||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2003 г. N 67-о02-97

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Ермолаевой Т.А., Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 3 апреля 2003 г. кассационные жалобы осужденных К., К.С., адвокатов Дулина А.К., Скуратовой М.В., Комаровой Т.Б. и Варгентина О.Г. на приговор Новосибирского областного суда от 23 сентября 2002 г., которым

В., <...>, неработавший, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с назначением на основании ч. 1 ст. 97 и ч. 1 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от опийной наркомании и алкоголизма.

К., <...>, со средним образованием, неработавший, судимый 11 июня 2002 г. по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества;

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы, по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 1 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от опийной наркомании и алкоголизма.

К.С., <...>, со средне-специальным образованием, неработавший, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 1 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Ч., <...>, со средним образованием, неработавший, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., К.С., В. и Ч. признаны виновными и осуждены за убийство Б., 1965 г. рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений группой лиц и с особой жестокостью.

Преступление совершено ими в ночь с 12 на 13 декабря 2001 г. в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение в отношении В., К.С. и Ч. оставить без изменения, а в отношении К. - изменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- адвокат Дулин А.К. в защиту интересов осужденного В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на недоказанность обвинения; на неправильную оценку доказательств, несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на рассмотрение дела с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства, на нарушение тайны совещательной комнаты. По мнению адвоката Дулина к В. необоснованно применены принудительные меры медицинского характера. Указывает, что суд оставил без внимания показания потерпевшей Б-ной о том, что после убийства ее сына пропала норковая шапка, которую впоследствии носил один из подсудимых;

- осужденный К. просит переквалифицировать его действия с п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 на ст. 316 УК РФ либо отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что он несколько раз ударил Б., но без умысла на убийство. Считает, что мотив преступления установлен неверно, что убийство совершил один Ч. Полагает, что судебное заседание проведено с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, что ему назначено чрезмерно строгое наказание. Утверждает, что не установлен сожитель М.И. и что его опознание свидетелями и К.С. не проводилось;

- адвокат Скуратов М.В. в защиту интересов осужденного К. просит переквалифицировать его действия с п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 на ст. 116 УК РФ и прекратить дело за отсутствием жалобы умершего потерпевшего, ссылаясь на то, что К. нанес Б. лишь 4 удара по лицу и его вина в убийстве не доказана. Считает неправильной данную судом оценку доказательств;

- осужденный К.С., просит переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ, ссылаясь на отсутствие у него умысла на убийство Б. и утверждает, что он нанес ему лишь 3 - 4 удара рукой по лицу, а деревянной накладной ударов не наносил. Считает, что следователь в протоколах допросов свидетеля П. комбинировал ее показания с показаниями свидетеля Б.К.;

- адвокат Комарова Т.Б. в защиту интересов осужденного К.С. просит переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ и прекратить дальнейшее производство по делу, поскольку от убитого Б. отсутствует жалоба, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К.С. в своей жалобе и, кроме того, полагает, что действия К.С. не конкретизированы, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам;

- адвокат Варгентин О.Г. в защиту интересов осужденного Ч. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, на необъективное и с нарушениями УПК РФ проведение судебного разбирательства. Считает, что умысел Ч. на убийство не установлен и в отношении него неверно отказано в назначении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

В возражениях государственный обвинитель Наумкин К.В. считает доводы жалоб - несостоятельными, а приговор - законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении В., К.С., Ч. - законным, обоснованным и справедливым, а в отношении К. - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность В., Ч., К.С. и К. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Из акта судебно-медицинской экспертизы и показаний судебно-медицинского эксперта М.Д. следует, что смерть Б. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы (в виде ушиба головного мозга, кровоизлияний в мягкие ткани лобной и теменно-височной областей, субдуральной гематомы, субурахноидальных кровоизлияний, кровоподтеков на лице, левой ушной раковине, ушибленных ран в области левого глаза, волосистой части головы в левой теменной области, слизистой верхней губы) с кровоизлияниями под оболочки и в вещество головного мозга. Данная черепно-мозговая травма образовалась от совокупности неоднократных (не менее 6) воздействий тупым твердым предметом, каким могли быть рука, нога человека, мебельная накладка (подлокотник).

Как следует из показаний свидетеля Б.К., Б. избивали за то, что его подозревали в совершении кражи у К. В ее присутствии Б. руками избивали в течение 5 - 7 - минут К.С. и К., нанося удары ему в лицо и по телу. От ударов Б. упал. Через некоторое время избивать Б. стали К., К.С. и В., нанося ему удары ногами и руками по голове и туловищу. Особенно сильно его били В. и К., которые не реагировали на уговоры о прекращении избиения. Она пыталась оттащить В. от Б., но В. оттолкнул ее и потребовал, чтобы она не вмешивались.

