||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 апреля 2003 г. N 3-о02-59

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Пелевина Н.П.,

Судей - Истоминой Г.Н. и Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 7 апреля 2003 г. кассационные жалобы осужденных С. и П. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 19 июля 2002 г., которым

С., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый:

4 октября 1989 года по ст. ст. 206 ч. 2, 146 ч. 2 п. "б", 218 ч. 1 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 6 мая 1995 года по отбытии наказания;

20 апреля 2000 года по ст. 163 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 27 июля 2000 года на основании акта амнистии от 26 мая 2000 года;

осужден по ст. 102 п. п. "а", "и" УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, и на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

П., <...>, по национальности коми, со средним образованием, ранее судимый:

25 ноября 1992 года по ст. 208 ч. 2, 144 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 3 февраля 1996 года по отбытии наказания;

17 октября 2000 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден из зала суда по отбытии наказания;

26 апреля 2002 года по ст. 119 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР путем полного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений по приговору от 26 апреля 2002 года и настоящему приговору ему назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

С. признан виновным в совершении неоднократной кражи чужого имущества с незаконным проникновением в помещение; в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц, с причинением предметов в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, лицом ранее совершившим разбой, с незаконным проникновением в жилище и помещение, с целью завладения имуществом в крупных размерах; одновременно он признан виновным в совершении убийства из корыстных побуждений, лицом, ранее совершившим умышленное убийство.

П. признан виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены в период с августа 1995 года по декабрь 1996 года в г. Сыктывкаре Республики Коми при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденных С. и П., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., возражавшей против удовлетворения жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в судебном заседании С. виновным себя признал полностью, а П. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный С., не оспаривая обстоятельств содеянного, считает, что суд не удовлетворил его просьбу о зачете в срок наказания времени содержания под стражей в период проведения следственных действий в 1997 - 1998 годах, которые начаты 17 октября 1997 года, а 27 ноября 1997 года избрана мера пресечения - содержание под стражей, однако данный документ в деле отсутствует. В период с мая 1997 года по май 2000 года он содержался под стражей в учреждении ИЗ-7/1 г. Сыктывкара, где тяжело заболел. Просит зачесть в срок наказания из 3 лет нахождения под стражей время по усмотрению, а также запись в приговоре о частичном его признании вины изменить на полное признание вины и чистосердечное раскаяние в содеянном, о чем он заявлял в судебном заседании.

В кассационной жалобе осужденный П., с учетом дополнения к кассационной жалобе, указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактически совершенному им деянию, которому дана неправильная правовая оценка. Судебное следствие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона. Его показания по существу обвинения судом не приняты во внимание, и они необоснованно признаны недостоверными. Потерпевшая С.О. не могла видеть его действий, находясь связанной в другой комнате, и ее показания не соответствуют действительности. В квартире потерпевшей не обнаружено его отпечатков пальцев, и приговор основан лишь на предположениях и его показаниях на предварительном следствии, полученных с нарушением закона, чему суд не дал никакой оценки, как и противоречиях в показаниях С.О. в судебном заседании. Суд огласил ее показания, данные на следствии, полученные с нарушением процессуального закона и не имеющие доказательственного значения, так как она страдает алкоголизмом и является недееспособным лицом. Не выяснялся вопрос о наличии у потерпевшей долга перед кем-либо, не выяснены данные о ее характере, не допрошен ряд свидетелей, которые могли бы пояснить об обстоятельствах содеянного. Он являлся случайным соучастником преступления и в сговоре ни с кем не состоял, умысла на завладение чужим имуществом не имел. Его показания на следствии не являются доказательством вины, поскольку даны без адвоката, несмотря на тяжесть вмененных в вину преступлений. Не выяснена его роль в совершении преступления, не учтено, что он не представлял никакой угрозы для потерпевшей. Судом нарушен принцип непосредственности исследования доказательств. Неправильно исчислен срок отбывания наказания, поскольку под стражей он по данному делу содержался с момента предъявления обвинения по ст. ст. 102, 146 УК РСФСР. При назначении наказания не учтены его положительная характеристика, материальное и семейное положение. Просит приговор в части квалификации содеянного изменить на менее тяжкий уголовный закон, снизить наказание, зачесть в срок наказания время содержания под стражей с января 1998 года по январь 1999 года и с 21 октября 2000 года по 13 сентября 2001 года.

