||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 мая 2003 г. N 4КП003-35вт

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Климова А.Н., Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 21 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных П., Ч., Л., М., адвокатов Золотаревой М.С., Грудинской И.В., Плаксина В.В., Гусева С.В., Парваняна Т.Ю., Камкия О.О. на приговор Московского областного суда от 28 ноября 2002 года, которым

Л., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

П., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М., <...>, житель г. Москвы, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ч., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 2 ст. 99 и ч. 1 п. "г" ст. 97 УК РФ в отношении П. постановлено применить принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра по поводу наркомании.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В., объяснения осужденных Л., М., П., Ч., адвокатов Гусева С.В., Плаксина В.В., Парвоняна Т.Ю., Грудинской И.В., по доводам своих кассационных жалоб, возражения потерпевших Г., Д.В., П.Е., представителя потерпевшей П.Е. адвоката Гаврюнина Ю.Ф., представителя потерпевших Д-вых адвоката Беловой С.А., мнение прокурора Филимонова А.И. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда П., Л., М., Д., Ч. осуждены за убийство при разбое двух лиц и незаконное приобретение, ношение, хранение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены организованной группой на территории Ленинского района Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационных жалобах осужденный П. просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение, ссылается на то, что его действия ошибочно расценены как совершенные организованной группой, на самом деле под угрозами П-са, организовавшего преступления, он познакомил его с Л., съездил в институт нефти и газа, а потом выезжал на место преступления помогал мыть машину. Признает, что знал о готовящемся нападении, наличии оружия, но ничего сделать не мог предотвратить, так как боялся П-са, совершил укрывательство преступлений.

Осужденный Ч. в кассационных жалобах ссылается на то, что он непричастен к преступлению, что подтвердили в суде все осужденные по делу лица. В дополнительной кассационной жалобе он признает вину в преступлении, но считает, что преступление совершено не в составе организованной группы, а поэтому просит о смягчении наказания. Он указывает, что у них не было разработанного плана, все они были практически незнакомы между собой и его действия должны быть расценены как убийство по предварительному сговору группой лиц. Особой жестокости в его действиях нет, и в чем она выражалась - в приговоре не указано.

Ч. просит изменить юридическую оценку содеянного им и смягчить наказание.

Адвокат Золотарева М.С. в кассационной жалобе в защиту Ч. приводит доводы в том, что в приговоре приведены показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, которые являются противоречивыми, на месте преступления Ч. оказался случайно, по просьбе П-са нашел П. и снова вернулся на место преступления "боясь возмездия" со стороны П-са. Ч. не отрицал, что видел у Л. пистолет и видел, как Д. наносил потерпевшим удары. В суде Д. подтвердил, что Ч. оказался на месте нападения на потерпевших случайно, после того, как встретился с ними со всеми на улице.

Осужденный П., свидетели Н. и Б. подтвердили, что в период с 26 декабря Ч. с П. и П-са не встречался. Доказательств участия Ч. в незаконном приобретении и ношении оружия нет. По ст. 222 ч. 3 УК РФ дело подлежит прекращению. Имущество убитых и Ч. не обнаружено. Поскольку он знал об убийстве при разбое, то его действия следует квалифицировать по ст. 316 УК РФ. Суд не учел явку с повинной Ч., его раскаяние, а также состояние здоровья. Просит приговор с учетом приведенных доводов изменить.

Адвокат Грудинская И.В. в кассационной жалобе в защиту Ч. приводит доводы о том, что Ч. непосредственного участия в лишении жизни Д-й не принимал и не желал проявления особой жестокости, этот квалифицирующий признак вменен ошибочно.

Кроме того, преступление совершено не организованной группой, а группой лиц, заранее оно не планировалось и не готовилось. Сам Ч. в лишении жизни участия не принимал и должен нести ответственность за соучастие в убийстве. Суд не учел фактическое признание Ч. вины, раскаяние в содеянном. Ранее он не судим, характеризуется положительно и заслуживает более мягкого наказания.

В жалобе поставлен вопрос об изменении приговора.

