||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2003 г. N 67-о02-99

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коннова В.С.,

судей Фроловой Л.Г., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 14 мая 2003 г. кассационную жалобу осужденного И. на приговор Новосибирского областного суда от 9 сентября 2002 г., которым

И., <...> со средним техническим образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к четырем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 226 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с И. в пользу: ООО "Мобилайн" в возмещение материального ущерба 1584297 руб. 03 коп., - К. в возмещение морального вреда 100000 руб.

И. признан виновным и осужден:

- за хищение огнестрельного оружия и боеприпасов (пистолета "ИЖ-71" и 8 патронов калибра 9 мм) у Х.; за убийство Х., 1975 г. рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений;

- за убийство К.В., 1980 г. рождения, совершенное неоднократно;

- за умышленное уничтожение имущества путем поджога: ООО "Мобилайн" - на сумму 158497 руб. 03 коп., Х. - 1000 руб.

Преступления совершены им 23 декабря 2001 г. в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение в отношении И. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный И. просит отменить приговор и "оправдать" его, ссылаясь на недоказанность его вины, неправильную оценку доказательств. Считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены необъективно, неполно, с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства. Утверждает, что в ходе предварительного следствия к нему применялись незаконные методы расследования. По его мнению, суд в приговоре неверно изложил показания допрошенных лиц.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор в отношении И. законным обоснованным и справедливым.

Виновность И. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Ссылки И. на применение незаконных методов расследования проверялись судом, они не подтвердились и обоснованно отвергнуты судом. Кроме того, сам И. при допросе в качестве подозреваемого 24 декабря 2001 г. утверждал, что он показания дает добровольно, без оказания на него какого-либо физического или психологического воздействия (т. 1 л.д. 103). Осмотр места происшествия с его участием проводился с участием понятых и с применением видеозаписи и ни от кого из участников следственного действия каких-либо заявлений о применении незаконных методов не поступало, не видно их и из видеозаписи следственного действия (т. 1 л.д. 108 - 110). Допрос в качестве обвиняемого 26 декабря 2001 г. проводился с участием адвоката Кильчиганова и также каких-либо заявлений о применении незаконных методов расследования не имелось (т. 1 л.д. 114 - 118). Последующие отказы И. от дачи показаний (т. 1 л.д. 198, 275) также не подтверждают его доводов о применении к нему незаконных методов расследования. Из акта судебной психолого-психиатрической экспертизы также следует, что комиссии экспертов И. сообщал о совершении им преступлений (т. 1 л.д. 197).

При таких данных и с учетом приведенных в приговоре мотивов указанные ссылки И. на применение к нему незаконных методов расследования правильно признаны судом недостоверными. Нарушения права И. на защиту в ходе предварительного следствия не допущено. Как следует из материалов дела, имевшиеся объяснения О., К., Б., П., показания свидетелей Б. и П. (т. 1 л.д. 55 - 57, 61, 80, 92) давали основания для подозрений И. в совершении преступлений. Как видно из показаний И. и его жены И.Г. (т. 1 л.д. 82, 93), они приехали из иностранного государства - Республики Казахстан, в Новосибирске стали проживать соответственно с февраля и апреля 2000 г., постоянной прописки они не имели. Они были временно прописаны по ул. <...>, но фактически там не жили, снимали квартиры в разных районах г. Новосибирска и не регистрировались по местам временного проживания. Из протокола (т. 1 л.д. 97) следует, что по подозрению в совершении убийств Х. и К.В. И. был задержан, поскольку имелись иные данные, дающие основания подозревать его в совершении преступления. С учетом указанных иных данных и отсутствия у И. постоянного места жительства, его задержание по подозрению в совершении преступления соответствовало требованиям ст. 122 УПК РСФСР. Кроме того, указанный протокол задержания в установленном законом порядке не признан незаконным, а свое задержание И. в установленные уголовно-процессуальным законодательством сроки не обжаловал. Процессуальные права И. были разъяснены своевременно и он собственноручно и неоднократно указывал, что защитник ему нужен с момента предъявления обвинения (т. 1 л.д. 98, 102), что при проведении осмотра места происшествия с его участием адвокат ему не нужен (т. 1 л.д. 107). С момента предъявления обвинения (т. 1 л.д. 111 - 118) И. был обеспечен защитником. Данное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 105 УК РФ (т. 1 л.д. 1), не предусматривающей смертной казни, реально И. к смертной казне не приговорен и она в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ N 3-П от 2 февраля 1999 г. не могла быть ему назначена. При таких данных нарушения права И. на защиту в ходе предварительного следствия не допущено.

