||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2003 г. N 35-о02-39

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

Председательствующего - Каримова М.А.

Судей Рудакова С.В., Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных: Г, К.И., М., адвокатов Бородулина С.Ю., Маренко Н.Н., Саркисяна Т.Н., потерпевшего К.Д. на приговор Тверского областного суда от 17 декабря 2001 года, которым

1. Г., <...>, ранее судимый: 1 марта 2001 года Калининским районным судом Тверской области по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ; ст. 167 ч. 1 УК РФ; ст. 213 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 69 ч. 3, ст. 70 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества; определением Тверского областного суда от 3 июня 2001 года приговор изменен: исключено осуждение по ст. 162 ч. 2 п. "б" УК РФ; ст. 213 ч. 2 п. "в" УК РФ; указание на применение ст. 70 УК РФ; назначено наказание 7 лет 5 мес. лишения свободы с конфискацией имущества;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы; ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы; ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 5 годам 6 мес. лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 23 годам лишения свободы с конфискацией имущества; в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ путем присоединения части наказание по предыдущему приговору к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме;

2. К.И., <...>, ранее не судимый;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 13 годам лишения свободы; ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

3. М., <...>, ранее судимый: 1 марта 2001 года Калининским районным судом Тверской области по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ; ст. 167 ч. 1 УК РФ; ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ по совокупности преступлений по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ к 4 годам 6 мес. лишения свободы без конфискации имущества;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 14 годам 6 мес. лишения свободы; ст. 115 УК РФ к 6 мес. исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы; ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 16 годам лишения свободы с конфискацией имущества; в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ путем присоединения части наказание по предыдущему приговору к 17 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

4. Л., <...>, ранее не судимый;

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ за отсутствием состава преступления;

осужден по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 5 годам 1 мес. лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

5. Е., <...>, ранее не судимый;

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ за отсутствием состава преступления;

осужден по ст. 115 УК РФ к 6 мес. исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 3 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года;

6. Г.Д., <...>, ранее не судимый;

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ за отсутствием состава преступления;

осужден по ст. 115 УК РФ к 6 мес. исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 4 годам лишения свободы; на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года;

Согласно приговору:

- 25 июля 2000 года Г. и М. группой лиц недалеко от дер. Старая Константиновка Тверской области совершили убийство А.;

- 29 августа 2000 года Г. и М., Е., Г.Д., Л. на территории Тверской области рядом с пос. Отрадное причинили легкий вред здоровью К.Д.; затем они же незаконно лишили К.Д. свободы; угнали его автомобиль, который Г. впоследствии уничтожил путем поджога;

- 5 сентября 2000 года Г., К.И. и М. по предварительному сговору группой лиц около пос. Труд Тверской области убили Ч.;

- 5 сентября 2000 года Г., К.И. и М. совершили разбойное нападение на К.; убив последнего в процессе разбойного нападения, они завладели его деньгами и автомобилем, который Г. впоследствии уничтожил.

В судебном заседании осужденные Г., М., Г.Д., Е. и Л. вину признали частично, а К.И. вину не признал.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; пояснения осужденных Г., К.И. и М., адвокатов Маренко Н.Н., Саркисяна Т.Н., поддержавшего доводы своих кассационных жалоб; мнение прокурора Шинелевой Т.Н, полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Г. просит содеянное им по первому эпизоду переквалифицировать на ст. 111 ч. 4 УК РФ, поскольку умысла на убийство А. у него не было. Палкой по голове потерпевшего он не бил, М. в этой части его оговаривает. Машины К.Д. не угонял, ключи от данного автомобиля ему дал сам потерпевший. При каких обстоятельствах К.Д. оказался в багажнике своей машины, не знает. Не было у него и намерений убивать Ч., которого добили лопатой либо К.И., либо М. Назначая наказание, суд не учел, что по данному эпизоду, что вину он признал полностью, оказал помощь следствию. К совершению преступлений против К. совершенно не причастен, а в части сожжения им машины последнего его оговаривает свидетель В.И., который испытывает к нему личную неприязнь. Кроме того, приговор в отношении него постановлен незаконным составом суда, поскольку судить его должны были трое профессиональных судей, да и в протоколе судебного заседания неверно отражен ход судебного разбирательства. С учетом имеющейся по делу смягчающих его наказание обстоятельств, просит снизить ему размер наказания, заменить строгий режим на особый, отменить указание на отбытие части наказания в тюрьме.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Маренко Н.Н. просит приговор в отношении Г. изменить:

- переквалифицировать его действия по первому эпизоду на ст. 111 ч. 4 УК РФ, так как убивать потерпевшего ее подзащитный не намеревался; в части нанесения ударов палкой по голове А. его оговаривает М., чтобы таким образом снизить долю своей вины; - исключить признак "неоднократности" по эпизоду убийства Ч.;

- прекратить уголовное дело в части угона Г. автомобиля К.Д., незаконного лишения последнего свободы, совершения преступлений в отношении К., поскольку к данным деяниям ее подзащитный не причастен;

- в части уничтожения чужого имущества содеянное Г. переквалифицировать на ч. 1 ст. 167 УК РФ;

- снизить Г. размер наказания, исключить указание на отбывание его части в тюрьме.

Кроме того, осужденный Г. и его защитник считают, что им необоснованно отказано в проведении в отношении Г. стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.И. и его защитник Бородулин С.Ю. просят переквалифицировать действия К.И. эпизоду убийства Ч. на ст. 316 УК РФ, по эпизоду разбойного нападения на К. и убийства последнего на ст. ст. 316 и 158 УК РФ, поскольку Ч. и К. убил Г., у него же и возник умысел на завладение имуществом последнего. Он же К.И., лично только помог только закопать Ч., да стащил мертвого К. к реке. Считает, что суд не учел в полной мере смягчающие его наказание обстоятельства, поэтому просит снизить его размер.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. просит приговор по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ в отношении него отменить, а дело производством прекратить, поскольку данных преступлений он не совершал. В смерти А. и Ч. виновен не он, а Г., поскольку потерпевших лично он ударил только по несколько раз. При каких обстоятельствах был убит К., он не знает.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Саркисян Т.Н. просит приговор в отношении М. изменить:

- переквалифицировать его действия по эпизоду убийства А. на ст. 115 УКК РФ, поскольку данного потерпевшего дубиной убил Г., а ее подзащитный ударил А. только 3 - 4 раза рукой, да и то несильно;

- по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ приговор в отношении ее подзащитного отменить, а уголовное дело производством прекратить, поскольку к помещению К.Д. в багажник М. не причастен;

- по эпизоду убийства Ч. приговор в отношении ее подзащитного отменить, а уголовное дело производством прекратить, поскольку М. потерпевшего по голове не бил, а смерть потерпевшего наступила от черепно-мозговой травмы;

- по эпизоду разбойного нападения на К. и убийстве последнего действия М. переквалифицировать на ст. 116 УК РФ, поскольку потерпевшего последний бил не с целью похищения чужого имущества, а на почве личных неприязненных отношений, других противоправных действий в отношении К. он не совершал;

- с учетом совокупности имеющейся по делу смягчающих наказание М. обстоятельств снизить ему размер наказания.

Потерпевший К.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, поскольку гибель его сына не несчастный случай, а преднамеренное убийство, совершенное Г., Г.Д., Е., Л. и М.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности Г., К.И., М., Г.Д., Е. и Л. являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, изложенных в приговоре.

Утверждения осужденных, а также их защитников в кассационных жалобах о том, что, избивая потерпевшего А., М. и Г. смерти последнего не преследовали, опровергаются их же показаниями, как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании доказательствами.

Так, осужденный М. всегда последовательно показывал, что 25 июля 2000 года он поссорился с А. Ссора переросла в драку. В нее вмешался бывший рядом с ними Г. Последний стал бить потерпевшего сначала руками, а затем, когда А. упал, продолжил избиение потерпевшего ногами и дубиной. Бил до тех пор, пока А. не скончался. После этого Г. принес лопату, они вдвоем вырыли яму и закопали в нее труп.

22 сентября 2000 года в собственноручно изложенной явке с повинной М. указал на слова Г. о том, что оставлять потерпевшего в живых нельзя.

