||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2003 г. N 3-о02-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Рудакова С.В.

судей - Куменкова А.В., Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2003 года кассационные жалобы осужденных Е., Ш., Н., адвокатов Евграфова О.Ю., Мокляк А.А., Кокурхаева Р.А. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 ноября 2001 года, которым

Е., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 3 года;

по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 10 лет;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 3 года;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на 11 лет;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, судимый:

9 февраля 1994 года по ст. 211 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; освобожденный от наказания 8 февраля 1997 года по отбытии срока, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу М. в счет возмещения материального вреда с Е., Ш., Н. по 12570 рублей с каждого.

Е., Н. и Ш. признаны виновными в совершении вымогательства в отношении М.Б. группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия;

Н. и Ш. осуждены также за убийство М.Б. группой лиц, с целью сокрытия преступления, Е. осужден за пособничество в убийстве.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., объяснения осужденного Ш., адвоката Евграфова О.Ю., поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах, мнение прокурора Хомицкой Т.П., об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный Ш. в кассационной жалобе указывает, что приговор суда является незаконным, подлежащим отмене, отмечает, что при производстве расследования и рассмотрении дела ущемлялись его права, нарушалось его право на защиту, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, необъективно, его ходатайства необоснованно отклонялись; заявление об алиби надлежащим образом не проверено; по окончании следствия нарушались его права на ознакомление с материалами дела; с протоколом судебного заседания он ознакомился не в полном объеме; председательствующим неоднократно прерывалось его последнее слово; осужденный отмечает, что уголовное дело возбуждено не уполномоченным на то лицом, с которым у него сложились неприязненные отношения, вопрос о полномочиях следователя, возбудившего уголовное дело должным образом не исследован; ряд следственных действий проведен следователями, не имевшими на это права; следственно-оперативная группа по делу была создана с нарушением закона при этом были нарушены права обвиняемых; отдельные поручения о производстве следственных действий изготовлены задним числом; обыск в его квартире проведен с нарушением закона, куртка изъята ненадлежащим образом; вещественные доказательства судом не исследовались; судебно-биологическая, судебно-медицинская экспертизы по делу назначены и проведены с нарушением закона, с ущемлением его прав; протокол осмотра места происшествия, явка с повинной Н. не могли быть положены в основу его обвинения; осужденный Н. и свидетель Н. (З.) являются лицами, заинтересованными в исходе дела, их показания не соответствуют действительности; в жалобе анализируются показания потерпевшей М., свидетелей М.Р., М.З., М-вой З. и отмечается, что они не могут свидетельствовать о его виновности, их показаниям надлежащей оценки не дано, показания свидетеля М.Р. содержат противоречия, не соответствуют действительности; осужденный Н. допрашивался в судебном заседании с нарушением закона, его показания непоследовательны, опровергаются другими доказательствами, они необоснованно признаны достоверными; обстоятельства происшедшего установлены судом неправильно, на основании предположений; из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что убийство потерпевшего совершено не на улице, а в помещении, показания лиц, которые свидетельствовали о его невиновности судом необоснованно отвергнуты, не приняты во внимание показания свидетелей о нарушении норм уголовно-процессуального закона; ряд свидетелей, чьи показания имеют важное значение, не допрошены; в жалобе отмечается, что протокол судебного заседания составлен неполно, доказательства по делу сфальсифицированы, объективных данных о его причастности к преступлениям не имеется, просит приговор отменить, дело в отношении его прекратить.

Осужденный Е. в кассационной жалобе указывает, что судебное разбирательство по делу проведено с нарушением закона, председательствующий в судебном заседании подлежал отводу, являлся лицом заинтересованным; обвинительное заключение по делу утверждено ненадлежащим образом; расследование дела следователем В. в период с 5 сентября по 5 октября 2000 года велось незаконно; уголовное дело, по мнению осужденного, возбуждено неправомочным лицом; следственные действия выполненные на основании постановления о создании следственно-оперативной группы не могут быть признаны законными; в жалобе отмечается, что во время расследования дела нарушались права осужденных; показания свидетелей, подтверждающие его непричастность к преступлениям, его алиби надлежащим образом не проверены; ряд важных свидетелей по делу не допрошен; осмотр места происшествия, осмотр автомобиля УАЗ-469, обыск, изъятие вещественных доказательств, осмотр трупа проведен с нарушением норм уголовно-процессуального закона, вопрос о том, кому принадлежали изъятые унты, не исследован; в судебном заседании вещественные доказательства не осматривались; показания осужденного Н. противоречивы, непоследовательны, они не согласуются с другими доказательствами; непоследовательными являются и показания свидетеля М.Р., протокол следственного эксперимента является недопустимым доказательством; показания потерпевшей М., свидетелей М.З. и М-вой З. являются производными от показаний М.Р.; их показаниям, а также показаниям свидетелей Щ., Н. (З.) надлежащей оценки не дано; судебно-медицинская, судебно-биологические экспертизы проведены ненадлежащим образом, с нарушением прав обвиняемых, заключения экспертов являются недопустимыми доказательствами, они не могли быть положены в основу приговора; осужденный отмечает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены неполно, односторонне, приговор основан на доказательствах, полученных с нарушением закона, указывает, что определение суда от 8 декабря 1999 года о возвращении на доследование уголовного дела является незаконным, поэтому доказательства, полученные после этого, являются недопустимыми, просит приговор отменить, дело в отношении его прекратить.

