||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2003 г. N 9-о03-28

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Червоткина А.С.,

Яковлева В.К.

рассмотрела кассационные жалобы осужденных З. и Н., адвокатов Водопьяновой А.В. и Блиновой Г.И. на приговор Нижегородского областного суда от 18 декабря 2002 года, которым

З., <...>, судимый 15.11.1996 по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 06.04.1999 по отбытии наказания, осужденный 8 мая 2001 г. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, отбывающий наказание, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на пятнадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на одиннадцать лет три месяца с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ З. назначено девятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ данное наказание частично сложено с наказанием по приговору от 08.05.2001 и по совокупности преступлений окончательно З. назначено двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, судимый 15.07.1997 по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 13.01.1999 на основании Указа Президента РФ о помиловании от 22.12.1999, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на восемнадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на четырнадцать лет с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Н. назначено девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать: с З. и Н. в пользу Б.Т. солидарно 73255 рублей в возмещение материального ущерба; с З. в пользу А.П. 70000 рублей в счет компенсации морального вреда и 3065 рублей в возмещение затрат на погребение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С выслушав осужденного З., заявившего, что разбойное нападение, убийство Б. и А. совершил он один, без участия Н., адвокатов Блинову Г.И. и Водопьянову А.В., осужденного Н., подтвердивших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Глумовой Л.А. и потерпевшей Б.Т. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

З. и Н. признаны виновными в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, З. признан виновным в совершении убийства А., а Н. - убийства Б., сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 9 июня 2000 года в г. Дзержинске Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные З. и Н. виновным себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный З. просит приговор отменить и дело прекратить, указывая на то, что разбоя и убийства он не совершал, в ходе предварительного следствия оговорил себя и Н. под воздействием насилия и других незаконных методов ведения следствия. По этим же причинам давали ложные показания и свидетели, которые в судебном заседании от них отказались. Его первоначальные показания противоречат обстановке на месте происшествия, заключению судебно-медицинской экспертизы о характере повреждений, обнаруженных на теле А.

На месте происшествия были обнаружены следы пальцев рук, кровь и волосы, которые не могут принадлежать ни осужденным, ни потерпевшим, ни их родственникам;

адвокат Блинова Г.И. в защиту интересов осужденного З. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что показания в ходе предварительного следствия З., а также свидетелями К.Е., В.В., П.В. и С.В. были даны под влиянием угроз и насилия. Эти показания суд необоснованно признал допустимыми доказательствами и огласил их с нарушением требований ст. 281 УПК РФ. Суд необоснованно также признал допустимым доказательством видеозапись беседы З. с заместителем прокурора Ш.А. Первоначальные показания З. противоречат фактическим обстоятельствам: на теле А. обнаружены ножевые ранения, на шее - несколько странгуляционных борозд, на голове - два полиэтиленовых пакета, хотя З. показывал, что нож он не применял, надел на голову потерпевшей один пакет, затянул на шее одну петлю. При выезде на место происшествия он не мог показать подъезд и квартиру потерпевших. Обнаруженные в руке Б. волосы не могут принадлежать З., так как согласно приговору он сразу прошел в комнату к А. и с Б. в контакт не вступал. Дополнительная судебно-медицинская экспертиза была проведена экспертом Д.М. на материалах следственного эксперимента, которые признаны судом недопустимым доказательством.

Осужденный Н. просит приговор отменить, указывая на то, что никаких преступлений он не совершал, З. оговорил его. В момент совершения преступления он находился в другом месте, что подтвердили свидетели Т.Р., К.Р. и В.С.

Адвокат Водопьянова А.В. просит приговор в отношении Н. отменить с прекращением дела, приводя доводы, содержащиеся в других кассационных жалобах. Выражает несогласие с объяснениями эксперта о том, что двойная странгуляционная борозда на шее А. является одной бороздой с двумя ветвями. Ни одним доказательством, приведенном в приговоре, не подтверждается причастность Н. к совершению преступлений. Н. не знал с достоверностью о наличии валюты у Б., автомобиль приобрел 17 июня 2000 года на деньги родителей.

