||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2003 года

 

Дело N 46-о03-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего: Свиридова Ю.А.

судей: Яковлева В.К., Колышкина В.И.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных С., К., С.А., Е. и адвокатов Асекретовой В.П., Белозерцевой Н.В., Экемской Е.Н. на приговор Самарского областного суда от 19 ноября 2002 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на 20 лет лишения свободы с отбыванием первых 3 лет в тюрьме, а оставшегося срока в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

С.А., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Е., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденных С., К., С.А., Е. и адвоката Белозерцевой Н.В., поддержавших доводы своих жалоб, мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С., К., С.А., Е. признаны виновными в том, что 11 марта 2002 в гор. Новокуйбышевске Самарской области умышленно причинили смерть К.М., 1962 года рождения, и М., 1966 года рождения, группой лиц, с особой жестокостью, кроме того С. и С.А. осуждены также за причинение смерти К.О., 1963 года рождения.

Преступление совершено ими при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С., С.А. и К. вину признали частично, Е. вину не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Е. в основной и дополнительной жалобе просит переквалифицировать действия его со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ и дело прекратить за отсутствием жалобы потерпевшего, при этом ссылается на то, что он нанес К.М. в область живота всего несколько ударов кулаком, когда заходил в комнату, а к М. не подходил, поэтому в этой части просит оправдать его. Указывает, что до начала распития спиртных напитков он повесил куртку на стул, рядом с выходом из кухни, где впоследствии произошел конфликт и полагает, что тогда на его куртку могла попасть кровь. Утверждает, что в момент причинения смерти потерпевшим находился в другой комнате с потерпевшей К.О. и ничего не видел, ножа у него не было. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, факт совершения убийства всеми осужденными не нашло подтверждения, на предварительном следствии применяли недозволенные методы ведения следствия, в связи с чем показания всех осужденных, данные на предварительном следствии просит исключить из числа доказательств. При назначении наказания суд не учел его молодой возраст, также то, что ранее не судим и в период нахождения под стражей заболел туберкулезом.

- адвокат Асекретова В.П. в защиту интересов осужденного Е. также ставит вопрос о переквалификации действий его на ст. 116 УК РФ и дело в части нанесения ударов К.М. прекратить за отсутствием жалобы потерпевшего, в отношении причинения телесных повреждений М. - оправдать. Указывает, что никто из осужденных не подтвердил причастность Е. к причинению смерти потерпевшим, а показания С.А. на предварительном следствии противоречивые. Утверждает, что Е. нанес всего два удара ногами К.М., но от этих ударов не могла наступить смерть. Полагает, что на куртку Е. могла попасть кровь в тот момент, когда эта куртка висела на стуле, около выхода из кухни, где произошел конфликт. Судом не мотивированы квалифицирующие признаки убийства.

- осужденный С. не отрицая того, что он наносил удары ножом всем 3 потерпевшим, утверждает, что после этого потерпевшие были еще живы и полагает, что всех потерпевших убили другие осужденные, а он к наступлению смерти потерпевших не причастен, просит переквалифицировать действия его на ст. 111 ч. 3 п. "б" УК РФ и с учетом его возраста и данных о его личности, смягчить наказание. Считает, что вывод суда о совершении убийства потерпевших всеми осужденными группой лиц и с особой жестокостью, не нашло подтверждения.

- адвокат Белозерцева Н.В. просит переквалифицировать действия осужденного С. на ст. 111 ч. 3 п. "б" УК РФ, назначив наказание в пределах санкции этой статьи, при этом приводит аналогичные доводы, что и сам осужденный. Утверждает, что С. хотя наносил ножом удары всем потерпевшим, но после этого все потерпевшие были живы, что подтвердили остальные осужденные, поэтому полагает, что потерпевших убили остальные осужденные, а С. не причастен к их смерти.

- осужденный С.А. просит переквалифицировать действия его со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ и с учетом данных о его личности смягчить наказание, при этом ссылается на то, что после того, как из квартиры ушли С. с К., он один убил всех 3 потерпевших. Затем разбудил спавшего на кухне Е. и увел его из квартиры, но в подъезде дома их задержали работники милиции.