Осужденный Н. в кассационной жалобе просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 115 УК РФ, указывает, что умысла на убийство потерпевшего у него не было, он нанес лишь два удара обухом топора, который его принудил сделать Ш.

Адвокат Мокляк в кассационной жалобе в защиту Ш. просит приговор отменить, указывает, что уголовное дело возбуждено ненадлежащим должностным лицом, впоследствии дело было принято к производству следователем В. без достаточных оснований, он не имел права вести расследование; право на защиту Ш. на предварительном следствии нарушалось; при производстве обыска, назначении и проведении экспертиз нарушались нормы уголовно-процессуального закона, а также права обвиняемых; предварительное следствие по делу проведено неполно, односторонне.

Адвокат Евграфов О.Ю. в кассационной жалобе в защиту Е. просит приговор отменить, дело прекратить, указывает, что обвинительное заключение по делу утверждено ненадлежащим образом; после возвращения дела на дополнительное расследование следователь В. не имел права проводить следственные действия; уголовное дело возбуждено ненадлежащим лицом; постановление прокурора о создании следственно-оперативной группы является незаконным, состав следователей не был объявлен обвиняемому; отдельное поручение о проведении следственных действий, приобщенное к делу, является подложным; показания свидетелей, подтверждающие алиби осужденного, надлежащим образом не оценены; ряд важных свидетелей по делу не допрошен, показания свидетелей оглашались в судебном заседании с нарушением уголовно-процессуального закона; ненадлежащим образом, с нарушением закона проведены осмотр места происшествия, осмотр автомобиля УАЗ-469, осмотр трупа, обыск, изъятие вещественных доказательств; в судебном заседании вещественные доказательства не исследовались; показания осужденного Н. содержат противоречия, не подтверждены другими доказательствами, показания свидетеля М.Р. не являются последовательными, они надлежащей оценки не получили, следственный эксперимент проведен с нарушением закона; не дано надлежащей оценки показаниям потерпевшей М., свидетелей М.З. и М-вой З., Щ., Н. (З.); при назначении и проведении экспертиз по делу права обвиняемых нарушались; судебно-биологическая, судебно-медицинская экспертизы трупа проведены ненадлежащим образом, заключения экспертов не могли быть положены в основу приговора; данные о личности осужденного Е. во внимание не приняты.

Адвокат Кокурхаев в кассационной жалобе в защиту Н. просил приговор отменить, дело прекратить, указывает, что в действиях Н. отсутствует состав умышленного убийства, из показаний Н. следует, что он не намеревался лишать жизни М.Б., наносил удары потерпевшему с незначительной силой; удары, повлекшие смерть М.Б. нанес Ш., а не Н.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденных в совершении преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, подробно изложенных в приговоре.

Так, из показаний осужденного Н. следует, что 5 февраля 1999 года он видел у М.Б. пистолет, рассказал об этом Е. и Ш.; они назначили встречу с М.Б. у магазина "Техника" 6 февраля; они подъехали туда с Е. к 18 часам, туда же подошли М.Б., а затем Ш.; они стали выяснять, где у М.Б. пистолет, поехали к гаражам, однако пистолет не нашли, затем поехали к Соплеской переправе, там вновь стали требовать пистолет; он, а также Е. и Ш. при этом наносили М.Б. удары; так они ехали, останавливались и наносили потерпевшему удары, спрашивая о пистолете; после того, как они вновь остановились, Е. ударил М.Б., сказал, что его оставлять в живых нельзя, т.к. он может заявить на них в "органы"; Е. взял в машине топорик, передал его Ш., тот нанес несколько ударов М.Б. и предложил то же самое сделать ему; он, Н., также нанес два удара обухом топора потерпевшему, после того, как Е. увидел свет автомобильных фар, они с Ш. затащили М.Б. в машину, за руль сел Е. и они снова поехали, через некоторое время остановились, они со Ш. вытащили потерпевшего из машины, Ш. стал ремнем затягивать петлю на шее М.Б., а когда ремень порвался, Ш. несколько раз ударил его топором по голове; присыпав М.Б. снегом они уехали.