В возражениях государственного обвинителя Гончарова А.П. и потерпевшего И. на жалобы обоих осужденных и потерпевшей С.О. на жалобу П. ставится вопрос об их незаконности и отсутствии оснований для их удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. и П. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного С. в судебном заседании следует, что 19 августа 1995 года он вместе с Г.Н. остановил автомашину, на которой поехали в п. Красный Затон. В пути у него возник умысел на завладение деньгами водителя и автомашиной. Он приставил к затылку водителя пневматический пистолет и потребовал у него деньги и документы на автомашину. Водитель отдал ему все деньги, вышел из машины, а он сел за руль и уехал. Отрицает нанесение водителю удара рукояткой пистолета. Автомашину хотел через два дня вернуть водителю, но не сделал этого и впоследствии сжег ее. Лобового стекла и колеса с машины не снимал. Признает себя виновным в разбойном нападении на водителя, с суммой причиненного ущерба согласен. В сентябре 1996 года он решил совершить кражу со склада ООО "Импромторг", заранее осмотрел склад и определил способ проникновения в него, а в ночь на 19 сентября 1996 года через пролом в стене проник в склад и похитил указанный в приговоре товар, который отвез на автомашине к себе в гараж, а затем продал с помощью Г.Н. Объем и стоимость похищенного не оспаривает. В ноябре 1996 года он решил совершить кражу из АО "Бриг", предварительно изучил расположение помещений магазина, их техническую укрепленность, порядок работы сторожей. В ночь на 14 ноября 1996 года приехал к магазину, обманным путем уговорил сторожа открыть дверь, зашел в помещение магазина, где нанес сторожу несколько ударов кулаком по голове, связал телефонным проводом и перетащил в коридор. Металлическим предметом ударов сторожу не наносил, возможно, он ударился головой при падении. Затем он проник в помещение на втором этаже, спилил замки сейфа, откуда взял деньги, сложил в сумки товар и на автомашине отвез в свой гараж. Убивать сторожа не хотел, когда уходил из магазина, он был еще живой, с объемом и стоимостью похищенного согласен, реализовать похищенное ему помогал С. 27 ноября 1996 года он пошел к С.О. домой за получением долга. С ним пошел П., но сговора на разбойное нападение на квартиру С-вых у них не было. Дверь в квартиру открыла дочь С.О., которую он ударил кулаком по лицу, связал полотенцем, но на его вопросы она ответила, что денег нет, и он стал их искать в квартире сам. У него были переданные ранее П. дубинка и нож, которым он девочке не угрожал. П. девочку не связывал и вышел из квартиры. Через полчаса пришла С.О., у которой он стал требовать возврата долга, ударил ее кулаком по лицу, а затем в обоюдной потасовке наносил ей удары кулаками и ногами по голове. Дубинкой ее не бил, мог случайно ударить ножом в шею, без умысла на убийство. После этого связал ее веревкой, снял с ушей золотые серьги, из кошелька забрал около 100000 рублей, а больше ничего не брал. При уходе из квартиры С.О. была еще жива. Часть денег дал в долг П., золотые серьги отдал Г.Н., которая продала их. С. не предлагала ему помощь в возврате денег, которые ей должна была С.О. В декабре 1996 года он решил совершить хищение имущества из Дома быта, в котором предварительно изучил расположение помещений, наличие запорных устройств и систему охраны.