Осужденный Л. в кассационной жалобе ссылается на то, что вследствие насилия он оговорил себя и других в преступлении, на самом деле, убийства он не совершал. Следы побоев врач по какой-то причине расценил, как дерматит. Просит разобраться в деле и принять справедливое решение, учесть те его показания, которые он дал в суде.

Адвокат Плаксин В.В. в кассационной жалобе в защиту Л. просит отменить приговор по ст. 105 ч. 2 УК РФ, ссылается на то, что Л., признавая вину на предварительном следствии, давал противоречивые показания, нарушалось его право на защиту, без согласия Л. был заменен адвокат (т. 2 л.д. 98 - 103). Л. незаконно содержался в ИВС с 4 января по 1 февраля 2002 года, подвергался физическому насилию, с ним постоянно беседовали оперативные сотрудники. Суд безмотивно отказал в его освидетельствовании.

Нельзя согласиться, что убийство совершено организованной группой, поскольку до преступления не все участники группы были знакомы между собой. М. не знал П., а П. не знал М. и Д.

Суд же положил в основу приговора показания, данные при допросах на предварительном следствии, но они получены под физическим воздействием. Суд установил, что Л. не принимал непосредственного участия в лишении жизни Д-й, убийство совершили М. и Д., и он не должен отвечать за убийство. Убийство П-ва совершил П-с, показания Л. об этом никто не опроверг. М. отказался от своих показаний о том, что видел у Л. в руках пистолет перед убийством П-ва. Пистолет не найден. Показания других осужденных о том, что у Л. был пистолет, сомнительны и не свидетельствуют, что именно он стрелял в П-ва. Свидетель Коротенко подтвердил, что во время ссоры с П-сом Л. кричал, зачем он, П-с, стрелял. После убийства Л. купил телефон у П-са, часы у М. Не установлено, кто напал на потерпевших, оружие не найдено.

Л. должен отвечать лишь за разбой и за соучастие в незаконном ношении оружия.

Осужденный М. в кассационной жалобе ссылается на неправильность выводов суда в том, что он участник организованной преступной группы, о том, что будет совершено нападение и убийство - он не знал, ударов ножом Д-й он не наносил, показания Л. по этому поводу противоречивы, он оговорил его под физическим воздействием, Д. оговорил его "по договоренности" с Л. Его доводы о невиновности судом не проверены. Суд не учел, что в машине была обнаружена кровь Л. и Ч., кроме того, Л. и Д. получили резаные раны рук и ног, но эти обстоятельства судом не проверены и не оценены. Он виновен лишь в укрывательстве преступления и невиновен в незаконном ношении огнестрельного оружия. Убийство П-ва совершил П-с. Д. лишь предлагал ему "выбрать" у кого-то машину, но не объяснил, каким способом. Просит приговор изменить.

Адвокат Гусев А.В. в кассационной жалобе в защиту М. приводит доводы в том, что участие М. в преступлении в составе организованной группы не доказано, он познакомился с участниками преступления за 1 час до нападения, не установлено, кто привлек М. и определил его роль в нападении, постоянных сведений с членами группы он не имел. Ему лишь сказали, что надо "забрать" автомашину. Когда П-с говорил, что надо убить водителя и девушку, М. не слышал. В сговор на убийство М. также не вступал, нанесение ударов ножом Д-й отрицал, показания Л., Д., Ч. по этому поводу противоречивы. Суд не указал, по какой причине он признал достоверными одни показания осужденных и отверг другие. Нож мог принести сам Д., поскольку на ладони его правой руки имелась резаная рана. Кроме того, на заднем сиденье автомашины обнаружена кровь, которая могла принадлежать Л. и Ч. По мнению защитника, удары ножом мог нанести кто-то из этих лиц, но не М. Не выяснено, каким образом Д-й были нанесены телесные повреждения в области левой половины грудной клетки без повреждения одежды, одним или двумя ножами наносились удары. Заключение медико-криминалистической экспертизы является неполным, в проведении дополнительной экспертизы суд отказал. Умысел на убийство с особой жестокостью не установлен, так же как и умысел на убийство двух лиц. В действиях М. усматривается лишь укрывательство преступлений. О том, что оружие было приобретено с ведома и согласия всех членов преступной группы, выводы суда не соответствуют действительности, поскольку М. узнал о готовящемся преступлении за 1 час до нападения. За приобретение и ношение оружия М. не должен нести ответственность.

