||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2003 г. N 67-о03-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.,

судей Хлебникова Н.Л., Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 14 мая 2003 года кассационные жалобы адвокатов Артамоновой Л.А. и Севрука С.П. на приговор Новосибирского областного суда от 2 августа 2002 года, которым

Т., <...>, русский, со средним техническим образованием, не работавший, ранее не судимый, -

осужден по ч. ч. 1 и 2 ст. 30, ч. 4 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т. осужден за подстрекательство к приготовлению убийства Т.А. по найму.

Согласно приговору преступление Т. совершено при следующих обстоятельствах.

Не установленный органами следствия житель г. Москвы, решив организовать убийство Т.А., сообщил о своем намерении другому также не установленному органами следствия лицу с целью оказания ему необходимой помощи в осуществлении указанного преступного умыла.

Уголовное дело в отношении не установленных органами следствия лиц выделено в отдельное производство.

Другое, не установленное следствием лицо, организовало встречу Т. с организатором убийства Т.А. в г. Москве, в конце января 2000 года, в офисе ЗАО "Металлургическая инвестиционная компания". Во время обсуждения преступного умысла Т. не был осведомлен о мотивах преступления. За вознаграждение Т. было предложено найти исполнителей убийства Т.А., при этом были оговорены условия совершения преступления, согласно которым оно должно быть совершено до 26 марта 2000 года и носить характер несчастного случая.

Вопросы, касающиеся деталей совершения указанного преступления, Т. должен был согласовать с не установленным органами следствия лицом, организовавшим встречу Т.

После возвращения в г. Новосибирск Т. сообщил Н. о своем намерении подыскать исполнителей убийства Т.А. за денежное вознаграждение и просил оказать ему в этом помощь.

В процессе приготовления к убийству Т.А. Н. в период с 10 по 12 февраля 2000 года, около гостиницы "Обь" в г. Новосибирске организовал встречу Т. с Х. Во время этой встречи Т. предложил Х. совершить убийство Т.А., оговорив вышеуказанные условия совершения этого преступления.

Х., дав согласие на участие в этом преступлении в качестве непосредственного исполнителя его, потребовал за совершение убийства 330 тысяч долларов США с предоплатой в размере 180 тысяч долларов США, оставшуюся сумму попросил выплатить ему после совершения преступления. Указанные требования Т. сообщил, не установленному следствием лицу, 18 - 19 февраля 2000 г. во время встречи с ним в г. Москве и получил в качестве предоплаты 180 тысяч долларов США. Из этих денег Т. взял себе 1 тысячу долларов США, а 179 тысяч через Н. передал Х.

Х., в процессе приготовления к убийству, часть полученных денег израсходовал на приобретение предметов маскировки, технических средств связи и прослушивания, остальные деньги израсходовал на собственные нужды.

Однако по обстоятельствам, не зависящим от воли Т. и организаторов убийства - не установленных следствием лиц, умысел на убийство Т.А. не был осуществлен. Н. и Х. добровольно отказались от доведения до конца умысла на убийство и сообщили о готовящемся убийстве в правоохранительные органы.

Заслушав доклад судьи Линской Т.Г., объяснения адвоката Севрука С.П., представителя потерпевшего Т.А. - адвоката Новиковой И.А., возражения по доводам жалоб прокурора Лушпа Н.В., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Адвокат Артамонова Л.А. в защиту интересов Т. просит об отмене приговора с прекращением дела производством за отсутствием достаточных доказательств вины Т. По мнению адвоката, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а собранным по делу доказательствам, в частности, показаниям Т., данным им в период предварительного следствия, дана неправильная оценка. При этом в жалобе обращается внимание на то, что Т. давал противоречивые показания. Адвокат считает, что собранными по делу доказательствами не установлен заказчик приготовления к убийству Т.А. В жалобе содержится ссылка на выводы комплексной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, которые, по мнению адвоката, не исключают возможности самооговора со стороны Т. и преувеличения им своей роли в преступлении. По мнению адвоката, материалами дела не опровергнута версия о добровольном отказе Т. от совершения преступления. Адвокат полагает, что суд вышел за пределы предъявленного Т. обвинения, что исследованными в судебном заседании доказательствами не доказано наличия у Т. умысла на убийство Т.А.