В ночь на 13 декабря 1996 года путем обмана уговорил сторожа открыть дверь, ударил его кулаком по голове, а когда сторож прекратил сопротивление, нанес ему удары по голове металлической трубой, и потерпевший упал и потерял сознание. Не желая убивать сторожа, он привязал его проводом к ручке двери, забрал у него золотую печатку и серебряные часы, после чего поднялся на 2-ой этаж, выбил дверь в магазин и там похитил товар, который сложил в сумки и увез на автомашине. Объем и стоимость похищенного не оспаривает, реализовывать похищенное ему помогал Г.Н.

Из показаний осужденного П., оспаривавшего в судебном заседании вину, усматривается, что 27 ноября 1996 года он поехал с С. на автомашине в п. Нижний Чов, имея при себе охотничий нож, который у него забрал С., у последнего также видел дубинку. С. пошел в квартиру его должницы, а он пошел с ним за компанию и в квартиру зашел после него и увидел, как он связывал дочь должницы, о чем от него и узнал. Заподозрив неладное, он из квартиры ушел на улицу, куда через пять минут вышел С., и они ушли. Девочку он, П., не связывал, ножом ей не угрожал, деньги в квартире не искал. Не видел, чтобы С. бил девочку, мать которой в квартире также не видел. Сговора с С. на разбойное нападение у него не было.

В связи с изменением П. и в порядке устранения и оценки причин противоречий суд исследовал его показания, данные на предварительном следствии (т. 2 л.д. 187 - 190, 192 - 193, т. 3 л.д. 119 - 120).

Из этих показаний, положенных в основу приговора в качестве доказательства, усматривается, что в конце ноября 1996 года С. предложил ему поехать с ним на "дело" и по дороге сказал, что в п. Нижний Чов нужно припугнуть коммерсантку и забрать у нее долг. У С. была резиновая дубинка, а у него был охотничий нож. Адрес потерпевшей знал С., который и привел к ней в квартиру, дверь в которую открыла девочка 14 - 15 лет. Последнюю С. ударил кулаком по лицу, вдвоем они связали ее, он показал девочке нож и сказал, что ей будет плохо, если закричит. По указанию С. он стал искать деньги, спрашивал про них у девочки, и в это время пришла С.Н., у которой С. стал требовать деньги, но она обещала долг отдать позднее. Затем он услышал звуки ударов и крики, после чего увидел, как С. в течение 15 минут избивал С.Н., а она кричала. Он понял, что С. может убить ее, и ушел из квартиры, при этом видел потерпевшую связанной и лежащей на полу, а С. пнул ее в бок, на полу была кровь. На улице он дождался С., который сказал, что забрал у потерпевшей деньги и золотые серьги, и дал ему, П., 50000 рублей.

Показаниям осужденных суд дал мотивированную оценку в совокупности с другими доказательствами и признал их достоверными в той части, в какой они не противоречат другим доказательствам.

Потерпевший А.В. показал, что его автомобилем ВАЗ-21013 по доверенности управлял его сын, А., который рассказал, что 20 августа 1995 года он подвозил в п. Красный Затон мужчину и женщину. Мужчина напал на него, приставил к затылку пистолет, угрожал, забрал деньги, ударял пистолетом по голове, а затем высадил его из автомашины и уехал на ней, забрав документы на нее. Позднее автомашину, которую он оценивает в 20000000 рублей, нашли сожженной.

Из показаний потерпевшего А. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, видно, что они соответствуют показаниям потерпевшего А.В. (т. 1 л.д. 6 - 10, т. 2 л.д. 154 - 155).

Его показания дополняют выводы судебно-медицинского эксперта о наличии у него ран и ушибов мягких тканей волосистой части головы, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья (т. 1 л.д. 36 - 37).

Согласно протоколу осмотра места происшествия следует, что он подтверждает факт обнаружения сгоревшего автомобиля ВАЗ-21013, государственный номер <...> на 28 км дороги Шошка-Нювчим (т. 1 л.д. 19 - 23).

Из протокола опознания видно, что С. опознал А., как водителя, у которого были похищены автомашина и деньги.