Нарушено право М. на защиту, он был лишен возможности пригласить защитника по своему усмотрению. Протокол допроса М. (т. 2 л.д. 259 - 266) не мог быть исследован в суде. Кулон, принадлежащий потерпевшей, найден у М. при обыске, проведенном повторно. Как он оказался в руках сотрудника милиции - неизвестно.

В жалобе поставлен вопрос о переквалификации действий М. со ст. ст. 105 ч. 2 и 162 ч. 3 УК РФ на ст. 316 УК РФ и отмене приговора по ст. 222 ч. 3 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их защитников адвокат Белова С.А., представитель семьи Д-вых, и потерпевший Д.В. просят оставить приговор без изменения.

Адвокат Парванян Т.Ю. в кассационной жалобе в защиту Д. приводит доводы в том, что у суда не было оснований для признания преступления, совершенного организованной группой, поскольку не все участники группы были знакомы между собой. Показания на предварительном следствии осужденные давали под физическим воздействием, других доказательств в деле нет. Все это суд не учел при вынесении приговора. Адвокат просит исключить из приговора указание о совершении убийства организованной группой и отменить приговор по ст. 222 ч. 3 УК РФ.

Адвокат Камкия О.О. в кассационной жалобе в защиту П. указал, что не выяснена роль и степень участия П. в преступлении, суд необоснованно признал его активным участником преступления, не проверив его показания и не дав оценки в приговоре. Юридическая оценка действиям П. дана неправильно. Адвокат просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В дополнительных возражениях на кассационные жалобы осужденных и их защитников представитель потерпевших Д-вых адвокат Белова С.А. просит признать приговор суда справедливым и оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не нашла оснований к отмене или изменению приговора в отношении Л., Д., П., М. и Ч. по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденных и их защитников.

Вина осужденных в совершенных ими преступлениях подтверждена рассмотренными в суде доказательствами, а их действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы кассационных жалоб осужденного П. и адвоката Камкия в том, что не выяснена роль и степень участия П. в преступлении лишены оснований и опровергаются доказательствами, рассмотренными в суде и достаточно подробно изложенными в приговоре.

Предложенная П. версия события преступления проверялась органами следствия и судом.

Давая оценку всем показаниям осужденных в их совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно признал, что показания П. в суде о непричастности к убийству 2-х лиц при разбое опровергаются его же собственными показаниями, данными на предварительном следствии.

Показания П., положенные судом в основу обвинительного приговора, свидетельствуют о том, что нахождение его на месте нападения на потерпевших не было вынужденным, поскольку преступление готовилось им несколько дней. Именно П. познакомил П-са с Л., вместе с ними, а также с Ч. обсуждал план нападения, при которых распределялись роли каждому участнику преступления. В его присутствии Л. получил пистолет для убийства потерпевших, получив известие о том, что нападение и убийство состоялось, П. тут же прибыл на место преступления и принял меры к уничтожению следов крови убитых и эвакуации машины с места преступления, получил часть похищенного имущества.

В суде П. не отрицал, что после принятия решения совершить преступление, он подыскивал для П-са транспорт и отвез его к месту учебы потерпевшего П-ва, чтобы П-с мог назначить П-ву встречу, после чего он и П-с нашли место, где будет совершено нападение.

При таком положении, когда и другие осужденные, в том числе Л., М., Ч. подчеркивали активную роль П. в организации группы и самого нападения на потерпевших, суд обоснованно признал, что П. был активным участником преступной группы, действовавшим без какого-либо давления со стороны других лиц, и желавшим достичь совместного преступного результата с другими осужденными по делу лицами. Для отмены приговора в отношении П. оснований нет.

