||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 мая 2003 г. N 227п03пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

и членов Президиума - Верина В.П., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцева А.Г. на приговор Алтайского краевого суда от 29 августа 1941 г., по которому

М.Г. (он же М.Н., Б., Ш.Г., Д., Ф., С.), <...>, ранее неоднократно судимый за общеуголовные преступления, последний раз 29 июня 1940 года по ч. 2 ст.. 116 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, 7 октября того же года совершил побег из места лишения свободы,

осужден по ст. 58-14 УК РСФСР к высшей мере наказания - расстрелу, по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" и по совокупности преступлений к той же мере наказания - расстрелу,

Ш.А. (она же П.), <...>, ранее судима в 1937 году по ст. 169 ч. 1 УК РСФСР к двум годам лишения свободы,

осуждена по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" к 10 годам лишения свободы.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 29 сентября 1941 года приговор оставлен в силе.

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 25 ноября 1941 года в помиловании М.Г. отказано.

В надзорном представлении заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцевым А.Г. поставлен вопрос о пересмотре судебных решений в отношении М.Г. (он же М.Н., Б., Ш.Г., Д., Ф., С.) и Ш.А. (она же П.).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего надзорное представление,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

М.Г. признан виновным в том, что, будучи судимым в 1934 году по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, в 1935 году по ст. 59-3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, в 1940 году по ч. 2 ст. 116 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, ни одного из вышеуказанных наказаний не отбыл и из мест заключения бежал, проживал по фиктивным документам и продолжал заниматься преступной деятельностью.

Скрываясь под фамилией Б., в г. Барнауле поступил работать заведующим ларьком N 105 Барнаулторга, похитил 3.924 руб. 68 коп., пытался бежать, но был задержан.

Ш.А. признана виновной в том, что, являясь женой М.Г., приобретала ему фиктивный паспорт на имя Б., с помощью которого он совершил побег из мест заключения, а затем, использовав этот документ, поступил на работу в торговую организацию, занимался хищением государственных средств, что служило Ш.А. средством для существования.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации указывает на то, что наказание, назначенное М.Г. по Постановлению ЦИК и СНК от 7 августа "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", должно быть снижено до 10 лет лишения свободы. Состоявшиеся по делу судебные решения в части осуждения М.Г. за побег из мест лишения свободы в 1934 году подлежит отмене, а в 1935 году и 1940 годах - переквалификации на ст. 82 ч. 1 УК РСФСР. Осуждение Ш.А. по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" подлежит отмене за отсутствием состава преступления.

В надзорном представлении указывается, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассматривая данное дело, допустила нарушение уголовно-процессуального законодательства.

Изучив надзорное представление и материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление обоснованным и подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как в материалах предварительного, так и судебного следствия не приведены какие-либо доказательства того, что М.Г., будучи осужденным 25 февраля 1934 года по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы и не желая отбывать наказание, совершил побег из места лишения свободы.

Сам М.Г. в судебном заседании факт побега после его осуждения в 1934 году отрицал.

При таких обстоятельствах приговор судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 29 августа 1941 года и определение Судебной коллегии, по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 29 сентября 1941 года в этой части подлежит отмене, а дело - прекращению за отсутствием в действиях М.Г. состава преступления.

В то же время, хотя в судебных решениях обстоятельства совершения М.Г. побегов из мест лишения свободы как в 1935, так и в 1940 годах,

не отражены, вина его в их совершении материалами дела доказана.

Так, М.Г. 7 мая 1935 года под фамилией Б. был осужден Омским областным судом по ст. 59-3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы.

Отбывая наказание по данному приговору в 14 отделении Бамлага, он 29 июля 1935 года совершил побег.

Вина М.Г. в совершении побега подтверждена документами об объявлении его в розыск; перепиской правоохранительных органов по данному вопросу; заключением научно-технического отдела (НТО) о том, что согласно дактилоскопическим картам, М.Н. и Б. одно и то же лицо, другими материалами дела.