Из показаний свидетеля Г.Н. на предварительном следствии, чьи показания исследовались в судебном заседании, усматривается, что ей известно о ряде преступлений, совершенных С. 19 августа 1995 года она и С. на остановленной ими автомашине поехали в п. Красный Затон. Во время поездки С. достал пистолет и замахнулся на водителя, приказав ему выйти из машины, отдать деньги и документы. Водитель выполнил его требование, и они поехали в п. Нювчим. Через несколько дней С. отогнал данную машину в лес и сжег ее, опасаясь, что в ней остались отпечатки его пальцев. С данной автомашины он снял заднее стекло и четыре колеса. 14 ноября 1996 года она от матери узнала об ограблении магазина АО "Бри", и в этот же день С. дал ей деньги, из его разговора с С. узнала, что они продали видеокамеру. В конце ноября 1996 года С. три дня отсутствовал дома, а по возвращении рассказал, что за выбивание долга у какой-то женщины ему обещали 2000000 рублей, но женщина умерла. С. отдал ей золотые серьги, которые она продала. По просьбе С. она постирала испачканный кровью его свитер, его одежду от крови она стирала дважды. Накануне нападения на Дом быта С. не ночевал дома, а об ограблении она узнала от матери и спросила С., не его ли эта работа, но он ответил отрицательно. Она проверила карманы его одежды, обнаружила золотую печатку, но на ее вопрос С. угрожающе велел ей молчать. Осенью 1996 года он подарил ей косметический крем, дома видела различные продукты и товары, часть которых отнесла для продажи на рынок. После того, как они расстались, боясь за свою жизнь, она написала письмо о совершенных С. преступлениях, запечатала в конверт и положила в диван. Как письмо оказалось в милиции, не знает (т. 2 л.д. 146 - 151, т. 3 л.д. 12 - 13, 215 - 217).

Ее показания подтверждаются исследованным в судебном заседании данным письмом (т. 2 л.д. 139 - 143) и показаниями свидетеля Г.В. на предварительном следствии об обнаружении указанного письма и подбросе его в милицейскую автомашину (т. 3 л.д. 266) и свидетеля З. об обнаружении письма в милицейской автомашине и передаче сотрудникам уголовного розыска.

Факт проникновения на склад АО "Олень" путем взлома ворот и пролома в стене подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 325 - 329).

Из показаний свидетеля Г.Н. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, следует, что 19 августа 1995 года она и С. остановили автомашину и поехали в п. Красный Затон. В пути С. достал пистолет и замахнулся им на водителя, приказав выйти из машины, отдать деньги и документы. Водитель сильно испугался, отдал деньги и документы, и они поехали на машине в п. Нювчим. Через несколько дней С. отогнал машину в лес и сжег ее, так как опасался, что в ней оставались отпечатки его пальцев. С этой автомашины он снял заднее стекло и 4 колеса. 14 ноября 1996 года от матери она узнала об ограблении магазина АО "Бриг" и в этот же день С. дал ей деньги, а из его разговора с С. узнала, что они продали видеокамеру и сделала вывод о том, что на магазин напал С. В конце ноября 1996 года С. три дня отсутствовал дома, а по возвращении рассказал, что за выбивание долгов у какой-то женщины ему обещали заплатить 2000000 рублей, но эта женщина умерла. С. отдал ей золотые серьги, которые она продала на рынке. По просьбе С. она постирала его свитер, испачканный кровью, а вообще его одежду стирала дважды. Накануне нападения на Дом быта С. не ночевал дома, и после случившегося она спросила, не его ли эта работа, но он ответил отрицательно. Она проверила карманы его одежды и обнаружила золотую печатку. На ее вопрос С. велел ей молчать, чтобы дольше жить. Осенью 1996 года С. подарил ей косметический крем, дома видела около 8 коробок с сигаретами, 40 пачек чая и другие продукты. Часть сигарет она отнесла для продажи на рынок. Когда она рассталась с С., опасаясь за свою жизнь, она написала письмо о совершенных С. преступлениях, запечатала в конверт и положила в диван. Как оно попало в милицию, не знает (т. 2 л.д. 146 - 151, т. 3 л.д. 12 - 13, 215 - 217).