Ссылки в кассационных жалобах осужденного Ч., адвоката Золотаревой и адвоката Грудинской И.В. на то, что Ч. оказался на месте нападения на П-ва и Д-у случайно, а его действия не могут расцениваться как совершенные в составе организованной группы, являются необоснованными.

Так при допросах на предварительном следствии осужденный Д. утверждал, что его встречу с Л., предложившим совершить нападение на П-ва, организовал Ч., предупредив при этом, что будет совершено нападение с целью завладения автомашиной и не исключено - с убийством.

Судом установлено, что Ч. в составе преступной группы проследовал с собакой от места жительства к месту совершения нападения, принял активное участие в нападении, вытащил истекавшую кровью Д-у из машины и оттащил в сторону, после чего М. и Д. ее добили. Часть похищенного при нападении имущества была выделена Ч.

В суде Ч. не отрицал, что он был полностью осведомлен о планах преступной группы и роли каждого в этой группе. Не отрицал, что после нападения по предложению П-са отыскал П., вернулся на место преступления и отмывал с машины кровь убитых.

Осужденный П. при допросах на предварительном следствии подтвердил, что Ч. вместе с ним, Л. и П-сом обсуждал детали готовящегося преступления.

Из показаний осужденного Л. при допросах на предварительном следствии видно, что Ч. участвовал в попытке нападения на П-ва 27 декабря, не состоявшейся по независящей от них причине, а затем, засомневавшись, что нападение удастся, он привлек для участия в группе Д. О том, что при нападении будет совершено убийство он также знал, так как видел и приготовленное для этого оружие.

Суд обоснованно не признал убедительными показания Ч. о том, что он случайно оказался на месте преступления.

О том, что преступление совершается в составе организованной группы, Ч. знал и желал совершать такие действия, рассчитывая, что каждый из соучастников будет выполнять отведенную ему роль при нападении.

Таким образом, действия Ч. получили правильную оценку в приговоре.

Нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб осужденного Л. и адвоката Плаксина о непричастности Л. к убийству П-ва при разбое.

Осужденный П. при допросе на предварительном следствии подтвердил, что при распределении ролей в ходе подготовки к нападению на П-ва П-с передал Л. пистолет.

Из показаний осужденного М., приведенных в приговоре, видно, что непосредственно при нападении на П-ва пистолет был в руках у Л. и Л. готовился к выстрелу, перезарядив пистолет незаметно для потерпевшего. После убийства П-ва Л. вышел из машины с пистолетом в руках.

Об этом же дали показания Д. и Ч.

Таким образом, выводы суда подтверждены рассмотренными доказательствами и не вызывают сомнений.

Доводы кассационных жалоб осужденного М. и адвоката Гусева С.В. о непричастности М. к нанесению ножевых ран Д-й в процессе убийства при разбое неосновательны.

Они также судом проверялись и обоснованно отвергнуты.

Так, Д. при допросах на предварительном следствии пояснил, что до нападения он передал нож М. и в процессе нападения М. нанес множество ударов ножом Д-й.

Об этом же давал подробные показания осужденный Л., который пояснил, что М. наносил удары ножом сначала в машине, а затем уже на улице.

Из показаний Ч., исследованных судом и положенных в основу приговора видно, что удары ножом Д-й наносил М.

Ссылки М. на то, что Д. и Л. оговорили его, являются необоснованными, поскольку никаких оснований для этого, как установил суд у них не было.

Утверждение в кассационных жалобах М. и его защитника адвоката Гусева С.В. о том, что М. не знал о совершении преступления организованной группой, несостоятельны.

На основании показаний осужденных Л., Ч. и Д. суд установил, что в день совершения преступления М. был дома и Д., туда же пришли Л. и Д. Посоветовавшись, они решили привлечь к нападению М., ознакомили его со своим планом и объяснили, что он должен напасть на пассажиров, находившихся в машине, вооружился ножом.

М., как установил суд, выполнил отведенную ему роль, зная, что в процессе нападения может быть убит не один, а несколько человек, о чем свидетельствуют приведенные в приговоре показания Л., Д., Ч.

Суд правильно признал, что М. осознавал характер совершаемых им действий.