Адвокатами Блиновой Г.И. и Водопьяновой А.В. принесены также кассационные жалобы на определения суда от 4 ноября и 11 ноября 2002 г., вынесенные в ходе судебного разбирательства по их ходатайствам о признании ряда доказательств недопустимыми.

Учитывая, что в соответствии со ст. 355 ч. 5 п. 2 УПК РФ, вынесенные в ходе судебного разбирательства определения об удовлетворении или отклонении ходатайств участников процесса кассационному обжалованию не подлежат, доводы адвокатов о законности использования в доказывании недопустимых доказательств подлежат проверке при рассмотрении жалоб на приговор суда.

В своих жалобах на указанные определения суда:

адвокат Блинова Г.И. в защиту интересов осужденного З. указывает, что показания в ходе предварительного следствия З., а также свидетелями В.В., П.В. и С.В. были даны в исправительной колонии, где они отбывали наказание, под влиянием угроз и насилия со стороны работников милиции и других должностных лиц. Несмотря на имеющееся у нее (адвоката Блиновой Г.И.) соглашение на защиту интересов З. от 6 декабря 2001 года, 7 декабря 2001 г. З. было предъявлено обвинение, и он был допрошен качестве обвиняемого в присутствии адвоката Волкова Г.Я., назначенного следователем;

адвокат Водопьянова А.В. в защиту интересов осужденного Н. указывает на то, что суд незаконно приобщил к материалам дела видеозапись беседы З. с неустановленным должностным лицом, поскольку письменный протокол при этом не составлялся. Не является эта видеозапись и результатом оперативно-розыскной деятельности, поскольку работники прокуратуры не вправе ей заниматься, не выносилось и соответствующего постановления о проведении подобных мероприятий оперативно-розыскного характера. Показания свидетелей К.А., Л.О. и З.А. были оглашены с нарушением требований ст. 281 УПК РФ, поскольку сторона защиты согласия на это не давала.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Б.Т. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Виновность осужденных З. и Н. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В ходе предварительного следствия З., признавая себя виновным, давал подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений им и Н.

Из этих показаний видно, что со слов Н. он узнал, что у Б., который купил у кого-то из родственников Н. мотоцикл, имеются деньги в долларах США. Они решили совершить нападение и завладеть этими деньгами. Предложили участвовать в нападении С.В. Тот обещал подумать, назначили с ним встречу, но он не пришел. Они с Н. приготовили нож, скотч, веревку, перчатки и маски. Когда Б. открыл дверь, они втолкнули его в квартиру, с ним остался и вступил в борьбу Н., а он (З.) завел в зал оказавшуюся в квартире А., стал искать деньги. Потом в эту комнату зашел Н. и сказал, что деньги находятся среди газет и журналов. Они нашли 2300 долларов. После этого он надел на голову А. пакет и задушил ее веревкой. Наносил ли удары ножом, не помнит. Видел труп Б. в коридоре у кухни.

Вернувшись домой, они переоделись, одежду, скотч, остаток веревки сожгли, а нож утопили в болоте. 100 долларов истратили в ночном клубе, остальные деньги поделили поровну. Он купил на них телевизор "LG", а Н. - автомобиль ВАЗ-2108.

Показания З. подтверждены совокупностью других доказательств.

Из показаний потерпевших Б.Т. и А.П. следует, что у Б. действительно имелись деньги, около 2500 долларов, которые ему дала Б.Т. на покупку автомобиля. Н.В. (отец осужденного Н.) бывал дома у Б., продал ему мотоцикл "Ява".