Указанное письмо приобщено к делу в качестве вещественного доказательства и исследовано в судебном заседании (т. 2 л.д. 139 - 143).

Свидетель Г.В., чьи показания оглашены судом в порядке ст. 281 ч. 1 УПК РФ, подтвердил, что он действительно обнаружил дома в диване указанное выше письмо, прочитал его и подбросил его в милицейскую автомашину (т. 3 л.д. 266), а свидетель З. показал, что он действительно обнаружил в милицейской автомашине данное письмо и передал его сотрудникам уголовного розыска.

Достоверность показаний свидетеля Г.Н., получивших оценку в приговоре, сомнений не вызывает.

Факт проникновения на склад АО "Олень" путем взлома ворот и пролома в стене подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 325 - 329) и показаниями на предварительном следствии потерпевшего Л., из которых также усматривается обнаружение им пропажи из склада компьютера с принтером и других вещей (т. 1 л.д. 330 - 331), стоимость которых подтверждена справкой ООО "Импромторг" (т. 1 л.д. 333).

Согласно заявлению частного предпринимателя Потаповой Т.Т., в ночь на 14 ноября 1996 года из принадлежащего ей отдела в магазине АО "Бриг" было совершено хищение видеоаппаратуры на сумму около 35000000 рублей (т. 1 л.д. 44 - 45), факт проникновения в который подтверждается протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в коридоре был обнаружен труп мужчины со связанными сзади телефонным шнуром руками и ногами, лежащий возле лужи крови с многочисленными телесными повреждениями (т. 1 л.д. 48 - 51).

Актами инвентаризационных описей от 14 ноября 1996 года подтверждается стоимость похищенных в АО "Бриг" товарно-материальных ценностей (т. 1 л.д. 94 - 129).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть К.В. наступила в результате тяжелой сочетанной травмы тела, черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями в ткань мозга и под мягкую мозговую оболочку, причиненной не менее, чем от 7-ударных воздействий твердым тупым предметом (т. 3 л.д. 50 - 64).

Согласно протоколам опознаний по фотографиям, С. опознал К.В., С.Н. и О., как убитых им лиц (т. 2 л.д. 183 - 185).

Из протокола осмотра места происшествия в квартире <...> усматривается, что в прихожей на полу обнаружен труп С.Н. с обрывком петли из шнура на правой руке, в коридоре в беспорядке лежат вещи, испачканные кровью, в комнатах лежат на полу выброшенные из шкафов вещи (т. 1 л.д. 187 - 194).

В связи с отказом потерпевшей С.О. от дачи показаний в судебном заседании судом в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ были оглашены ее показания, данные на предварительном следствии, которые признаны достоверными и допустимыми (т. 1 л.д. 205 - 210, т. 3 л.д. 237 - 238, т. 2 л.д. 180 - 181, 192 - 193).

Из них видно, что 27 ноября 1996 года, когда она была дома одна, в дверь позвонил мужчина и сказал, что принес записку от тети Гали. Думая, что записка от Б., она открыла дверь, и в квартиру зашел ранее незнакомый С. Она не хотела его впускать, но он приказал не кричать и ударом в челюсть сбил ее с ног. После этого в квартиру зашел ранее незнакомый П. и закрыл дверь.

По их требованию она ушла в комнату и легла, а они связали ей руки и ноги. У С. была резиновая дубинка и пистолет за поясом, а у П. за поясом был нож, при этом С. угрожал избить ее, если будет кричать, а П. угрожал ножом. С. передернул затвор пистолета, сказав, что для самозащиты. Оба стали спрашивать про ее мать, П. стал рыться в вещах в поисках денег, но она сказала, что их нет. С. стал рыться в письменном столе. Затем осужденные вышли из комнаты, выключив свет, и в это время пришла мать. Она слышала звуки ударов и слова матери про нее, при этом было похоже, что ей закрыли рот, после чего все стихло. В комнату заглянул С. и сказал, что она может встать через 20 минут и если сообщит о них в милицию, ее убьют. После их ухода она развязалась и увидела в прихожей лежащую мать со связанными за спиной руками и ногами, которая хрипела. Она побежала к соседке Б., рассказала о случившемся, и они вызвали "скорую помощь". Затем с медпункта пришли мужчина и женщина, приехала "скорая помощь", и они констатировали смерть матери, у которой пропали золотые серьги, на полу лежал пустой кошелек.