Адвокат Севрук С.П. также просит об отмене приговора в отношении Т. с прекращением дела производством. По мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поэтому обвинение Т. основано на предположительных данных. В жалобе содержатся ссылки на наличие противоречий в собранных по делу доказательствах и на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в период расследования дела и в стадии судебного следствия. Кроме того, адвокат считает, что суд, не усмотрев в действиях Т. признаков добровольного отказа от преступления, неправильно применил уголовный закон.

В возражениях на жалобы:

Государственный обвинитель Попов Г.А. считает, что приговор законный и обоснованный, а доводы кассационных жалоб - несостоятельны.

Потерпевший Т.А., полагая необоснованными доводы кассационных жалоб, высказывает мнение о возможности применения в отношении Т. закона об условном осуждении.

Представитель потерпевшего Т.А. - адвокат Новикова И.А. также считает необоснованными доводы кассационных жалоб и просит об оставлении приговора без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина Т. в совершении им вышеуказанного преступления материалами дела подтверждена, и действия его квалифицированы правильно.

Все изложенные в кассационных жалобах доводы являлись предметом исследования в стадии судебного разбирательства. Собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства были правильно оценены судом в их совокупности с приведением в приговоре полного обоснования признания достоверными одних доказательств и несостоятельными - других.

В судебном заседании Т. не признал своей вины. Он заявил, что его действия носили характер обмана с целью получения денег. Он утверждал, что заказа из Москвы на убийство губернатора Т.А. не было.

Фактические обстоятельства вышеуказанного преступления установлены судом на основании показаний Т., данных им в период расследования дела. Эти показания в стадии судебного следствия были объективно подтверждены другими материалами дела. После оценки показаний Т. в совокупности с другими доказательствами они обоснованно признаны достоверными.

За основу доказательств вины Т. в совершении подстрекательства Х. к приготовлению убийства Т.А., помимо показаний самого Т., судом обоснованно признаны полно приведенные в приговоре показания свидетелей Х., Н.И., Р., Б., С.О., И., К-ных, С.А., Ш., С.Е., Ф.

Из показаний, данных Т. в период расследования дела, видно, что зимой 2000 года он встречался с Ж. в гор. Москве. Во время этой встречи Ж. предложил ему подумать над вопросом устранения губернатора Т.А. После его возвращения в г. Новосибирск он рассказал о предложении Ж. Н., последний познакомил его с Х. С Х. у него состоялся конкретный разговор с обсуждением условий убийства Т.А. и суммы выплаты за совершение этого преступления. Т. также признавал факт передачи им Х., через Н., 179 тысяч долларов США в качестве предоплаты за убийство Т.А. После привлечения Т. в качестве обвиняемого он уточнял, что 15 января 2000 года в городе Новосибирске он встретился со своим братом А. и попросил его оказать ему содействие в проведении ряда коммерческих сделок. В связи с этим брат пообещал познакомить его с человеком, проживающим в г. Москве, который может оказать ему соответствующую помощь. Через некоторое время брат предложил ему вылететь в г. Москву, где в помещении офиса фирмы "МИКОМ" он познакомился с Ж., которому рассказал о своих деловых проблемах.