Свидетель Н.В. показал, что он бывал у Б., в апреле 2000 года продал ему мотоцикл, знал, что тот собирается покупать автомобиль. В июне - июле 2000 года его сын Н. приобрел автомобиль, он давал для этого сыну 20000 рублей. В ходе предварительного следствия он показал, что говорил сыну о продаже мотоцикла Б.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия свидетелем С.В. следует, что 9 июня 2000 г. он встретил З. с ранее незнакомым ему Н., которые предложили ему участвовать в нападении на одну из квартир по проспекту Дзержинского с целью завладения денег в долларах США. Н. при этом сказал, что хозяин этой квартиры купил мотоцикл у его отца. Они назначили встречу на 18 часов, но он прийти не смог, так как вместе с сожительницей Щ.Т. покупал телевизор. Спустя месяц З. рассказал ему, что они все же совершили нападение, в ходе которого им пришлось убить двух человек, взяли деньги.

С.В. опознал Н. как человека, который вместе с З. предлагал ему участвовать в нападении (т. 2 л.д. 172).

Свидетель Щ.Т. подтвердила, что покупала в это время телевизор вместе с С.В., который говорил ей, что у него была назначена встреча, на которую он опоздал.

Согласно гарантийному талону и кассовому чеку телевизор "Томпсон" был приобретен С.В. 9 июня 2000 года в 18 часов 57 минут (т. 2 л.д. 178 - 179).

Свидетель К.Е. в ходе предварительного следствия показал, что в июне - июле 2000 года З. приглашал его в ресторан "Космос", где рассказывал, что с его участием было совершено нападение на какую-то квартиру, где они забрали доллары США, убили двух человек, показывал пачку 500-рублевых купюр, хотя ранее у него таких крупных сумм денег никогда не было.

Свидетели П.В. и В.В. в ходе предварительного следствия показали, что во время отбывания наказания в местах лишения свободы осенью 2001 года З. рассказывал им, что он сделал добровольную явку с повинной о совершении им вместе с кем-то разбойного нападения и убийства, на добытые при этом деньги купили машину.

Из показаний свидетеля В.А. следует, что в середине июня 2000 года на авторынке г. Нижнего Новгорода он продал автомобиль ВАЗ-2108 трем молодым парням за 1050 долларов, оплату получил 100-долларовыми купюрами.

Документально подтвержден факт регистрации Н. автомобиля в ГИБДД г. Дзержинска 17 июня 2000 года (т. 2 л.д. 195).

Показания, данные З. в ходе предварительного следствия на допросе в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 94 - 100), в качестве подозреваемого при выходе на место происшествия с видеозаписью (т. 2 л.д. 75 - 82) и при явке с повинной были даны З. на допросах, проведенных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому обоснованно признаны судом, достоверными и допустимыми доказательствами.

Изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что эти показания были получены от З. в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, а также с нарушением права на защиту, тщательно проверялись судом и были обоснованно отвергнуты.

Как видно из материалов дела, в качестве обвиняемого З. был допрошен в присутствии адвоката Волкова Т.Я.

От услуг других адвокатов, в том числе и Блиновой Г.И. он и его мать письменно на тот период времени отказались (т. 2 л.д. 100 - 102).

С участием адвоката Волкова Г.Я., понятых и других лиц З. давал подробные показания в качестве подозреваемого с выходом на место происшествия. Из показаний потерпевшей Б.Т. следует, что при проведении этого следственного действия З. правильно описал расположение квартиры и обстановке в ней на момент проживания там ее погибшего сына Б.

Специально проверялись судом и заявления З., свидетелей С.В., К.Е., П.В. и В.В. о применении к ним со стороны следователя, работников милиции психологического и физического насилия. Эти заявления своего подтверждения не нашли.

Соответствующая проверка по заявлениям З. о применении к нему незаконных методов допросов проводилась и в ходе предварительного следствия. По результатам этой проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 2 л.д. 164 - 166), обоснованность которого сомнений не вызывает.

Обоснованно судом была исследована и принята в качестве доказательства видеосъемка разговора З. с зам. прокурора г. Дзержинска Ш.А. Она была произведена в соответствии со ст. ст. 6, 11 Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" на основании постановления начальника службы криминальной милиции УВД г. Дзержинска от 17.09.2001. Ее достоверность в судебном заседании подтвердили свидетели Ш.А., Ч.В. - заместитель начальника ОУР УВД г. Дзержинска, который производил эту видеосъемку.