Согласно протоколу опознания, С. опознал С.О., как девушку, открывшую дверь в квартиру (т. 2 л.д. 179).

Аналогичным протоколом подтверждается факт ее опознания П. (т. 2 л.д. 191).

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть С.Н. наступила вследствие механической асфиксии при аспирации крови, наступившей в результате многооскольчатого перелома костей носа, сопровождавшейся выраженным носовым кровотечением; также установлены резаная рана шеи и другие указанные в акте и приговоре множественные телесные повреждения различной степени тяжести и локализации. Телесные повреждения в совокупности повлекли тяжкий вред здоровью потерпевшей и состоят в прямой причинной связи с наступлением ее смерти (т. 1 л.д. 294 - 302).

Из показаний свидетеля С. усматривается, что С.Н. была должна ей более 5000000 рублей, однако никого из осужденных она не просила получить у нее долг, адреса потерпевшей не называла, хотя и допускает разговор о наличии долга в присутствии осужденных.

Потерпевшая Ш. со слов С.О. подтвердила ее показания об обстоятельствах нападения на квартиру и причинения смерти ее сестре С.Н.

Из показаний потерпевшей К.В. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что ее муж О. работал сторожем в Доме быта и в ночь на 13 декабря 1996 года находился на дежурстве, при этом она неоднократно звонила ему. Последний раз позвонила в 00 часов 15 минут, и он сказал, что кто-то стучит в дверь, а позднее сказал, что приходили двое и ушли. Утром узнала об убийстве мужа, у которого были похищены золотая печатка и серебряные часы (т. 2 л.д. 67 - 68).

Ее показания дополняет протокол осмотра места происшествия и трупа О. со следами насильственной смерти (т. 2 л.д. 4 - 17).

Потерпевший П. показал, что по приходу на работу в Дом быта он узнал об убийстве сторожа О. Дверь принадлежащего ему магазина "Хелпер" была выбита, из магазина похищены компьютерные комплектующие и другие товары.

Его показания подтверждает справка о стоимости похищенных товарно-материальных ценностей на сумму 9884800 рублей (т. 2 л.д. 86).

Из показаний потерпевшего К.А. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, видно, что в ночь на 13 декабря 1996 года была выбита дверь его магазина, из которого похищены товарно-материальные ценности на общую сумму 5640000 рублей (т. 2 л.д. 86 - 88).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть О. наступила в результате тяжелой открытой черепно-мозговой травмы со множественными переломами свода и основания черепа и размозжением левой теменной области мозга в результате многократных, не менее 13, воздействий твердого тупого предмета;

фиксация головы потерпевшего электрошнуром к ручке двери не носит характера повешения, поскольку шнур наложен посмертно (т. 2 л.д. 39 - 54).

Свидетель С. показал, что осенью 1996 года он помогал С. сбывать похищенные вещи.

Из показаний на предварительном следствии свидетеля Г.В. усматривается, что он помогал С. сбывать различные товары и вещи, похищенные осужденным со склада ООО "Импромторг" и из Дома быта. При этом С. рассказывал ему обстоятельства хищений, избиения сторожа в Доме быта и подвешивания его к ручке двери. Вырученные от реализации товаров деньги он отдавал С. В 1995 году последний забрал у него пневматический пистолет (т. 3 л.д. 174 - 176, т. 4 л.д. 190 - 191, 198 - 200).

Из показаний свидетеля З. на предварительном следствии видно, что осенью 1996 года С. подарил ему зажигалку "Зиппо", а через некоторое время попросил его продать видеокамеру (т. 2 л.д. 159 - 160).