Показания осужденного Н., приведенные выше, обоснованно признаны судом достоверными.

Н. и на предварительном следствии и в судебном заседании давал последовательные показания об обстоятельствах совершения преступлений, о роли каждого из осужденных в преступлениях.

Показания Н. согласуются с другими доказательствами.

Так, из протокола осмотра места происшествия следует, что в месте, указанном Н., был обнаружен труп М.Б., там же был обнаружен и изъят кусок кожаного ремня.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшего наступила от множественных рубленых ран головы с повреждением костей свода черепа и вещества головного мозга.

Из протоколов обыска следует, что по месту жительства Ш. и Е. были изъяты куртка Ш. и унты Е., на которых, согласно заключению судебно-биологической экспертизы, были обнаружены следы крови, которая могла произойти от М.Б.

При осмотре автомобиля Е. - УАЗ, который, по показаниям Н., использовался при совершении преступления, был изъят кусок брезента, на котором, согласно заключению судебно-биологической экспертизы, имелись следы крови, которая могла произойти от М.Б.

На обрывке ремня, изъятом с места происшествия, в соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы, также обнаружена кровь, которая могла произойти от М.Б.

Как пояснил свидетель М.Р., 6 февраля 1999 года после разговора по телефону отец, М.Б., позвал его с собой; они пошли к магазину "Техника", там стоял автомобиль УАЗ и находился Е.; отец о чем-то разговаривал с Е., затем они сели в машину УАЗ, подошедший Ш. тоже сел в машину и они уехали; после этого отец пропал; через некоторое время его труп был обнаружен около переправы.

Из показаний свидетелей М.З. и М-вой З. следует, что 6 февраля 1999 года к ним несколько раз звонили по телефону, спрашивали отца, который в это время спал; затем они ушли, дома оставались отец и брат; впоследствии брат, М.Р., сказал, что отец уехал с Е. и Ш.

Потерпевшая М. пояснила, что от сына Равида ей известно, что он с отцом ходил к магазину "Техника", где находилась машина Е.

Свидетель Н. (З.) пояснила, что от мужа, Н., ей известно, что он, Ш. и Е. совершили убийство человека "кавказской национальности", который накануне угрожал ему пистолетом.

Свидетели П. и Е. пояснили, что действительно 6 февраля 1999 года Ш. по телефону просил по номеру автомобиля установить владельца, что они и сделали.

Как пояснил осужденный Н., он знал лишь номер автомобиля мужчины, который угрожал ему пистолетом 5 февраля 1999 года, а его данные выяснял в ГАИ Ш.

Из показаний свидетеля Е. следует, что около 20 часов 6 февраля 1999 года он ехал из Вуктыла по Соплеской дороге, видел автомобиль УАЗ, на котором ездил Е., и находившихся около машины людей.

Из показаний свидетеля Х. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что 6 февраля 1999 года он видел у М.Б. пистолет, являющийся игрушечным.

Из показаний свидетеля К. следует, что 6 февраля 1999 года вечером около гаражей он видел автомобиль УАЗ, на котором ездил Е., через некоторое время этой машины уже не было.

Из показаний свидетеля Щ. следует, что 6 февраля около 19 часов он подъехал к юридической консультации, искал Е., он стучал в двери, но ему никто не открыл, через некоторое время он вновь подъехал туда, но Е. там не было; около 22 часов в гараже СЭС он встретил находившихся там Е., Ш. и Н.

Как пояснил свидетель П., ему известно, что в автомобиле Е. - УАЗ имелся топорик.

Приведенные выше и другие изложенные в приговоре доказательства исследованы и оценены судом надлежащим образом.

Имеющихся в материалах дела доказательств достаточно для того, чтобы сделать вывод о виновности Н., Ш., Е. в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Показаниям допрошенных в судебном заседании лиц дана надлежащая оценка.

Судебная коллегия считает несостоятельными утверждения, содержащиеся в жалобах, о том, что показания осужденного Н., потерпевшей М., свидетелей М.Р., М.З., М-вой З., Щ., Н. (З.) не могли быть положены в основу обвинения Е. и Ш.

Показания названных лиц последовательны, согласуются между собой и с другими доказательствами.

Каких-либо противоречий в их показаниях, которые могли бы поставить под сомнение доказанность обвинения Е. и Ш., не содержится.

Так, показания осужденного Н. о том, что 6 февраля 1999 года вечером он вместе с Е. и Ш., а также с М.Б. уехали от магазина "Техника" на автомобиле УАЗ, согласуются с показаниями свидетеля М.Р., видевшего, как в автомобиль УАЗ сели Е., его отец и Ш.

Оснований подвергать сомнению достоверность показаний М.Р., который об увиденном рассказал матери М., сестрам М.З. и М-вой З., Судебная коллегия не усматривает.