Будучи осужденным 29 июня 1940 года по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР под фамилией Б. к 8 годам лишения свободы и не желая отбывать наказание, М.Г. 7 октября 1940 года совершил побег из Самарлага.

Вина М.Г. в этом побеге подтверждена документами, в том числе об объявлении его во всесоюзный розыск, заключением НТО о том, что М.Г. и Б. одно и то же лицо, признана и самим осужденным.

Однако судебные органы необоснованно квалифицировали действия М.Г. по ст. 58-14 УК РСФСР как контрреволюционный саботаж, поскольку данных о том, что, совершая побеги, он преследовал специальную цель ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, не имеется.

При таких обстоятельствах действия М.Г. должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 82 УК РСФСР как побеги из места лишения свободы.

Факт хищения М.Г. как заведующим палаткой N 105 Барнаул-торга товароматериальных ценностей на сумму 3.924 руб. 68 коп. подтвержден актом ревизии от 4 июня 1941 года, показаниями свидетелей К., К., фактом его попытки скрыться с целью уйти от ответственности за допущенную растрату, другими материалами дела.

С учетом изложенного, действия М.Г. правильно квалифицированы по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", и за них он осужден обоснованно, однако наказание за это преступление предлагается снизить ему до 10 лет лишения свободы.

В то же время судебные органы необоснованно признали Ш.А. виновной в совершении преступления, предусмотренного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", как участницу совершенного М.Г. хищения социалистической собственности, поскольку в материалах дела какие-либо доказательства этого отсутствуют.

Судебные решения в отношении Ш.А. подлежат отмене и дело прекращению за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Кроме того, из этих судебных решений следует исключить упоминание о том, что Ш.А. приобрела для М.Г. фиктивные документы, с использованием которых он совершил побег и скрывался, поскольку ее действия ни следствием, ни судом квалифицированы не были и мера наказания за них не определялась.

Следует отметить, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассматривая данное дело, допустила нарушение уголовно-процессуального законодательства. В своем определении от 29 сентября 1941 года она вышла за пределы объема осуждения М.Г. и Ш.А., вменив им в вину также хищение государственных средств на сумму 26.649 руб. 57 коп., а М.Г. - выдачу фиктивного счета Татаренко на сумму 5355 руб. 53 коп. и дополнительно три побега из мест лишения свободы, хотя данные факты не были предметом разбирательства судом первой инстанции.

Указанные нарушения должны быть устранены путем исключения упоминания о них из определения суда кассационной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 406 ч. 3 п. 2, 408 ч. 1 п. 6, п. 2 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. 1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцева А.Г. удовлетворить.

2. 2. Приговор Алтайского краевого суда от 29 августа 1941 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 29 сентября 1941 года в отношении М.Г. (он же М.Н., Б., Ш.Г., Д., Ф., С.) в части его осуждения за побеги из мест лишения свободы в 1935 и 1940 годах по ст. 58-14 УК РСФСР изменить. Переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 82 УК РСФСР, по которой назначить три года лишения свободы.

Исключить из судебных решений указание об осуждении М.Г. по факту побега из места лишения свободы в 1934 году и дело в этой части прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Эти же судебные решения в части осуждения Ш.А., она же П., по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" отменить и дело производством прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Упоминание о содействии Ш.А. М.Г. в побеге путем приобретения для него фиктивных документов из судебных решений исключить.

Исключить из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 29 сентября 1941 года сведения о виновности М.Г. и Ш.А. в присвоении государственных средств на сумму 26649 руб. 57 коп., о виновности М.Г. в выдаче фиктивного счета Татаренко на сумму 5355 руб. 53 коп. и совершении еще трех побегов из мест лишения свободы.

По Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" снизить М.Г. меру наказания до 10 лет лишения свободы.

Окончательно по совокупности совершенных М.Г. преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 82 УК РСФСР и Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", с поглощением неотбытого наказания по предыдущему приговору назначить ему 10 лет лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"