Ж. обещал заняться решением его вопроса и после этого предложил совершить убийство Т.А., представив смерть потерпевшего как несчастный случай. Ж. оговорил срок исполнения вышеуказанного преступного умысла в течение полутора - двух месяцев. В этот период времени он должен был подыскать исполнителей преступления и сообщить ему о принятом решении через брата А. В г. Новосибирске через несколько дней он встретился с Н., к которому обратился с просьбой подыскать исполнителей убийства. Дней через 10 - 12 Н. ему сообщил о том, что такой человек нашелся и назначил ему встречу около гостиницы "Обь". На месте встречи Н. пригласил его в свой автомобиль, в котором находился Х. Он предложил Х. совершить убийство Т.А. за 5 миллионов рублей. Х. запросил за исполнение заказа 330 тысяч долларов США. Он встречался с Х. несколько раз. При второй встрече они обговорили сумму оплаты за исполнение заказа в размере 330 тысяч долларов США. После этого он сообщил брату о том, что найдены лица, согласившиеся ликвидировать Т.А. при условии выплаты им 180 тысяч долларов США предоплаты и 150 тысяч долларов после выполнения заказа. Вскоре ему было передано 180 тысяч долларов США. Из этих денег он одну тысячу долларов забрал себе в счет компенсации расходов на поездки в гор. Москву. 179 тысяч долларов он отвез Н. для передачи Х. В своих показаниях Т. уточнял, что заказчиком убийства Т.А. являлся Ж., его брат А. был связующим звеном между ним и Ж., его личная роль заключались в том, что он подыскал исполнителя преступления и передал ему 179 тысяч долларов США. Хотя сам он денег от организатора преступления не получал, однако рассчитывал на помощь Ж. в его бизнесе.

В приговоре правильно отмечено, что Т. подтвердил свои показания об обстоятельствах своего участия в преступлении и на очной ставке со своим братом А.

В подтверждение вины Т. в подстрекательстве и участии к приготовлению убийства Т.А., принявшего активное участие в выявлении противозаконных действий группы "МИКОМ", суд обоснованно сослался в приговоре на следующие доказательства.

Данные, зафиксированные на аудиокассете, оперативной записи бесед Т. с Х., В.И., содержание которой полно приведено в приговоре, подтверждают ранее данные Т. показания об обстоятельствах его встречи с Х. Т. показывал, что он, после встречи с братом в гор. Новосибирске, в скором времени по вызову брата вылетел в гор. Москву, где познакомился с лицом, предложившим ему принять участие в ликвидации губернатора Т.А. Эти показания подтверждены приобщенными к делу и исследованными в стадии судебного разбирательства материалами, зафиксировавшими содержание телефонных разговоров Т. с братом и другими лицами, осведомленными о вышеуказанном преступном умысле, в том числе с Х. и Н.

Из протокола опознания личности видно, что Т. в присутствии понятых, с участием защитника опознал лицо, предложившее ему принять участие убийстве, по предъявленным ему для опознания фотографиям. В приговоре правильно отмечено, что неоднократно допрошенный по делу Т. давал подробное описание внешности данного лица. Во время опознания его из четырех, предъявленных ему фотографий, он пояснил, что он узнает мужчину, с которым встречался в гор. Москве, в офисе фирмы "МИКОМ", в кабинете президента этой компании. Этот мужчина представился ему Михаилом. От него он получил заказ на убийство Т.А. Заявлений о том, что опознание проводилось с применением противозаконных мер, не поступало. Дело в отношении указанного лица, как отмечено выше, выделено в отдельное производство.

Суд правильно отметил в приговоре, что Т. в период расследования дела, рассказывая об обстоятельствах его причастности к преступлению, давал непоследовательные показания. Все его показания были проверены и оценены судом. Признавая несостоятельными показания Т. о том, что в период расследования дела он, под воздействием примененных в отношении него противозаконных мер, оговорил себя, суд привел в приговоре подробное обоснование своих выводов. Не согласиться с выводами суда в этой части у Судебной коллегии не имеется оснований, поскольку они подтверждены исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами. В опровержение вышеуказанного заявления Т. суд привел в приговоре показания свидетелей С.И., Ш.И., Л., С.Л., М. Сомневаться в достоверности показаний указанных лиц у суда не имелось оснований. При проверке данного заявления Т. в судебном заседании, с исследованием содержания аудиозаписей разговоров и телефонных переговоров, объяснения Т. не были убедительными и не содержали данных, которые давали бы основание сделать вывод о том, что выдвинутая Т. версия не была проверена надлежащим образом.