Осужденный Г. в суде показал, что между М. и А. произошла ссора, которая переросла в драку. М. стал избивать потерпевшего. После этого он несколько раз ударил А. кулаками по голове, сбил его с ног, несколько раз со злостью ударил лежащего ногами. После чего увидел, что А. мертв.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от закрытой черепно-мозговой травмы. Все телесные повреждения причинены прижизненно тупыми твердыми предметами.

Место захоронения А. было указано Г. Во время осмотра места происшествия Г. заявил, что в момент избиения А. М. прыгал у него на лице.

В приговоре обоснованно отмечено, что о наличии у обоих осужденных прямого умысла на убийство А. свидетельствует характер и направленность их действий:

- совместное нанесение значительного количества ударов по голове и телу потерпевшего, кулаками, ногами, палкой;

- продолжение избиения А. вплоть до момента наступления его смерти;

- высказывание Г. мнения о невозможности оставления потерпевшего в живых.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г. и М. в совершении ими умышленного убийства А. группой лиц.

Содеянное ими квалифицировано правильно, выводы об их виновности мотивированы в приговоре.

Утверждения, содержащиеся в кассационных жалобах Г. и его защитника о том, что М. оговаривает соисполнителя в части применения им дубины, не основаны на материалах дела, из которого следует, что М. с самого начала не скрывал того факта, что он и Г. избили потерпевшего, в результате чего и наступила его смерть. Давая показания, М. привел факты, изобличающие как его, так и Г. Это свидетельствует об отсутствии у М. заинтересованности полностью переложить ответственность за содеянное на другое лицо.

Несостоятельны и доводы осужденного М. и его защитника в кассационных жалобах о том, что он участия в убийстве А. фактически не принимал. Как видно из материалов дела, показаний самого М. он первым стал избивать А., продолжил его избиение и после того, как к этому подключился Г. Избивая А., М. согласился с предложением Г. потерпевшего в живых не оставлять, так же, как и Г., принял меры к сокрытию трупа.

Утверждения осужденных Г., М. и их защитников в кассационных жалобах о том, что они не причастны к угону автомобиля "Волга", принадлежащего К.Д., в лишении последнего свободы опровергаются как показаниями самих осужденных, так и показаниями других лиц.

Так, Г. и М. в судебном заседании не отрицали, что К.Д. после избиения был помещен в багажник его же автомобиля. М. также показал, что сделано это было по инициативе Г. и его непосредственном участии, только потому, что потерпевший был против того, чтобы его автомобилем управлял Г. Последний с помощью других осужденных насильно забрал ключи от машины К.Д.

Свидетели В.Ю., Г.Е. показали, что Г. и М. не только избили лежащего на земле К.Д., но и против его воли запихнули в багажник машины. После чего все сели в "Волгу" и под управлением Г. поехали кататься.

Аналогичные показания суду дали осужденные по настоящему делу Л., Г.Д., Е.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта при исследовании трупа потерпевшего обнаружены ссадины, кровоподтеки, а также полный перелом двух ребер, которые квалифицируются у живых лиц, как легкий вред здоровью.

При проведении осмотра места происшествия обнаружена полностью обгоревшая автомашина "Волга".

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г., М., Л., Е. и Г.Д. в умышленном причинении К.Д. легкого вреда здоровью, незаконном лишении человека свободы группой лиц по предварительному сговору, неправомерном завладении автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, для первых двух неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а Г. также и умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога.

Содеянное осужденными квалифицировано правильно. Выводы суда о виновности надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Утверждение осужденных и их защитников в кассационных жалобах о том, что показания свидетелей В.Ю. и Г.Е. противоречивы, а поэтому не могут быть положены в основу обвинительно приговора, не основаны на материалах дела.

Из материалов уголовного дела следует, что вышеуказанные свидетели, осужденные Л., Е. и Г.Д. как в стадии предварительного расследования, так и в суде последовательно показывали, что потерпевший был избит, в первую очередь, за то, что, опасаясь за свой автомобиль, на котором вся компания намеревалась покататься, отказался дать Г. ключ зажигания. Забрав у К.Д. ключи, что он каким-то образом не помешал им кататься на его машине, Г., М., Г.Д., Е. и Л. совместными усилиями поместили потерпевшего в багажник его же машины и заперли его там. После этого осужденные длительное время катались на машине потерпевшего.