Из показаний свидетеля Б. следует, что в середине ноября 1996 года С. и С. принесли ему на хранение две хозяйственные сумки, С. приносил ему две видеокамеры, одну из которых они вместе продали Ч. Видел также у С. домофон и радиотелефон. Ему С. дал диктофон, который он позднее потерял.

Его показания подтверждаются выемкой у него коробки из-под диктофона "Сони" и паспорта к нему (т. 2 л.д. 199) и соответствуют показаниям на предварительном следствии свидетеля Ч. (т. 2 л.д. 200) и свидетеля К. (т. 2 л.д. 205 - 206), а также протоколом изъятия у Ч. упаковки из-под видеокамеры, видеокамеры "Панасоник" и блока питания и опознании К. по фотографии С., как лица, продавшего Ч. видеокамеры (т. 2 л.д. 207).

Из показаний свидетеля Е. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, усматривается, что от Г.В. ему стало известно о хищении им и С. различных товаров и продуктов со склада ООО "Импромторг", что подтвердил и находившийся тут же С. Дома у Г.В. он видел похищенные товары. Со слов Г.В. ему также известно об ограблении АО "Берег" и Дома быта. Дома у Г.В. видел компьютер, монитор и другие комплектующие узлы (т. 2 л.д. 274 - 275, т. 3 л.д. 14 - 15, 218 - 22).

Его показания дополнил свидетель С.А., получивший у Г.В. часть похищенных вещей, изъятых у него согласно протоколу обыска (т. 2 л.д. 292 - 304).

Приведенные выше доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, не имеют между собой каких-либо существенных противоречий и не вызывают сомнений в их объективности, достоверности и допустимости, а также их полноты и достаточности для постановления в отношении осужденных обвинительного приговора.

Данным доказательством в их совокупности в приговоре дана мотивированная оценка по каждому из названных эпизодов совершенных С. и П. преступлений.

Юридическая квалификация действий С. по ст. ст. 102 п. п. "а", "и", 146 ч. 3, 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР, 162 ч. 2 п. п. "б", "г", 158 ч. 2 п. п. "б", "в" и П. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ является правильной, законной, обоснованной и мотивированной, с обоснованием в приговоре квалифицирующих признаков данных норм уголовного закона.

Доводы осужденного П. в жалобе о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несоответствии действительности показаний потерпевшей С.О. и отсутствии доказательств его виновности в судебном заседании проверены в полном объеме, в приговоре им дана соответствующая оценка, и они обоснованно признаны несостоятельными ввиду их несоответствия приведенным выше доказательствам, сомневаться в достоверности которых оснований не имеется, в том числе, и в показаниях потерпевшей С.О. Доводы осужденного П. о ее недееспособности в результате страдания алкоголизмом являются надуманными и не основанными на материалах предварительного и судебного следствия.

Ссылка осужденного о невыяснении вопроса о наличии у потерпевшей долга является необоснованной, так как этот вопрос судом проверен, нашел отражение в приговоре и не влияет на характер совершенных П. действий и их правовую оценку.

Противоречат приведенным доказательствам и его доводы в жалобе о том, что в сговоре на совершение преступления он не состоял, умысла на завладение имуществом потерпевшей не имел и являлся случайным соучастником преступления.

Не допущено судом и принципа непосредственности исследования доказательств, поскольку показания на явившихся в суд лиц оглашались после принятия необходимых мер к их вызову в судебное заседание и в соответствии с требованиями закона.

Срок исчисления наказания обоим осужденным исчислен правильно, на основании имеющихся в деле документов, что опровергает доводы их жалоб. Нарушений уголовно-процессуального закона, на которые указывает в жалобе П., в том числе, и права на его защиту, фактически не имеется.

Наказание каждому из осужденных назначено с учетом содеянного, данных о их личностях, и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения жалоб по изложенным в них доводам и снижении наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Коми от 19 июля 2002 года в отношении С. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных С. и П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.П.ПЕЛЕВИН

 

Судьи

Г.Н.ИСТОМИНА

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"