В ночное время, когда Б. лежал, не подавая признаков жизни, его ногами по голове стали избивать в течение не менее 5 минут К., К.С. и Ч. Она видела, как Ч. отчленял палец на руке Б., используя для этого ножницы, а затем - нож.

Свидетель П. поясняла в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, что К., К.С., В., а впоследствии - и Ч. неоднократно избивали Б., нанося ему удары ногами, руками по голове и туловищу.

Инициатором избиения Б. был К., он первым начинал наносить удары Б., после чего и другие подсудимые начинали его избивать. Они неоднократно, с перерывами избивали Б., в том числе - и лежавшего на полу. Он просил прекратить его избиение, утверждал, что он невиновен в краже, а К. неоднократно в присутствии других избивавших говорил, что Б. не выйдет живым из квартиры, и его избиения продолжались.

Частичному изменению Б.К. и П. показаний в судебном заседании суд дал надлежащую оценку.

Ссылка в жалобе осужденного К. на то, что согласно показаний свидетеля П. в суде к ней в ходе предварительного следствия применялись незаконные методы расследования, является надуманной. Как видно из протокола судебного заседания, свидетель П. таких показаний не давала.

Доводы о том, что следователь "комбинировал" (соединял) в протоколе допроса П. ее показания с показаниями Б.К., несостоятельны. Как видно из протоколов, П. собственноручно указывала в протоколах, что она их читала и показания записаны с ее слов верно (т. л.д. 69, т. 2 л.д. 91).

К. в ходе предварительного следствия при его допросе в качестве обвиняемого 24 мая 2002 г. пояснял, что он около 4-х раз ударил кулаком в лицо Б. По лицу наносили удары Б. также К.С., В. и Ч. Затем он видел лежавшего окровавленного Б. с отсутствующим пальцем и В. сообщил ему, что палец Б. отрезал Ч. В. или К.С. говорили, что били Б. подлокотником от кресла (т. 2 л.д. 194 - 195). В судебном заседании подсудимый К. пояснял, что он подтверждает данные показания (т. 3 л.д. 88 - 89).

Виновность К., В., К.С. и Ч. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Из имеющихся доказательств следует, что все осужденные - К., В., К.С. и Ч. - наносили удары в голову Б. (лицо является частью головы), а смертельная закрытая черепно-мозговая травма образовалась от совокупности ударов в голову. При таких данных каждый из осужденных правильно признан соисполнителем группового убийства.

С учетом достаточной силы нанесения ударов, их нанесения в область жизненно важных органов человека - его головы, нанесения каждым из осужденных неоднократных ударов в то время, когда каждый из них видел аналогичное нанесение ударов соучастниками; просьбы Б. о прекращении его избиения и заявления К., что Б. живым из квартиры не выйдет, и продолжения после этого нанесения ударов Б. в область головы, продолжительности времени его избиения, от чего в совокупности и наступила его смерть, выводы суда о наличии у К., К.С., В. и Ч. умысла на убийство Б. - соответствуют материалам дела.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К., В., К.С. и Ч. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Как видно из приговора, показания свидетеля М.И. не являлись основой обвинительного приговора. Как указано в приговоре, оценивались "показания свидетеля М.И... наряду с совокупностью других доказательств". Кроме того, ссылка в жалобах на ст. 281 УПК РФ необоснованна, поскольку ст. 281 УПК РФ регулирует оглашение показаний вызванного свидетеля при его неявке в судебное заседание, а свидетель М.И. не вызвана в судебное заседание вследствие неизвестности ее места нахождения.

Обстоятельства совершения преступления, действия каждого из осужденных и мотивы их действий судом установлены и эти данные, установленные приговором суда, соответствуют имеющимся доказательствам.

Наказание К., В., К.С. и Ч. назначено судом в соответствии с требованиями закона (за исключением назначения наказания К. по совокупности приговоров), соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Молодой возраст В., совершение им преступления впервые, положительные его характеристики, наличие у него малолетнего ребенка, на что имеются ссылки в жалобе, учтены судом при назначении ему наказания.

