И. и Р., суд в обоснование вывода о совершении осужденными этих преступлений сослался на показания потерпевших С. и К., свидетеля К., чистосердечное признание И.

Осужденный Б.Г. утверждает, что он всего лишь требовал от С. деньги за проданную тому автомашину, которым пользовался он, поскольку потерпевший в течение длительного времени не возвращал ему деньги. Никто С. и К. свободы не лишал, те находились в своей квартире и никто их не мог лишить свободы.

Осужденные Р. и И., также отрицая совершение преступлений заявили, что они присутствовали, когда Б.Г. требовал от С. деньги за проданную ему автомашину.

Эти доводы осужденных о том, что речь шла о требовании денег за проданную машину в приговоре не опровергнуты. В связи с чем, суду при новом рассмотрении дела необходимо выяснить была продана Б.Г. или другим лицом С. автомашина принадлежащая Б.Г. или нет.

Выяснение данного вопроса, также имеет большое значение для решения вопроса о правовой оценке действий Б.Г. и других осужденных.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания в связи с заболеванием адвоката Марченко А.И. защищавшим интересы К.В., для защиты интересов последнего 24 октября 2002 года было заключено соглашение с адвокатом Сиротининым Н.И., который с 25 по 30 октября в течение 3-х рабочих дней знакомился с материалами дела.

30 октября адвокат Сиротинин заявил ходатайство об объявлении перерыва на 5 - 6 дней, поскольку он успел ознакомиться не со всеми материалами уголовного дела и с протоколом прошедшей части судебного заседания.

В удовлетворении этого ходатайства суд отказал сославшись на то, что в ходе судебного заседания в дальнейшем неизбежны перерывы, в течение которых адвокат может продолжить ознакомление с материалами дела.

Неознакомление адвоката Сиротинина со всеми материалами уголовного дела, особенно с протоколом прошедшей части судебного заседания могло повлечь, что адвокат Сиротинин надлежащим образом не мог осуществлять защиту К.В., что является нарушением уголовно-процессуального закона.

Таким образом, приведенные нарушения допущенные судом при рассмотрении уголовного дела, служат безусловными основаниями влекущими отмену обвинительного приговора.

В связи с чем обвинительный приговор в отношении всех осужденных подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Санкт-Петербургского городского суда в отношении К.В., Б.Г., Р. и И. от 23 декабря 2002 года отменить, а дела направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

 

Председательствующий

ГРИЦКИХ И.И.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

МАГОМЕДОВ М.М.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"