В судебном заседании установлено, что К.Д. после уничтожения его автомобиля Г., опасаясь расправы со стороны последнего, убежал и по собственной инициативе спрятался в водоеме, покинуть который по требованию Г. и др. отказался. Смерть К.Д. наступила не в результате насильственных действий Г., М., Г.Д., Е. и Л., а от механической асфиксии - утопление водой в процессе плавания по водоему. Суд правильно расценил данный факт, как несчастный случай.

При таких обстоятельствах суд обоснованно вынес решение об оправдании Г.Д., Л. и Е. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления и об исключении данного эпизода из обвинения Г. и М.

Вышеприведенные доказательства, которые позволили суду сделать вывод о смерти К.Д. в результате несчастного случая, не согласуются с утверждениями, содержащимися в кассационной жалобе потерпевшего К.В., о том, что его сын был убит Г., М., Г.Д., Е. и Л.

Несостоятельны и утверждения в кассационных жалобах Г., К.И. и М., а также их защитников о том, что они не хотели смерти потерпевшего Ч.

О виновности указанных лиц в совершении данного преступления свидетельствуют исследованные в судебном заседании показания, как самих осужденных, так и свидетелей.

Так свидетель П. суду показал, что Г. и М. вытащили Ч. из машины и стали его бить руками, ногами по голове и туловищу. К.И. стоял рядом и улыбался, приговаривая, что из-за Чернова ему пришлось отбывать наказание. Затем Г. взял монтировку и 5 раз ударил ею потерпевшего по голове.

В ходе дополнительного допроса в качестве обвиняемого К.И. не отрицал, что после того как Г. 6 - 7 раз ударил Ч. по голове монтировкой, он дважды ударил потерпевшего лопатой. М. в это время тоже что-то делал с Ч.

Свидетели В.Ю., Г.Е. и Д. суду показали, что К.И. рассказал им, что совместно с Г. и М. принял участие в убийстве Ч.

Свидетель С., дав суду аналогичные показания, подчеркнул, что к нему зашел К.И. и попросил лопату, чтобы закопать труп, так как одного они уже "замочили". Возвращая лопату, К.И. уточнил, что труп Ч. закопан ими в лесополосе.

При проведении осмотра места происшествия в месте, указанном М. и П., был обнаружен труп потерпевшего.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от закрытой черепно-мозговой травмы.

При проведении медико-криминалистической экспертизы установлено, что телесные повреждения Ч. могли быть причинены монтировкой, изъятой у П. На монтировке обнаружены следы крови человека.

Из приговора Заволжского районного суда гор. Твери следует, что Ч. в судебном заседании изобличал К.И.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г., М. и К.И. в совершении умышленного убийства Ч. по предварительному сговору группой лиц, а Г. и М. неоднократно.

Содеянное виновными квалифицировано правильно. Выводы суда о виновности мотивированы в приговоре.

О направленности умысла всех троих осужденных на умышленное убийство Ч. свидетельствуют наличие у них желания расправиться с Ч. на почве мести за его поведение в суде.

Реализуя свой преступный замысел, Г., М. и К.И. втроем вывезли потерпевшего за город, где каждый с целью убийства потерпевшего нанес ему ряд ударов кулаками, ногами и различными предметами. От полученных телесных повреждений Ч. скончался на месте происшествия.

Доводы М., К.И. их защитников о том, что участия в совершении убийства Ч. данные осужденные не принимали, опровергаются вышеприведенными доказательствами. Мотив убийства личная неприязнь, обусловленная предыдущим поведением Ч.

Обосновывая свой вывод о виновности Г., К.И. и М. в совершении разбойного нападения на К. и его убийстве, суд первой инстанции обоснованно сослался на их показания в стадии предварительного расследования и в суде, а также показания свидетелей, иные доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела.