Судом исследовалось психическое состояние Ч. Как видно из материалов дела, Ч. на психиатрическом учете не состоял (т. 1 л.д. 174). В отношении него проводилась судебно-психиатрическая экспертиза и комиссия экспертов-психиатров пришла к выводу о его вменяемости (т. 2 л.д. 70 - 71). Акт экспертизы соответствует требованиям закона. Обстоятельства, на которые адвокат Варгентин ссылался в обоснование назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Ч., были известны экспертной комиссии и учитывались при даче заключения. По ознакомлении с актом экспертизы и с материалами дела по окончании предварительного следствия, ни у Ч., ни у его защитника никаких ходатайств по содержанию акта и выводам экспертов - не имелось (т. 2 л. 178, 210). С учетом целенаправленных, осмысленных действий Ч., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда и галлюцинаций Ч. обоснованно признан вменяемым и оснований для удовлетворения ходатайства о назначении в отношении него повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы - не имелось.

Вместе с тем, судом ошибочно назначено К. наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ. Как видно из материалов дела, по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (за разбойное нападение, совершенное 9 октября 2001 г.) К. осужден приговором от 11 июня 2002 г. (т. 3 л.д. 32 - 35). Данное преступление, предусмотренное п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, К. совершил, как установлено приговором, в ночь с 12 на 13 декабря 2001 г., то есть до постановления предыдущего приговора от 11 июня 2002 г. При таких данных согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание К. должно назначаться по совокупности преступлений.

Кроме того, поскольку приговор от 11 июня 2002 г. и данный приговор образуют одну судимость К., в его действиях не усматривается наличие рецидива преступлений. В связи с отсутствием особо опасного рецидива наказание К. следует отбывать в исправительной колонии строгого режима. Судебная коллегия считает необходимым внести в приговор соответствующие изменения в отношении К.

Несмотря на исключение из приговора указания о наличии особо опасного рецидива преступлений, с учетом того, что объем преступных действий К. не изменился, а назначенное ему по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им, Судебная коллегия не находит оснований к смягчению назначенного по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказания.

С учетом того, что перед происшедшим В. употреблял спиртное, с учетом акта судебно-психиатрической экспертизы, выводы которой соответствуют материалам дела, В. обоснованно назначена принудительная мера медицинского характера. При проведении экспертизы, как следует из акта, исследовались не только материалы дела, но обследовался и сам В. Ссылка в жалобе адвоката Дулина на то, что государственный обвинитель не усмотрел оснований для назначения В. принудительной меры медицинского характера, противоречит содержанию протокола судебного заседания, из которого следует, что государственный обвинитель просил суд назначить В. указанную меру (т. 3 л.д. 142). Кроме того, назначение принудительной меры медицинского характера не входит в понятие "обвинение" и позиция государственного обвинителя по этому вопросу не имеет для суда какого-либо определяющего значения.

К. и К.С. принудительная мера медицинского характера назначена в соответствии с требованиями закона.

За исключением вносимых изменений данное дело рассмотрено судом объективно и выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Ссылка на то, что не установлен и не допрошен сожитель М.И. не влияет на законность и обоснованность приговора. В судебном заседании такого ходатайства не заявлялось. В соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства в РФ на основе состязательности сторон органы предварительного следствия представили суду те доказательства, которые по их мнению, подтверждали предъявленное обвинение, эти доказательства в судебном заседании исследованы. В обязанности суда сбор дополнительных доказательств по делу не входит.

Довод адвоката Дулина о том, что согласно показаний потерпевшей Б-ной после убийства ее сына пропала норковая шапка, которую впоследствии носил один из подсудимых, на что суд не отреагировал - не соответствует функциям адвоката и не влияет на приговор. Постановлением следователя от 23 мая 2002 г. (т. 2 л.д. 173) в отношении шапки и кутки Б. уголовное преследование В. и Ч. по ст. 158 УК РФ прекращено за отсутствием состава преступления. Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным. Кроме того, суд рассматривает уголовное дело лишь в пределах предъявленного обвинения, указанный довод адвоката Дулина направлен на расширение предъявленного обвинения, а суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора или внесение в него иных изменений, из материалов дела не усматривается.

По доводу адвоката Дулина о нарушении тайны совещательной комнаты судей проводилась служебная проверка, указанный довод оказался недостоверным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 23 сентября 2002 г. в отношении В., К.С. и Ч. оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении К. изменить.

Исключить из приговора указание о наличии в действиях К. особо опасного рецидива преступлений.

Вместо назначения К. наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ назначить ему окончательное наказание на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за совершение которого он осужден данным приговором, и п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, за совершение которого он осужден приговором от 11 июня 2002 г., путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на девятнадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных К., К.С., адвокатов Дулина А.К., Скуратовой М.В., Комаровой Т.Б. и Варгентина О.Г. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

Т.А.ЕРМОЛАЕВА

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"