||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2003 года

 

Дело N 58-о03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Глазуновой Л.И. и Линской Т.Г.

Рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2003 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Хабаровского краевого суда от 27 сентября 2002 года, которым

Н., <...>, русский, с образованием 6 классов, ранее судимый,

- 24 июня 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

- 23 марта 2001 года по ст. ст. 115, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы,

- 21 января 2001 года по ст. ст. 111 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 69 ч. ч. 3 и 5 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 13 ноября 2001 года сроком на 2 года 3 дня,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 17 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с него судебные издержки в доход государства 900 руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Н. осужден за убийство Л. 1923 года рождения и Л.В. 1925 года рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений, заведомо находившихся для него в беспомощном состоянии, и за умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Преступление совершено, как установил суд, в ночь на 25 декабря 2001 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Н. свою вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней он просит отменить приговор, утверждая, что к убийству потерпевших и уничтожению их имущества не причастен. Он указывает, что на предварительном следствии оговорил себя под физическим и психологическим воздействием со стороны оперативных работников, в связи с чем эти показания, не должны быть использованы в качестве доказательств его вины в совершении преступления.

Кроме того, он считает, что брат и его сожительница оговаривают его, а показания других родственников оглашены с нарушением закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие вывод суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в приговоре должен указать, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие - отвергнуты.

Кроме того, в основу приговора не могут быть положены доказательства, полученные с нарушением закона.

Как видно из приговора, суд, признав доказанной вину Н. в совершении инкриминируемых ему деяний, в основу приговора положил его показания, данные в качестве подозреваемого.

Признавая свою вину в убийстве потерпевших, Н. пояснил, что убить супругов Л. и Л.В. он решил потому, что "они ранее проходили свидетелями по делу, которому он отбывал наказание".

Соглашаясь с его показаниями о мотиве убийства на почве личных неприязненных отношений, суд в приговоре не привел доказательства, подтверждающих данный вывод.

Н., отказавшись от своих показаний, утверждал, что супругов Л. и Л.В. ранее не знал, никаких взаимоотношений между ними не было.

Суд не согласился с этим утверждением осужденного, однако, доказательств, опровергающих его, в приговоре не привел.

Имеющиеся в материалах дела копии приговоров в отношении Н., фамилию Л-вых ни в качестве потерпевших, ни в качестве свидетелей не содержат, поэтому суду следовало выяснить, в связи с чем и когда возникли личные неприязненные отношения у Н. с супругами Л. и Л.В. и привести доказательства, подтверждающие этот вывод.

Признавая свою вину в убийстве потерпевших, Н. пояснял, что убил обоих, нанося каждому удары ножом в область головы и груди.

Между тем из выводов судебно-медицинского эксперта следует, что смерть обоих потерпевших наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи петлей.

Кроме того, ссылаясь на заключения судебно-медицинского эксперта как доказательство вины Н. в убийстве потерпевших, в приговоре не дано оценки имеющимся в указанных заключениях противоречиям.

Так, в описательной части судебно-медицинского заключения по исследованию трупа Л.В., составленной экспертом П., указано, что на трупе обнаружены две рубленые раны, одна из них в лобной области справа, другая - на передней поверхности грудной клетки справа (т. 2 л.д. 53).

В выводах к данному заключению, составленному экспертом П.А. указано, что на трупе потерпевшей обнаружены две колото-резаные раны (т. 2 л.д. 54).

Аналогичные противоречия содержатся и в заключении судебно-медицинского эксперта по исследованию трупа Л. (т. 2 л.д. 47 - 48).

Указанные противоречия должны быть выяснены и оценены, при необходимости необходимо было допросить в судебном заседании экспертов, давших заключение, либо назначить и провести дополнительную или повторную судебно-медицинскую экспертизу.

Признавая свою вину в причинении ножевых ранений потерпевшим, Н. пояснил, что нож, который он применял при совершении преступления, хранился у брата Сергея вместе с его вещами, пока он отбывал наказание. При этом он нарисовал нож, которым совершил преступление (т. 1 л.д. 73).

Однако и эти показания Н. остались непроверенными, в судебном заседании вопрос, хранился ли у Нилова Сергея нож, который оставил на период отбывания наказания брат Виктор и, если хранился, то в каком месте, не выяснялся.

Кроме того, признавая вину Н. в совершении преступлений доказанной, суд в обоснование своего вывода сослался на показания его родственников, которые были допрошены в период расследования дела.

Между тем, как видно из протокола судебного заседания, осужденный и адвокат не давали согласия на оглашения этих показаний, в связи с чем суд, огласив их, нарушил требования ст. 281 УПК РФ, предоставляющей возможность оглашения не явившихся в судебное заседание свидетелей, лишь с согласия сторон.

Учитывая, что судом при постановлении приговора не соблюдены требования уголовно-процессуального закона, он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

При новом судебном разбирательстве суду необходимо устранить указанные выше нарушения УПК РФ и в случае постановления обвинительного приговора, изложить его в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 27 сентября 2002 года в отношении Н. отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Н. оставить без изменения - заключение под стражу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"