||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2003 г. N 4-кп003-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Иванова Г.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 8 апреля 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Е. и З. на приговор Московского областного суда от 18 ноября 2002 года, которым

Е., <...>, несудимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) к 4 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием из заработка 20 процентов в доход государства, по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к 19 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

З., <...>, судимый: 1) 2 февраля 1998 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" и 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РФ к 4 годам, освобождавшийся 2 июня 2000 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 3 месяца 4 дня,

осужден по ст. 327 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием из заработка 20 процентов в доход государства, по ст. 162 ч. 3 п. "а", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 24 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По делу разрешены гражданские иски о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного Е. и адвоката Платонова В.И., просивших отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, и мнение прокурора Найденова Е.М, полагавшего отменить приговор в части осуждения З. по ст. 327 ч. 1 УК РФ ввиду истечения сроков давности и в связи с этим смягчить окончательно назначенное З. наказание до 23 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, переквалифицировать действия З. и Е. с п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ на п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Е. и З. признаны виновными в краже чужого имущества, совершенной организованной группой, в похищении паспорта и иных личных документов, в похищении печати, в трех разбойных нападениях и в трех умышленных убийствах, сопряженных с разбоем и совершенных организованной группой, Е. признан также виновным в краже чужого имущества, совершенной с незаконным проникновением в жилище, в незаконном приобретении холодного оружия, а З. - в подделке официального документа.

Преступления совершены ими в период с 3 по 7 октября 2001 года, а подделка официального документа З. в 2000 году на территории Московской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании З. и Е. виновными признали себя частично.

В кассационной жалобе осужденный Е. утверждает, что дело в суде рассмотрено с обвинительным уклоном, неправильно определена его лидирующая роль в совершении преступлений, свидетели и осужденный З. его оговорили в этом, во время совершения убийств он находился в невменяемом состоянии, в связи с чем он неоднократно заявлял ходатайство о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, представлял дополнительные медицинские документы, однако его ходатайства необоснованно были отклонены, ему необоснованно отказали в вызове специалиста, он был лишен возможности участвовать в прениях сторон и произнести последнее слово в связи с тем, что ему не предоставили протокол судебного заседания после окончания судебного следствия, и просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный З. просит тщательно разобраться в его деле и заменить режим отбывания наказания с особого на строгий.

В возражениях потерпевшие Е-на и В-ва просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности З. и Е. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

В судебном заседании Е. и З. сами не отрицали своего участия в совершении преступлений, они также изобличались показаниями свидетелей В.О., М.А. и К.Р., которые были очевидцами совершения краж и убийства потерпевшего О., обнаружением по месту жительства осужденных вещей, принадлежащих ранее потерпевшим М. и К.

Последовательные показания осужденного З., подтвержденные показаниями свидетелей В.О., М.А., К.Р. и Ф.Р., которые проживали совместно с осужденными в период совершения ими преступлений, позволили суду достоверно установить роль каждого из осужденных в совершении преступлений.

С учетом фактических данных, свидетельствующих о том, источником дохода к существованию для Е. и З. являлась преступная деятельность, суд сделал правильный вывод об устойчивости этой группы и обоснованно признал ее организованной.

Суд также сделал обоснованные выводы о том, что убийства потерпевших М. и К. совершались с особой жестокостью, так как сам способ лишения их жизни - забивание им в голову через ухо кортика свидетельствует о том, что осужденные осознавали причинение им особых мучений и страданий.

Доводы кассационной жалобы осужденного Е. о том, что его психическое состояние в момент совершения преступления в судебном заседании не было проверено полностью, являются необоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, судом не только исследовалось заключение амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, но и дважды в связи с предоставлением стороной защиты дополнительных медицинских документов о травмах, перенесенных осужденным, и о наличии у него психически больного родственника по материнской линии назначалась дополнительная судебно-психиатрическая экспертиза, выводы которой не противоречили выводам основной экспертизы об отсутствии у Е. психического заболевания, исключающего его вменяемость.

Эксперт в суде также пояснила, что оснований для назначения стационарной экспертизы в отношении Е. не имеется.

Кроме того, сторонам было предоставлена возможность дважды допросить эксперта, из ответов которого видно, что никаких противоречий в них не содержится.

Суд дал надлежащую оценку экспертным заключениям в совокупности с другими доказательствами и обоснованно пришел к выводу о том, что во время совершения преступлений Е. был вменяемым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Вызов специалиста в судебное заседание не вызывался необходимостью, тем более, что сторона защиты намеревалась использовать его для оценки заключения эксперта-психиатра, что законом не предусмотрено.

С доводами кассационной жалобы осужденного о том, что суд лишил его права выступить в прениях сторон и с последним словом, не предоставив протокол судебного заседания, согласиться нельзя, так как право на ознакомление с этим процессуальным документом возникает после его изготовления, то есть после судебного разбирательства.

В то же время в протоколе судебного заседания отмечено, что право на выступление в прениях сторон Е. было предоставлено, но он не захотел им воспользоваться, в последнем слове Е. просил о прощении перед потерпевшими.

То есть, право на защиту Е., вопреки его утверждениям в кассационной жалобе, нарушено не было.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам кассационной жалобы осужденного Е. не имеется.

Вместе с тем, приговор в части осуждения З. по ст. 327 ч. 1 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела, поскольку он осужден за подделку паспорта - преступление небольшой тяжести, после истечения двух лет с момента совершения данного преступления. Как пояснил сам осужденный в судебном заседании, подделку паспорта он совершил в августе 2000 года (т. 5 л. д. 58), и суд согласился с этим утверждением, указав в приговоре, что органы предварительного следствия неправильно вменили совершение этого преступления в 2001 году.

Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

Учитывая, что окончательное наказание З. было назначено путем частичного сложения наказаний, в том числе и с наказанием, назначенным по ст. 327 ч. 1 УК РФ, Судебная коллегия полагает необходимым смягчить наказание, назначенное З. по совокупности преступлений.

Вместе с тем, просьба его кассационной жалобы о смягчении режима исправительной колонии удовлетворению не подлежит, так как он осужден за совершение преступлений при особо опасном рецидиве.

Кроме того, приговор подлежит изменению в части квалификации действий Е. и З. по ст. 158 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года), поскольку применение этого закона противоречит требованиям ст. ст. 9 и 10 УК РФ, говорящих о том, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и новый уголовный закон имеет обратную силу только в том случае, если он устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

Санкция же части 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) равнозначна санкции части 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 18 ноября 2002 года в части осуждения З. по ст. 327 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении Е. и З. изменить:

Переквалифицировать их действия со ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) на п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), по которой назначить наказание в виде лишения свободы с конфискацией имущества: Е. - на срок 7 лет, З. - на срок 7 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 3 п. "а" (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), 325 ч. 1 и ч. 2, 222 ч. 4, 162 ч. 3 п. п. "а", "в", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Е. 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 3 п. "а" (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), 325 ч. 1 и ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "в", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить З. 23 года 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"