Осмотр места происшествия с участием подозреваемого в УПК РФ соответствует ст. 194 - проверке показаний на месте. Осмотр места происшествия с участием подозреваемого, проверка показаний на месте согласно ст. ст. 76 и 77 УПК РФ не относятся к показаниям подозреваемого, обвиняемого, в связи с чем на указанные следственные действия не распространяются правила оценки доказательств, указанные в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Как видно из протокола осмотра места происшествия с участием подозреваемого И., он пояснял, что из пистолета, взятого у Х., совершил убийство Х., затем - произвел выстрел в спавшего К.В., после чего в комнате кассы, в комнатах, где находились Х. и К.В. - он совершил поджоги.

Аналогичные показания И. давал и при его допросе в качестве обвиняемого 26 декабря 2001 г. с участием защитника. При этом И. пояснял, что после происшедшего он разобрал пистолет Х., его части - выбросил в районе городского аэропорта.

Места нахождения Х. и К.В., их положение, способ их убийства, взлом сейфа, очаги пожара, отсутствие стреляных гильз в местах убийств, о чем давал показания И. в ходе предварительного следствия объективно подтверждаются материалами дела, приведенными в приговоре доказательствами.

Из справки и показаний свидетеля К. следует, что пистолет "ИЖ-71" номер ВМВ 3070 числился на балансе ООО ОП "Гвардия-Сибирь" и при заступлении на дежурство вместе с 16 патронами был передан Х., а после происшедшего - исчез.

Протоколом осмотра места происшествия от 26 декабря 2001 г. подтверждается обнаружение в месте, указанном И. (рядом с пересечением улицы Жуковского и Мочищенского шоссе), в снегу пистолетной обоймы с 5-ю патронами, патрона и стреляной гильзы (т. 1 л.д. 123 - 125). Заключением судебно-баллистической экспертизы подтверждается, что гильза была стреляна из пистолета "ИЖ-71", а магазин являлся частью пистолета "ИЖ-71", патроны - боеприпасами к пистолетам, револьверам отечественного производства калибра 9 мм (т. 1 л.д. 173 - 174).

Весной (при таянии снега), как следует из протокола осмотра от 19 апреля 2002 г., около Мочищенского шоссе напротив входа в ГСК "Авиатор" под листами железа были обнаружены рама со стволом и спусковой скобой, ударно-спусковой механизм, рукоятка с винтом, затворная задержка с выбитым номером ВМВ 3070 (т. 2 л.д. 13). Заключением судебно-баллистической экспертизы подтверждается, что указанные части являются комплектом деталей пистолета "ИЖ-71" калибра 9 мм и ВМВ 3070, а две пули (которыми были убиты Х. и К.В.) были выстрелены из ствола пистолета "ИЖ-71" N ВМВ 3070.

Таким образом, осведомленность И. об указанных обстоятельствах подтверждает его виновность в содеянном.

Из заключения судебно-баллистической экспертизы видно, что в смывах с кисти левой руки И., на поверхности его тельняшки и на всей поверхности куртки имелся комплекс металлов, характерных для продуктов выстрела из огнестрельного оружия, в том числе - из пистолета "ИЖ-71" (т. 1 л.д. 190 - 193).

Судом проверялись доводы И. о том, что указанный комплекс металлов образовался 22 декабря 2001 г. от разрыва лампы и сжигания им пороха, но эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом. Свидетель И.Г., жена осужденного, поясняла, что 21 - 22 декабря 2001 г. у них дома лампа не разрывалась и муж порох не сжигал.