Не имеется оснований отвергать показания свидетелей Щ. и Н. (З.).

Доводы о том, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением норм уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Так, осмотр места происшествия, осмотр автомобиля УАЗ, осмотр трупа проведены надлежащими должностными лицами - следователями прокуратуры с участием понятых; производство этих следственных действий отражено в соответствующих протоколах, составленных с соблюдением требований закона; в этих протоколах отражено, какие предметы изымались в ходе осмотров.

При производстве экспертиз по делу - судебно-медицинских, судебно-биологических - нарушений норм уголовно-процессуального закона не допущено.

Постановления о назначении экспертиз вынесены надлежащим образом; уровень компетентности экспертов сомнений не вызывает; заключения экспертов составлены в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела видно, что обвиняемые во время расследования дела были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз и с заключениями экспертов.

Каких-либо противоречивых суждений в заключениях экспертов не содержится. Заключение судебно-медицинского эксперта в отношении трупа убитого не противоречит выводам суда об обстоятельствах совершения преступления.

Несостоятельными являются и доводы о том, что обыски по месту жительства Ш. и Е. проведены с нарушением закона.

Как видно из материалов дела, постановления о производстве обысков вынесены надлежащими должностными лицами, обыски проведены уполномоченными на то лицами, протоколы обысков соответствуют требованиям закона, в них отражено, кто присутствовал при производстве обыска, какие вещи в ходе обыска были изъяты.

Нарушений требований ст. ст. 168, 169, 170, 171, 176 УПК РСФСР, действовавших при производстве этих следственных действий, допущено не было.

Предметы и вещи, изъятые при обысках, при осмотре места происшествия, подвергавшиеся экспертным исследованиям, были признаны вещественными доказательствами по делу, о чем имеются в деле соответствующие постановления.

Вопрос о принадлежности куртки и унт, на которых была обнаружена кровь, исследовался; вывод о том, что куртка принадлежала Ш., а унты - Е., является правильным.

Доводы осужденных Е. и Ш. о непричастности к преступлениям, о том, что они во время совершения преступлений в отношении М.Б. находились в другом месте, проверялись и обоснованно были отвергнуты.

Показания свидетелей Г., Б., Е.Т., Е.В., П., З., И., А., М., С., на которые ссылались осужденные Е. и Ш., исследовались и оценивались судом.

Показания ряда свидетелей оглашались в судебном заседании в соответствии с требованиями закона.

Доводы жалоб о нарушении органами следствия и судом норм уголовно-процессуального закона - о нарушении прав осужденных, о нарушении закона при возбуждении дела, о ненадлежащем утверждении обвинительного заключения, о производстве расследования дела ненадлежащими должностными лицами Судебная коллегия считает несостоятельными.

Как видно из материалов дела, уголовное дело возбуждено следователем прокуратуры; оснований считать, что это не входило в круг полномочий следователя, не имеется.

Обвинительное заключение утверждено надлежащим должностным лицом, должным образом.

Предварительное следствие, отдельные следственные действия проведены с соблюдением закона. Оснований считать, что отдельные поручения о производстве следственных действий изготавливались задним числом, не имеется. После возвращения дела на дополнительное расследование производство следствия было поручено следователю В., который своим постановлением принял его к производству; нарушений при этом не допущено.

Право на защиту осужденных не нарушалось; и на предварительном следствии и в судебном заседании они были обеспечены защитниками; осужденный Ш. был согласен на то, чтобы его защиту в судебном заседании осуществлял адвокат Мокляк.

Не было нарушено право осужденного Ш. и на последнее слово.

С протоколом судебного заседания осужденные ознакомились; замечания на протокол рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке.

Осужденным было предоставлено право на ознакомление с материалами дела по окончании расследования.

Постановлением следователя, с согласия прокурора Ш. был установлен срок ознакомления с материалами дела в связи с тем, что он явно затягивал ознакомление.

Определением суда от 8 декабря 1999 года уголовное дело возвращалось на дополнительное расследование на основании ходатайства государственного обвинителя; вынесено определение было в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, действующего в то время.

Данных о наличии оснований для отвода судьи, председательствующего в судебном заседании, не имеется.

Таким образом, по делу не было допущено нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Обстоятельства совершения преступлений установлены на основании исследованных судом доказательств, действия осужденных квалифицированы правильно.

Доводы о том, что действия Н. необоснованно расценены как убийство, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Как установлено, удары топором по голове потерпевшему наносили и Ш. и Н.

Судом правильно признано, что действовали они с умыслом на лишение жизни М.Б.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 ноября 2001 года в отношении Е., Ш., Н. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.В.РУДАКОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

А.А.СЕРГЕЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"