||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 мая 2003 г. N 19-кп003-11сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Иванова Г.П., Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 20 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных и адвоката Ивановой О.В. на приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 25 декабря 2002 года, которым

А., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 150 ч. 4 УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

И., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Ч., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 5 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

По делу разрешен гражданский иск потерпевшей С.Л. о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного И., просившего отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, и мнение прокурора Вощинского М.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей А., И., Н. и Ч. признаны виновными в разбойном нападении на водителя такси С., в процессе которого А., И. и Н. совершили убийство потерпевшего, а Ч. оказала им пособничество в совершении этого преступления, А. признан также виновным в вовлечении несовершеннолетней Ч. в совершение особо тяжкого преступления.

Преступление совершено 31 января 2002 года на территории Нефтекумского района Ставропольского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный И. утверждает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, он был лишен права заявлять ходатайства, просит приговор отменить.

В кассационной жалобе осужденный А. утверждает, что протоколы допросов, на основании которых он признан виновным, получены с нарушением уголовно-процессуального закона, и просит приговор отменить.

В кассационной жалобе осужденная Ч. утверждает, что ее, несовершеннолетнюю, в течение трех суток допрашивали в г. Буденновске в ночное время, в отсутствие адвоката и законного представителя, что исключает допустимость ее показаний, однако они были исследованы в судебном заседании, также ей не разрешили рассказать присяжным заседателям о применении к ней на следствии физического насилия, председательствующий судья, удовлетворив ходатайство адвоката о признании ее показаний в ходе осмотра места происшествия недопустимыми доказательствами, не разъяснил присяжным заседателям, что именно исключается из материалов дела, просит отменить приговор либо назначить ей наказание без лишения свободы.

В кассационной жалобе адвокат Иванова в защиту интересов осужденного Н. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что при отборе присяжных заседателей были нарушены права стороны защиты на отводы, поскольку судья указал, что мотивированный отвод может быть заявлен только совместно всеми адвокатами и подсудимыми и только в отношении одного кандидата в присяжные заседатели, а немотивированный отвод может быть заявлен стороной защиты только в отношении двух кандидатов, в результате такого незаконного ограничения права на отводы в коллегии присяжных заседателей оказалась женщина, брат которой работает прокурором, о чем она сообщила во время опроса.

Кроме того, в судебном заседании были оглашены без согласия стороны защиты показания свидетеля Д., а после его явки в суд он был допрошен сначала государственным обвинителем, хотя на допросе данного свидетеля настаивал подсудимый А., чем был нарушен порядок допроса свидетеля.

При назначении наказания суд не учел, что Н. положительно характеризуется по месту жительствами соседями и что он страдает умственной отсталостью.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности А., И., Н. и Ч. в совершении преступлений, основанным на всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела.

Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, не установлено. Вопреки утверждениям осужденной Ч., она не допрашивалась на предварительном следствии в ночное время, ей был предоставлен адвокат, что подтверждается соответствующим ордером (т. 1 л.д. 42), показания, в которых она признавала свою вину и изобличала других осужденных, Ч. давала не только на допросах в г. Буденновске, но и в г. Нефтекумске, где, как она сама поясняла, недозволенных методов ведения следствия к ней не применяли. Участие законного представителя при ее допросе, в соответствии с действовавшим на момент производства следственных действий уголовно-процессуальным законом, не было обязательным.

Не было оснований для признания недопустимыми доказательствами и протоколов допроса других осужденных, так как данных о применении к ним незаконных методов ведения следствия в судебном заседании установлено не было.

Утверждения осужденной Ч. о том, что она была незаконно лишена права рассказать присяжным заседателям о применении к ней физического насилия работниками милиции, не основаны на законе, поскольку с участием присяжных заседателей такие заявления, касающиеся вопросов допустимости доказательств, не исследуются.

Необоснованными следует признать доводы кассационной жалобы осужденной Ч. о том, что судья, приняв по ходатайству адвоката решение о признании показаний Ч. в ходе осмотра места преступления недопустимыми доказательствами, не разъяснил присяжным заседателям, что именно исключается им из судебного разбирательства.

Такие разъяснения содержатся в протоколе судебного заседания и в напутственном слове судьи (т. 3 л.д. 129 и 143).

Принцип состязательности сторон при рассмотрении дела был соблюден. Сторонам были предоставлены равные права в ходе судебного разбирательства заявлять ходатайства и участвовать в исследовании доказательств.

Свидетель Д. был допрошен непосредственно в судебном заседании. В связи с чем доводы кассационной жалобы адвоката Ивановой о том, что оглашение его показаний без согласия стороны защиты повлияло на исход дела, нельзя признать убедительными. Поскольку Д. являлся свидетелем обвинения порядок его допроса, вопреки утверждениям адвоката, нарушен не был.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при отборе присяжных заседателей допущено не было.

Как следует из протокола судебного заседания, в нем не содержится указаний председательствующего, ограничивающих права сторон на заявление мотивированных и немотивированных отводов, не содержится и возражений адвокатов или осужденных на действия председательствующего судьи в этой стадии судебного разбирательства.

Кроме того, утверждения адвоката в жалобе о том, что каждая из сторон вправе заявлять неограниченное количество немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели, противоречат закону, и в частности, ст. 327 ч. 5 п. 2 УПК РФ, предусматривающей право подсудимого или его защитника, государственного обвинителя заявить немотивированный отвод не более двух раз.

Не имеется также в протоколе судебного заседания сведений о том, что в коллегию присяжных заседателей был отобран присяжный заседатель, брат которого работает прокурором.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Правовая оценка действиям осужденных дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Наказание назначено им с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. По своему виду и размеру оно соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о личности осужденных и является справедливым.

Руководствуясь ст. ст. 373, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 25 декабря 2002 года в отношении А., И., Н. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"