Что касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о том, что показания, данные в ходе предварительного следствия свидетелями С.В., К.Е., П.В. и В.В. были оглашены и исследованы судом без согласия стороны защиты, то они также не могут быть признаны обоснованными. В соответствии со ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, суд обязан создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Данные свидетели были допрошены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, их показания, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании получили надлежащую оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами с соблюдением положений ст. ст. 86 - 88 УПК РФ. Иной процессуальной возможности для проверки показаний данных лиц помимо их оглашения у суда не имелось.

В то же время показания свидетелей К.А., Л.О. и З.А. были оглашены в судебном заседании без достаточных оснований, поскольку ни стороной обвинения, ни судом не было принято достаточных мер к обеспечению их явки в суд. Между тем оглашение этих показаний не оказало и не могло оказать никакого влияния на окончательные выводы суда о виновности З. и Н.

Данные в ходе предварительного следствия показания З. об обстоятельствах совершения преступлений подтверждены другими доказательствами: протоколом осмотра места происшествия об обнаружении трупов Б. и А. со следами насильственной смерти в квартире, где они проживали, обстановка в ней нарушена, разбросаны книги и газеты из шкафа (т. 1 л.д. 6 - 21); заключениями судебно-медицинских и других экспертиз.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть Б. наступила от резаных и колото-резаных ран в области шеи, а смерть А. - от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей при удавлении.

Как видно из заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы, с учетом морфологических особенностей и характера странгуляционной борозды на шее трупа А., она могла образоваться при обстоятельствах, указанных З. в ходе проведения осмотра места происшествия с его участием (т. 3 л.д. 116 - 117).

В судебном заседании эксперт Д.М. подтвердил правильность этого заключения, пояснив, что оно сделано с учетом показаний З. при осмотре места происшествия, других материалах дела, а не на материалах следственного эксперимента, признанных судом недопустимым доказательством, как это утверждают авторы кассационных жалоб.

Таким образом, первоначальные показания З. соответствуют объективным данным обстановки совершения преступления. Наличие на теле А. следов колото-резаных ранений также не противоречит показаниям З., который не отрицал наличия у него ножа в момент нападения, пояснял, что не помнит, наносил ли им удары потерпевшей. Отсутствие на месте происшествия следов пальцев рук осужденных объясняется тем, что, по показаниям З., у него и Н. на руках были перчатки. Наличие в квартире потерпевших следов, не принадлежащих им и нападавшим, само по себе не может свидетельствовать о невиновности осужденных.

В судебном заседании с достаточной полнотой проверялись и заявления осужденных об алиби.

Свидетели Н.В., К.Р. и Т.Р. в судебном заседании подтвердили, что во время совершения преступления Н. весь вечер находился около своего дома. Однако в ходе предварительного следствия Н.В. (отец осужденного) не мог ничего объяснить по поводу того, где находился его сын вечером 9 июня 2000 года. К.Р. и Т.Р. являются соседями и близкими знакомыми осужденного Н. При таких обстоятельствах суд обоснованно критически оценил показания данных свидетелей, указав в приговоре, что виновность Н. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждена материалами дела.

Из показаний свидетеля П.Н. видно, что мать осужденного З. обращалась с просьбой к ней подтвердить, что в определенный день она видела З. с дочерью в детской коляске, но она отказалась это сделать, так как не помнила, в какой именно день она встречала З.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности З. и Н., и их действия квалифицированы правильно.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона ни в ходе предварительного следствия, ни судом допущено не было.

Наказание осужденным З. и Н. назначено в соответствии с законом, соразмерное фактической степени общественной опасности совершенных ими преступлений, с учетом данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела и оснований для его снижения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Нижегородского областного суда от 18 декабря 2002 года в отношении З. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных З. и Н., адвокатов Блиновой Г.И. и Водопьяновой А.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"