Из дела видно, и в приговоре отражено, что показания Т., некоторых свидетелей, в том числе Н. и Х. содержали противоречия. Причины возникновения указанных противоречий выяснялись, выводы о доказанности вины Т. сделаны судом на основании тех доказательств, которые были добыты с соблюдением требований закона и нашли свое подтверждение в материалах судебного следствия. Приводимые в защиту осужденного доводы о фальсификации доказательств, при проверке материалов дела не нашли своего подтверждения, и по основаниям, изложенным в приговоре, обоснованно признаны несостоятельными.

Обсуждался судом вопрос о наличии в действиях Т. добровольного отказа, оснований к признанию того, что Т. добровольно отказался от преступления, судом не было установлено. Мотивируя свои выводы в этой части, суд сослался в приговоре на то, что приостановление исполнения заказа имело место уже после того, как о готовящемся преступлении стало известно правоохранительным органам, т.е. после того как подстрекательство к приготовлению убийства Т. уже было совершено. При таких обстоятельствах нельзя не согласиться с выводом суда о том, что убийство Т.А. не состоялось по причинам, не зависящим от воли осужденного.

В целях всестороннего полного и объективного исследования обстоятельств дела органами следствия принимались меры к установлению организаторов преступления и установлению мотива совершения убийства губернатора Кемеровской области, указанные доказательства тщательно были проверены в стадии судебного разбирательства.

Одним из доказательств мотива организации убийства Т.А., к приготовлению которого был привлечен Т., явились показания свидетеля К.И. - советника губернатора Кемеровской области по правовым вопросам. Из его показаний усматривается, что в 1998 году финансово-промышленная группа "МИКОМ" непосредственно управляла некоторыми предприятиями, в том числе ОАО "КМК", ОАО "НКАЗ". В конце этого года администрация Кемеровской области пришла к выводу о том, что группа "МИКОМ", президентом которой являлся Ж., не выполняет своих обязательств перед трудовым коллективом ОАО "КМК".

В связи с этим губернатор Кемеровской области Т.А. на совещаниях и в средствах массовой информации подвергал критике деятельность группы "МИКОМ". Критика губернатора не дала положительных результатов, положение дел на предприятиях не улучшалось. После этого Т.А. инициировал обращение в различные органы власти и управления, в том числе и в правоохранительные органы с просьбой организовать проверку деятельности группы "МИКОМ". В связи с этим на правительственном уровне была создана межведомственная рабочая группа с участием представителей правоохранительных органов для проверки сигналов о неправомерной деятельности группы "МИКОМ" на территории области. В ходе проверок были выявлены нарушения законодательства в деятельности группы "МИКОМ" и ее ставленников на управляемых финансово-промышленной группой предприятиях. Материалы проверки послужили основанием для возбуждения ряда уголовных дел, в том числе и в отношении руководителей группы "МИКОМ". Кроме того, на основании материалов, подтверждающих факты нарушения закона в деятельности компании и управляемых ею предприятий, арбитражными судами были вынесены решения об отстранении ставленника группы "МИКОМ" К.С. от должности внешнего управляющего ОАО "КМК" и об отстранении самой группы от управления ОАО "НКАЗ". Таким образом, группа "МИКОМ" была вытеснена из экономики Кузбасса. Показания указанного свидетеля нашли свое подтверждение в других материалах дела и, после оценки их в совокупности с другими доказательствами по делу, обоснованно признаны судом достоверными.

При проверке материалов дела Судебной коллегией не было выявлено обстоятельств, свидетельствующих о нарушениях уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и нарушения права Т. на защиту. Судом обсуждались все ходатайства защиты и были удовлетворены те, которые имели существенное значение для проверки обоснованности обвинения Т. и направлены на соблюдение его законных прав. В части отклонения иных ходатайств судом принимались мотивированные решения, зафиксированные в материалах дела.

