||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2003 г. N 83-о02-35

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.,

судей - Пелевина Н.П. и Говорова Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 19 мая 2003 г. кассационную жалобу осужденной О.Е. на приговор Брянского областного суда от 28 августа 2002 года, которым

О.Е., <...>, русская, с неполным средним образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; в соответствии со ст. 99 ч. 2 УК РФ О.Е. назначено принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра.

О.Е. признана виновной в совершении убийства малолетней С.Т., 19 августа 2000 года рождения, заведомо находившейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено в г. Брянске 10 марта 2002 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденной О.Е., адвоката Копылова Д.В. по доводам кассационной жалобы осужденной, мнение прокурора Хомицкой Т.П., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

О.Е. в судебном заседании виновной себя не признала.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная О.Е. указывает, что приговор основан только на ее явке с повинной, данной вынужденно, в результате физического и психологического воздействия органами следствия, в отсутствие адвоката, и данное доказательство является недопустимым. Допущено нарушение ее права на защиту в связи с неразъяснением ей ст. 51 Конституции РФ. В судебном заседании не дано оценки ее правдивым показаниям и другим доказательствам в ее защиту, заключению эксперта. Косвенные показания свидетелем З.С.А. даны под давлением органов следствия, являются неконкретными и не свидетельствуют о ее виновности. Одновременно О.Е. указывает, что даже при признании ее виновной действиям дана неправильная юридическая оценка, и они должны квалифицироваться по ст. 111 УК РФ. По делу не был установлен истинный виновник смерти ребенка, предварительное следствие проведено неполно и необъективно, не представлено доказательств ее причастности к содеянному, в том числе, и биологических следов преступления. Не установлен способ лишения ребенка жизни, и обвинение основано на предположениях и сфальсифицированных материалах дела. В суде и на следствии не была допрошена свидетель М., которая могла подтвердить, что ребенка с ней не было и что она была абсолютно трезвой. Ее неоднократные просьбы о проведении в отношении ее экспертиз по отысканию биологических следов преступления необоснованно отклонены, а проведенная экспертиза по механизму причинения ребенку телесных повреждений носит предположительный характер и не подтверждает версию следствия, а версии о причинении смерти ребенку другими лицами, которые могли испытывать к нему неприязнь, не проверены. В предъявленном ей обвинении не содержится никаких квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ее действия не могли быть квалифицированы, как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Не установлены точное время и место совершения преступления. Фактически преступления она не совершала, необоснованным является заключение нарколога, и принудительное лечение от алкоголизма ей назначено незаконно, поскольку она спиртным не злоупотребляет и на учете нигде не состоит. При назначении наказания не были учтены ее возраст, положительная характеристика, и назначено чрезмерно суровое и несправедливое наказание. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Корниенко А.В. считает ее необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности О.Е. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Не признавая себя виновной, в судебном заседании О.Е. показала, что к убийству ребенка она не причастна, она отдала его незнакомому мужчине, который назвался отцом девочки. На следствии призналась в убийстве девочки под давлением работников милиции, которые изложили ее обстоятельства убийства.

Данные показания О.Е. в приговоре суд мотивированно признал несостоятельными, поскольку они полностью опровергаются другими доказательствами.

Из показаний свидетеля З.С.А. следует, что 10 марта 2002 года они с О.Е. после употребления спиртного пошли к П., где выпили самогона. Дома у них находилась девочка примерно 2-летнего возраста, которая была грязная. О.Е. решила помыть девочку, и ввиду отсутствия у П. горячей воды они принесли ее к себе. О.Е. помыла, покормила девочку и понесла ее обратно, а он пошел за ними. В пути девочка стала капризничать, плакать. О.Е. вместе с девочкой упала на землю, и через некоторое время девочка перестала плакать, а О.Е. сказала, что она умерла. Он подошел к девочке и увидел, что лицо у нее чем-то испачкано. Они оставили ребенка возле болота и ушли, договорившись никому не говорить об убийстве О.Е. ребенка, а всем говорили, что отдали его незнакомому мужчине, назвавшемуся отцом ребенка. Сначала он не говорил работникам милиции о происшедшем, а когда узнал о признании О.Е. в убийстве девочки, рассказал о случившемся, выехал с работниками милиции на место происшествия, где показал труп ребенка в том месте, где они его оставили.

Его показания подтверждаются протоколом осмотра места происшествия с его участием (л.д. 134 - 141).

Показания свидетеля З.С.А. соответствуют другим доказательствам, и суд обоснованно пришел к выводу о их достоверности, положив их в основу приговора в качестве допустимого доказательства.

Из показаний потерпевшего С.Н. усматривается, что 10 марта он привел свою полуторагодовалую дочь Татьяну к П., временно оставил у них и ушел. На следующий день он пришел за дочерью, но П. сказали, что ее забрала О.Е., которую он разыскал лишь через несколько дней. Она сказала, что отдала ребенка незнакомому мужчине, который назвался ее отцом. Он обратился в милицию, О.Е. задержали, и она призналась в убийстве его дочери.

Из показаний потерпевшей З.С.Н. видно, что она подтвердила показания потерпевшего С.Н.

Свидетель О.В. показала, что ее дочь действительно забрала от П. к себе домой девочку, которую помыла, накормила и понесла обратно, и она девочку больше не видела.

Ее показания дополнили свидетели П.С. и П.Е., которые показали, что после ухода О.Е. с девочкой последнюю они больше не видели, а ее родителям сказали, что ее забрала О.Е.

Из показаний свидетеля З.Р.И. усматривается, что после случившегося сын З.С.А. сказал ей, что в убийстве девочки виновата О.Е., но подробности не рассказывал.

Факт обнаружения трупа С.Т. с множественными ранениями шеи подтверждается протоколом осмотра места происшествия (л.д. 9 - 21).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С.Т. наступила от массивной кровопотери в результате резаной раны шеи с повреждением поверхностных и глубоких мышц, гортани, левой и правой общих артерий, которые могли быть причинены торцами осколков разбитой бутылки (л.д. 26 - 38).

Приведенные доказательства соответствуют заявлению О.Е. на следствии, озаглавленному, как явка с повинной, где она подробно изложила объективную сторону убийства.

Доводы О.Е. о применении к ней недозволенных методов следствия судом проверены и обоснованно отвергнуты, как неподтвердившиеся. Оснований для проверки версии о причастности к смерти девочки других не имелось ввиду полной доказанности причастности к ее смерти О.Е., при этом отсутствие на ней биологических следов преступления не является доказательством невиновности осужденной.

Установленный судом способ лишения потерпевшей жизни не противоречит выводам судебно-медицинской экспертизы и другим доказательствам, и доводы жалобы в этой части являются необоснованными.

Принудительное лечение от алкоголизма О.Е. назначено обоснованно и мотивированно, что свидетельствует о несостоятельности ее доводов в жалобе.

Вопреки доводам кассационной жалобы, юридическая квалификация действий О.Е. по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о недопустимости положенных в основу приговора доказательств, не имеется.

Наказание О.Е. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденной и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы по изложенным в ней доводам и смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 28 августа 2002 года в отношении О.Е. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной О.Е. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

Ю.В.ГОВОРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"