Он осознавал, что совершает тщательно спланированное преступление в составе организованной группы, где распределены обязанности между членами группы и желал совершать такие действия.

Выводы суда по этому поводу сомнений не вызывают.

По этим же мотивам не могут быть признаны убедительными доводы кассационной жалобы адвоката Парванян о том, что Д. не должен нести ответственность за совершение преступлений в составе организованной группы.

Как установил суд, Д. был вовлечен в преступную группу по инициативе Ч., в обязанность которому вменили вовлечение новых членов в состав группы для того, чтобы преодолеть сопротивление потерпевших в ходе разбойного нападения.

Из показаний осужденных, положенных в основу приговора, видно, что Ч. по телефону договорился с Д. об участии в преступлении в составе группы, объяснил цели и план действий группы, в том числе и убийстве владельца автомашины.

Подробнее о возможном убийстве водителя и его спутников Ч. и Л. договорились с Д. у него дома. Незадолго до нападения, куда принесли пистолет, и продемонстрировали Д.

Д., таким образом, осознавал, что совершал преступления в составе организованной группы, члены которой выполняют отведенную им роль в совершении заранее спланированного и подготовленного преступления.

Для изменения юридической оценки его действий оснований нет.

Доказательства по делу исследованы достаточно полно и объективно, необходимости в проведении дополнительной медико-криминалистической экспертизы не было, о чем суд вынес мотивированное и обоснованно решение.

При оценке показаний осужденных на предварительном следствии и в суде обоснованно учтено, что Л., Д., П., М. и Ч. достаточно подробно излагали обстоятельства совершения преступных действий соучастниками разбойного нападения и убийства 2-х лиц, стараясь преуменьшить свою роль в преступлении, их показания дополняют друг друга и в совокупности они позволили суду правильно установить обстоятельства преступления.

Обоснованно учтены судом и другие многочисленные доказательства, подтверждающие соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Так, в ходе следствия у Л. и М. была изъята одежда со следами крови, которая, по заключению эксперта-биолога, могла произойти от потерпевших.

Согласно заключению криминалистической экспертизы в салоне автомашины П-ва обнаружены волокна, идентичные волокнам одежды Л. и Ч.

По заключениям медико-криминалистических экспертиз образование ушибленных ран головы, колото-резаных на груди и животе Д-й не исключено от воздействия молотка и ножа, о которых дал показания осужденный Д.

При обыске по месту жительства М. был обнаружен кулон из металла желтого цвета с камнями, принадлежащий Д-й, у Л. телефон "Сименс", принадлежащий П-ву и портативное зарядное устройство; у знакомой Л. А. изъяты часы, принадлежащие П-ву.

При обыске по месту жительства Ч. обнаружен лист бумаги с номером телефона Л.

Из представленной компанией мобильной связи распечатки телефонных переговоров видно, с телефона, похищенного у П-ва в 1 час 28 мин. 29 декабря 2001 года исходил звонок на телефонный номер в квартире П.

Многочисленные доводы осужденных и их защитников о недозволенных методах ведения следствия судом проверены. Они не подтвердились.

Судом обоснованно признано, что доказательства получены с соблюдением процессуального закона.

По этим основаниям имеются отдельные мотивированные судебные решения, принятые после тщательной проверки доводов осужденных.

Принятые решения не вызывают сомнений.

Право на защиту Л., Д., М., П., Ч. не нарушено. По этому поводу судом также приняты многочисленные отдельные решения при обсуждении вопроса допустимости доказательств.

Юридическая квалификация действиям осужденных дана верно, с учетом требований ч. 5 ст. 35 УК РФ, согласно которой участники организованной группы несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Для изменения приговора в части содеянного виновными оснований нет.

Мера наказания осужденным назначена с учетом степени общественной опасности совершенного преступления, роли и степени участия в нем, характеризующих данных, обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах осужденных и их защитников.

Для смягчения наказания Судебная коллегия оснований не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 28 ноября 2002 года в отношении Л., Д., П., М., Ч. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвокатов без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.В.КОЧИН

 

Судьи

А.Н.КЛИМОВ

В.В.МИКРЮКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"