Так, осужденный К.И. по данному эпизоду в суде показал, что Г. предложил ему и М. вывести К. и поговорить с ним. После этого М. и К. стали драться на лестничной площадке, упали с лестницы. Г. позвал его на помощь. Когда он подошел к ним, то увидел, что Г. бьет К. Последний пытался вырваться, Г. стал бить потерпевшего руками и ногами по различным частям тела. По указанию Г. они с ним вдвоем вынесли К. и отнесли к реке. Там Г. пять раз ударил К. ножом. Затем они вдвоем с Г. столкнули К. в воду. На следующий день они вдвоем с Г. пришли в гараж К. и забрали, хранившиеся там деньги, позже их пропили. После этого совместно с М. и Г. он пошел в гараж К., там Г. забрал машину потерпевшего, и они втроем поехали на ней кататься. Впоследствии Г. сказал, что машина эта сгорела.

На допросе в качестве обвиняемого К.И. показал, что по просьбе Г. он и М. принимали участие в избиении К. Делали это, чтобы забрать у него деньги.

В судебном заседании осужденный М. показал, что Г. предложил ему и К.И. забрать у К. деньги. В тот же день он первым трижды ударил потерпевшего. В этот момент сломались перила лестницы, и они вдвоем с К. упали на первый этаж. Потом он увидел, как К.И. и Г. тащат К. к воде, обыскивают его карманы. Г. при этом заявил, что оставлять К. в живых нельзя. Поэтому К.И. и Г. сбросили потерпевшего в воду. На следующий день они забрали деньги, хранившиеся в гараже К., а когда их пропили, то похитили машину последнего.

В явке с повинной указал, а на допросе в качестве подозреваемого М. подтвердил, что Г. и К.И. долго били К. какими-то предметами. Затем они забрали у потерпевшего деньги.

Осужденный Г. в суде показал, что он и К.И. отнесли К. к реке, что затем стало с последним не знает, однако на следующий день по инициативе К.И. они с М. ездили на какой-то машине.

На допросе в качестве обвиняемого Г. показал, что К.И. сказал ему, что у К. есть деньги. После этого М. зашел к последнему, чтобы поговорить. Что затем случилось, он не знает, однако так получилось, что К. и М. упали с лестницы. Поскольку К. после этого умер, то они с К.И. отнесли его к реке и сбросили в воду.

Свидетель В.Ю. суду показал, что Г. и М. в ее присутствии предложили К.И. напасть на К., избить его, забрать у него деньги.

Аналогичные показания свидетели дала суду свидетель Г.Е.

Свидетель Д. показала, что М., К.И. и Г. вышли с К., вернувшись обратно через некоторое время, они заявили, что последний бежал, а впоследствии оказалось, что они его убили.

Свидетель С. показал, что 5 сентября 2000 года видел у К.И. крупную денежную купюру.

Свидетель Ю. показала, что в ночь на 6 сентября 2000 года, Г. и М. приезжали к ее дочери на автомобиле "Жигули" вишневого цвета.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть К. наступила от проникающих колото-резаных ранений груди, живота с повреждением внутренних органов, сопровождающихся обильным кровотечением.

Кроме того, на трупе потерпевшего обнаружена закрытая черепно-мозговая травма с переломом костей свода черепа и кровоизлияниями в вещество головного мозга, рана в затылочной области, квалифицируемые судебно-медицинским экспертом как тяжкий вред здоровью.

Данные телесные повреждения возникли от ударов тупыми твердыми предметами.

Доводы Г. и его защитника в кассационных жалобах о том, что машины К. он не поджигал, опровергаются показаниями свидетеля В.И., который суду показал, что 6 сентября 2000 года М., К.И. и Г. ездили на автомобиле "Жигули" вишневого цвета, который Г. затем поджег, чтобы уничтожить отпечатки своих пальцев. Оснований к оговору Г. у данного свидетеля нет.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины всех троих осужденных в убийстве К., сопряженном с разбоем, в совершении разбоя, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в целях завладения чужим имуществом в крупных размерах, М. и Г. неоднократно, а последнего также и умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога.

Содеянное виновными квалифицировано правильно.

Выводы суда о виновности надлежащим образом мотивированы в приговоре.