Довод И. о нахождении его дома при происшедшем никакими доказательствами не подтвержден и опровергается приведенными в приговоре доказательствами. Как поясняла свидетель И.Г., которая как супруга вправе не свидетельствовать против мужа, что к ней на работу муж приехал около 20 часов, после приезда домой она с дочерью легли спать в спальне около 22 - 23 часов, муж с ней спать не лег, остался в комнате. Ночью она не просыпалась, проснулась около 7 часов - половины восьмого 23 декабря 2001 г., муж был дома и одет (т. 2 л.д. 95). В ходе предварительного следствия И.Г. поясняла, что она легла спать около 22 часов 22 декабря 2001 г., а проснулась около 8 часов 30 минут (л.д. 89 т. 1). Приговором установлено, что на место происшествия И. пришел в ночь с 22 на 23 декабря 2001 г., а убийства совершил после 2 часов ночи. Таким образом, каких-либо препятствий уйти из дома после того, как уснула жена, и вернуться домой до ее подъема - не усматривается.

Виновность И. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Заявленные в судебном заседании ходатайства разрешены судом в установленном законом порядке и правильно.

Из показаний подсудимого И. следует, что он с женой приехал домой 22 декабря 2001 г. около 21 часа и после этого к ним домой соседи не приходили и он их не видел. Однако на ул. Ольховской дома расположены близко и, возможно, кто-то из соседей и видел его с женой, когда они возвращались домой 22 декабря 2001 г. и что в их квартире горел свет (л.д. 52 т. 2).

В связи с указанными показаниями подсудимого И. адвокатом Багрец было заявлено ходатайство об установлении допросе жителей трех домов - <...>, которые могли видеть 22 декабря 2001 г. И. и его жену или могли видеть наличие света в окне квартиры И. Суд обоснованно отклонил указанное ходатайство. Кроме того, время прихода домой супругов И. 22 декабря 2001 г. (около 21 часа, как утверждал И.) не входит в предмет доказывания по делу, поскольку убийства совершены после 2-х часов 23 декабря 2001 г., а наличие освещения квартиры неравнозначно нахождению в ней И. Кроме того, согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности самих сторон и в обязанности суда не входит сбор дополнительных доказательств (независимо от того, подтверждают они виновность или оправдывают подсудимого). Заявляя указанное ходатайство, адвокат не указала, анкетные данные лиц (фамилии, имена, отчества), местожительство их (адреса), которых она желала бы допросить в качестве дополнительных (новых) свидетелей, а в функции суда розыск свидетелей, которые могли бы видеть И. и свет в его квартире, не входит.

Тщательно исследовав все обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины И. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "н" ч. 2 ст. 105; ч. 2 ст. 167 и ч. 1 ст. 226 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

УПК РФ обратной силы не имеет. Согласно ч. 2 ст. 1 УПК РСФСР и ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом. Из протокола судебного заседания следует, что оглашение показаний И. и их исследование, данных им в ходе предварительного следствия, производилось до введения в действие УПК РФ (т. 2 л.д. 72 - 74). Сбор, исследование и оценка доказательств производились в соответствии с действовавшим уголовно-процессуальным законодательством.

Наказание И. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному самим им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Гражданские иски разрешены в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не усматривается.

Ссылка И. на незаконность проведения обыска по месту его жительства - несостоятельна, данное следственное действие в установленный законом срок обжаловано не было, оно никем не признано незаконным. Кроме того, указанная ссылка И. не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку судом не использовался протокол обыска в качестве источника доказательств его виновности.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности суда дословно воспроизводить в приговоре показания допрошенных лиц. Содержание и смысл их показаний, приведенных в приговоре, и зафиксированных в протоколах, соответствуют друг другу. Поданные на протокол судебного заседания замечания разрешены в установленном законом порядке.

Ссылка И. на то, что судом ему не изготовлены и не вручены копии протоколов следственных действий, копии решений и определений суда, в том числе - протокольных, не влияет на законность и обоснованность приговора и, кроме того, совершение указанных действий не входит в обязанности суда. Вынесенные судом определения оглашались в присутствии подсудимого И., с протоколом судебного заседания, а следовательно, и с содержащимися в нем протокольными определениями суда, он ознакомлен. Кроме того, родственнице И. - Г., оплатившей изготовление интересующих И. копий документов, копии указанных документов выданы (т. 2 л.д. 196).

Данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности самих сторон, рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Причастность других, кроме И., лиц к совершению преступлений, за которые он осужден, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная колония

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 9 сентября 2002 г. в отношении И. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного И. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Л.Г.ФРОЛОВА

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"