В приговоре в части изложения содержания исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе показаний осужденного Т. указаны фамилии лиц, названных осужденным, как лица, предложившие ему совершить указанное преступление и принявшие участие в его организации. Данное обстоятельство свидетельствует о полном и объективном приведении в приговоре материалов судебного следствия. Судом указанные лица признаны как "не установленные следствием", оценки их действиям не давалось, поэтому в приговоре при изложении обстоятельств преступления фамилии названных Т. соучастников преступления не указаны.

Однако, несмотря на то, что на момент рассмотрения дела в отношении Т., не были установлены все участники преступления и дело в отношении организаторов вышеуказанного преступления выделено в отдельное производство, суд не был лишен возможности всесторонне, полно и объективно исследовать все собранные по делу доказательства и решить вопрос об обоснованности предъявленного Т. обвинения. Изложенные выше обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, бесспорно, подтверждают причастность Т. к преступлению и опровергают изложенные в кассационных жалобах доводы, приведенные в защиту осужденного.

Материалы дела свидетельствуют о том, что достаточно полно по делу исследовался вопрос о психической полноценности Т. Суд, оценив заключение экспертов-психиатров в совокупности с другими доказательствами по делу, обоснованно пришел к выводу о том, что Т. вменяем, на момент инкриминируемого ему деяния давал отчет своим действиям, и мог руководить ими. Высказанное в акте судебно-психиатрической экспертизы предположение о том, что Т. в период расследования дела мог допустить самооговор или преувеличить свою роль в преступлении, при допросе Т. и проверке материалов дела в стадии судебного разбирательства не нашло своего подтверждения.

Решая вопрос о квалификации преступления, суд на основании материалов судебного следствия, пришел к выводу о том, что в деле не содержится достаточных доказательств, подтверждающих осведомленность Т. о мотивах совершения убийства Т.А. Вина же его в том, что он принял участие в этом преступлении в качестве подстрекателя к приготовлению его, с целью получения вознаграждения, т.е. по найму, установлена. С учетом того, что умысел на убийство Т.А. не был осуществлен по причинам, не зависящим от воли Т., так как действия, направленные на ликвидацию Т.А., не были доведены до конца и жизнь Т.А. не подвергалась непосредственной опасности, суд обоснованно расценил действия осужденного, как подстрекательство к приготовлению совершения умышленного причинения смерти другому человеку, по найму, и квалифицировал эти действия по ч. ч. 1 и 2 ст. 30; ч. 4 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, суд признал доказанной вину Т. только в том объеме предъявленного ему обвинения, которое нашло свое объективное подтверждение в материалах судебного следствия. Несмотря на то, что суд применил в отношении Т. уголовный закон, полностью соответствующий своим выводам о совершенном Т. преступном деянии, он в мотивировочной части квалификации преступления ошибочно указал вместо "подстрекательство к приготовлению" преступления - "приготовление к подстрекательству". Судебная коллегия считает, что указанная очевидная описка не может свидетельствовать о наличии противоречий в выводах суда, поскольку суд правильно установил и отразил в описательной части приговора фактические обстоятельства дела и дал юридическую оценку преступным действиям Т. в соответствии с установленными данными о фактически содеянном им.

При обсуждении вопроса о назначении наказания Т. суд учел ряд обстоятельств, смягчающих наказание Т. Суд сослался в приговоре на наличие на иждивении Т. несовершеннолетнего ребенка, на отсутствие тяжких последствий для потерпевшего и, расценив эти обстоятельства как исключительные, признал возможным назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, предусматривающей возможность назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, по которому он осужден. При таких обстоятельствах у Судебной коллегии не имеется оснований к признанию приговора необоснованным и в этой части.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 2 августа 2002 года в отношении Т. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"