О наличии у всех троих осужденных умысла на совершение разбойного нападения, убийство К. свидетельствует характер и направленность их действий. Узнав, что у потерпевшего есть деньги 4000 руб., автомобиль стоимостью 80000 руб. Г. и М. решили ими завладеть. С этой целью, как показала свидетель В.Ю., они вовлекли в свою преступную группу К.И.

Осуществляя общее руководство преступной группой, Г. направил М. поговорить с К. Как только между указанными лицами завязалась драка, Г. и К.И. с целью завладения чужим имуществом приняли в ней участие. В результате данных совместных и, по показаниям М., длительно осуществлявшихся насильственных действий, Г., К.И. и М. причинили К. тяжкий вред здоровью. Заявив, что потерпевшего оставлять в живых нельзя, Г. добил его ударами ножа.

Довод адвоката Моренко в кассационной жалобе о переквалификации содеянного Г. по эпизодам уничтожения автомобилей со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ не основан на законе, поскольку действия данного виновного повлекли причинение значительного ущерба потерпевшим и были осуществлены путем поджога.

Не основаны на положениях закона и утверждения осужденного Г. о незаконности состава суда, поскольку введение нормы процессуального закона, предусматривающей рассмотрение уголовных дел коллегией из трех профессиональных судей, отложено до 1 января 2004 года.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом и с учетом тяжести и степени общественной опасности ими содеянного, данных об их личности. Обстоятельства, смягчающие наказание осужденных, судом первой инстанции учтены в полном объеме, в том числе и те, на которые ссылаются осужденные и их защитники в кассационных жалобах.

Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы Г. вменяем. Выводы экспертного заключения оформлены надлежащим образом и научно мотивированы. Оснований для проведения дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, на чем настаивает осужденный и его защитник в кассационных жалобах, по делу не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Вместе с тем в силу ст. 78 УК РФ приговор в части осуждения Г., Г.Д., Е., Л. и М. по ст. 115 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части прекращению за истечением сроков давности привлечения виновных к уголовной ответственности.

Кроме того, из приговора подлежат исключению указания, как на обстоятельства, отягчающие наказание в отношении осужденных К.И., М. и Л. "совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения", Г. "совершение преступления в пьяном виде", "равнодушное отношение к содеянному", "разгильдяйское поведение, предшествовавшее убийствам и другим преступлениям".

Поскольку суд, назначая Г. отбытие первых десяти лет лишения свободы в тюрьме никак свои выводы не мотивировал, то данный осужденный подлежит направлению для отбытия всего срока наказания в исправительную колонию строгого режима.

В то же время, оснований для снижения вышеперечисленным осужденным срока наказания по делу нет.

Довод, содержащийся в жалобе Г., о необходимости назначения ему местом отбытия исправительную колонию особого режима, удовлетворению не подлежит ввиду отсутствия кассационного повода.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 24 ч. 1 п. 3, 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 17 июня 2001 года в отношении Г., Г.Д., Е., Л. и М. по ст. 115 УК РФ отменить, а дело в этой части соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ производством прекратить ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Г. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ; ст. 167 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 23 года лишения свободы с конфискацией имущества; в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по предыдущему и настоящему приговорам, окончательно назначить 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Л. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 5 лет 1 мес. лишения свободы.

Г.Д. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 4 года лишения свободы.

Е. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 3 года 6 мес. лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание, назначенное Г.Д. и Е. считать условным с испытательным сроком соответственно на 3 и 2 года.

Этот же приговор в отношении Г., Л., М. и К.И. изменить:

- исключив из него указание в отношении Л., М. и К.И., как на обстоятельства отягчающие наказание - "совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения", в отношении Г. - "совершение преступления в пьяном виде", "равнодушное отношение к содеянному", "разгильдяйское поведение, предшествовавшее убийствам и другим преступлениям".

- исключив из него указание на отбывание Г. первых 10 лет наказания в тюрьме, направив его для отбытия всего срока наказания в исправительную колонию строгого режима.

В остальной части приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г., К.И., М., адвокатов Бородулина С.Ю., Маренко Н.Н., Саркисяна Т.Н., потерпевшего К.Д. без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

С.В.РУДАКОВА

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"