- адвокат Экемская Е.Н. просит приговор в отношении осужденного С.А. изменить и с учетом данных о его личности, первой судимости и возраста, смягчить наказание, при этом указывает, что положенные в основу приговора показания С.А. на предварительном следствии противоречивые и следовало оценить их критически. Утверждает, что хотя С.А. признает нанесение ударов ножом всем 3 потерпевшим, но смерть потерпевших наступила не от действий С.А., в связи с чем полагает, что он не совершал эти убийства, себя оговорил под воздействием со стороны других осужденных.

- осужденный К. в основной и дополнительной жалобах просит переквалифицировать действия его со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ и смягчить наказание, при этом ссылается на то, что он никого не убивал, наносил удары руками только К.М. Указывает, что выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит учесть, что осужденный С. оговорил его в том, что видел в его руке нож и утверждает, что С. сам наносил удары ножом потерпевшим, а он пытался успокоить его.

В возражениях государственный обвинитель Киреева Л.В. указывает, что не согласна с кассационными жалобами осужденных С., К., С.А., Е. и адвокатов Асекретовой В.П., Белозерцевой Н.В., Экемской Е.Н., просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения, при этом ссылается на то, что вина осужденных в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка и назначено им справедливое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, Судебная коллегия находит, что С., К., С.А. и Е. обоснованно осуждены за умышленное причинение смерти К.М. и М., а С. и С.А. также за причинение смерти К.О.

Доводы жалоб осужденных и их защитников о том, что вывод суда о доказанности вины осужденных в причинении смерти потерпевшим не соответствует фактическим обстоятельствам дела и их вина в умышленном причинении смерти потерпевшим материалами дела не установлена, являются несостоятельными.

Вина осужденных в содеянном установлена тщательно исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, также показаниями свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-биологических экспертиз и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре, которым дана судом правильная оценка.

Осужденные в своих показаниях сами не отрицали того, что между ними и потерпевшими произошла ссора, в ходе которой они нанесли потерпевшим удары руками и ногами, а С. и С.А. также ножами, в результате чего причинили потерпевшим множественные ранения, повлекшие их смерть.

Эти показания осужденных подтверждены материалами дела, в том числе и выводами судебно-медицинских, судебно-биологической экспертиз, также показаниями свидетелей С.Л. о том, что услышав из квартиры потерпевших шум драки она вызвала милицию, показаниями допрошенных в качестве свидетелей сотрудников милиции Ф. и Д., подтвердивших, что по вызову приехали на место преступления и в подъезде, где находилась квартира с трупами потерпевших, задержали Е. и С.А., а в квартире были трупы потерпевших. Из их показаний видно, что у Е. ботинки и брюки, а у С.А. одежда и руки были в крови. Там же в подъезде они нашли сверток - полотенце со следами крови с завернутым в него ножом, при этом Е. пояснил, что это его нож.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что трупы потерпевших К.О. и М. с признаками насильственной смерти обнаружены в квартире <...>, с признаками насильственной смерти на том же месте, где оставили их осужденные после совершения преступления.

Из протоколов осмотра места происшествия (в том числе и дополнительного) видно, что в подъезде, где находится квартира, в которой были убиты потерпевшие, на первом лестничном марше на ступеньке обнаружен нож, в электрощите на четвертом этаже обнаружен складной нож, а на третьем этаже также в электрощите обнаружен еще другой разложенный складной нож.

Из показаний осужденного К. видно, что нож, которым С. наносил удары потерпевшим, он спрятал в электрощите, а осужденный С.А. подтвердил, что нож, которым он наносил удары потерпевшим, выбросил в подъезде дома.

Заключениями комплексной судебно-медицинской трасологической и биологической экспертиз установлено, что на клинках ножей обнаружена принадлежащая потерпевшим кровь и не исключается возможность причинения колото-резаных повреждений потерпевшим изъятыми с места преступления ножами.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что на трупах К.М., М. и К.О. обнаружены множественные телесные повреждения, в том числе колото-резаные ранения. Из данных заключений экспертиз видно, что смерть К.М. и К.О. наступила от множества колото-резаных проникающих ранений, а М. - от черепно-мозговой травмы.

Характер, локализация и орудие преступления, также множественность причиненных потерпевшим телесных повреждений, в том числе множественность колото-резаных ран, свидетельствуют о прямом умысле осужденных на причинение смерти потерпевшим с особой жестокостью, что опровергает доводы жалоб об отсутствии у всех осужденных умысла на причинение смерти потерпевшим, также о непричастности к смерти потерпевших.

Заключениями криминалистических экспертиз установлено, что на одежде С.А. имеются волокна входящие в состав одежды К.М., на одежде М. обнаружены волокна входящие в состав одежды С.А., а с брюк Е. изъяты входящие в состав свитера К.М. волокна.

Кроме того, с ногтевых срезов С. снято волокно общеродовой принадлежности с волокнами одежды М., а с обуви К. сняты волокна шерсти общеродовой принадлежности с волокнами пряжи свитера К.М.

С ногтевых срезов С.А., волокон рубашки Е. сняты волокна вискозы, входящие в состав полотенца изъятого с места преступления.

Причинение обнаруженных на одежде потерпевших повреждения, как видно из заключения эксперта, клинками ножей, представленных на экспертизу не исключается, а на одежде осужденных обнаружена кровь потерпевших.

Доводы жалоб о том, что Е. не участвовал в убийстве потерпевших, нельзя согласиться. Эти доводы, как видно из материалов дела, судом проверены, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний осужденного С.А. на предварительном следствии, не вызывающих сомнений, видно, что потерпевших К.М. и М. избивали руками и ногами все осужденные: Е., К., С. и он сам. Кроме того, С. и С.А. наносили всем потерпевшим множественные удары ножами.

Эти показания подтверждены и другими доказательствами, в том числе заключениями экспертиз об обнаружении крови потерпевших на одежде и обуви осужденных, в том числе Е., также отображением следов обуви Е. в крови на полу квартиры, в том числе и в спальне, где были убиты потерпевшие.

Из показания свидетеля К.О.Б. видно, что поздно вечером в марте 2002 года, соответствующем времени совершенного преступления, осужденные С. и К. пришли к нему домой и попросили разрешения помыть испачканные кровью руки, что также опровергает доводы жалоб о непричастности К. к убийству потерпевших.

Причины изменения осужденными своих показаний судом выяснялись и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства судом признаны правдивыми. А другие отвергнуты как недостоверные.

При установленных обстоятельствах, когда осужденные единым умыслом причинили смерть двум и более потерпевшим, с особой жестокостью, группой лиц, суд дал действиям осужденных С., К., С.А. и Е. правильную юридическую оценку, квалифицировав по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ как умышленное причинение ими смерти К.М. и М. группой лиц, с особой жестокостью, а С. и С.А. также как причинение смерти третьей потерпевшей - К.О.

Вывод суда мотивирован и основан на всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением требований процессуального закона.

Для иной квалификации, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

Психическое состояние осужденных проверено надлежащим образом и установлено, что преступление совершено ими во вменяемом состоянии.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора следственными органами и судом не допущено, дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Данных о незаконных методах ведения следствия не имеется.

Наказание осужденным С., К., С.А. и Е. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, состояния здоровья и других указанных в кассационных жалобах обстоятельств, в том числе и указанных в кассационных жалобах, оно соответствует тяжести и общественной опасности совершенных преступлений.

Для смягчения наказания, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об отбывании С. части наказания в тюрьме, поскольку в приговоре отсутствуют мотивы принятого в этой части судом решения и не приведены доводы, подтверждающие, что для исправления и перевоспитания он нуждается в назначении тюремного режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 19 ноября 2002 года в отношении С. изменить, исключить указание об отбывании им части срока наказания в тюрьме.

В остальном приговор о нем и этот же приговор в отношении К., С.А., Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных С., К., С.А., Е. и адвокатов Асекретовой В.П., Белозерцевой Н.В., Экемской Е.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"