||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2003 г. N 05-Д02-381

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ботина А.Г., Бурова А.А.

3 апреля 2003 года рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу адвокатов Савченко М.Ю. и Минина М.С. о пересмотре приговора Мещанского межмуниципального суда г. Москвы от 17 мая 2002 года, определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 августа 2002 года и постановления президиума Московского городского суда от 17 октября 2002 в отношении Д.

Приговором Мещанского межмуниципального суда г. Москвы от 17 мая 2002 года

Д., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе и органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 августа 2002 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 17 октября 2002 года оставлен без удовлетворения протест и.о. председателя Московского городского суда, в котором ставился вопрос об отмене приговора и кассационного определения и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., объяснения адвоката Савченко М.Ю., поддержавшего доводы надзорной жалобы, а также мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признан виновным в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий.

Преступление совершено в период с марта по июнь 2000 года в г. Москве при следующих обстоятельствах:

являясь первым заместителем председателя Государственного комитета РФ по рыболовству, Д. в марте - апреле 2000 года в помещении Комитета при подготовке и после подписания приказа Госкомрыболовства N 112 от 14 апреля 2000 года "О ресурсном обеспечении мониторинга и воспроизводстве запасов водных биоресурсов на 2000 год" вопреки интересам службы и в нарушение требований п. 6.1.11 Инструкции по ведению делопроизводства изъял подписанные начальником управления науки Д.Я. таблицы приложений к приказу, заменив их подписанными им лично таблицами с заниженными по сравнению с утвержденными Распоряжением Правительства РФ N 277-р от 22 февраля 2000 года объемами ресурсного обеспечения контрольного лова и научно-исследовательских работ по различным видам крабов, подлежащих добыче в морях Дальневосточного бассейна, в общей сложности на 640 тонн. При этом в нарушение требований п. п. 6.1.8 и 6.1.11 названной выше Инструкции новый вариант таблиц с руководителями подразделения-составителя согласован и сносками о наличии резерва снабжен не был.

В мае - июне 2000 года он же в нарушение п. 8 Распоряжения Правительства РФ за N 277-р от 22 февраля 2000 года, "Временного положения о порядке распределения общих допустимых уловов водных биоресурсов" от 22 марта 1995 года, п. п. 6.10.2 и 6.10.7 Инструкции по ведению делопроизводства и п. 2.1.7 Генерального соглашения N 1-99 от 10 декабря 1999 года между Госкомрыболовством и ФГУП "Нацрыбресурсы", превышая свои должностные полномочия, использовал созданный им при вышеуказанных обстоятельствах резерв ресурсного обеспечения по крабам не для контрольного лова и исследования состояния запасов водных биоресурсов, а направил его на промышленное освоение, в том числе в объеме 280 тонн - на платной основе, действуя способом, исключающим поступление денежных средств за выделение квоты.

В частности, Д. без предоставления ФГУП "Нацрыбресурсы" и заключения последним контрактов с рыбодобывающими предприятиями, обеспечения поступления финансовых средств в целевой бюджетный фонд, обращения руководителя администрации Камчатской области, а также без предварительной проверки возможности предоставления квоты и визирования телеграммы представителя управления рыболовства и организации производства Госкомрыболовства РФ подписал 4 телеграммы о выдаче разрешений на вылов определенного количества краба 4 судам, указав в них ложные сведения о наличии соответствующих дополнений к ранее заключенным договорам и, осознавая при этом, что ФГУП "Нацрыбресурсы" из-за нарушения установленного порядка предоставления квот не располагает возможностью заключить договоры и обеспечить своевременное поступление финансовых средств в целевой бюджетный фонд, после чего дал указания о направлении этих телеграмм рыбодобывающим предприятиям, в Камчатрыбвоз, Главрыбвоз и ФГУП "Нацрыбресурсы", а именно телеграммы за N 1038 от 20 мая 2000 года - о выдаче разрешения судну СТРМ-К "Агинский", принадлежащему ООО "Юнион Пасифик", на вылов 50 тонн краба-стригуна бэрди, за N 1039 от 20 мая 2000 года - о выдаче разрешения судну СТР "Шед", принадлежащему ООО "Гольфстрим", на вылов 75 тонн краба-стригуна бэрди и 40 тонн краба синего, за N Ю40 от 20 мая 2000 года - о выдаче разрешения судну СТРМ-К "Альтаир", принадлежащему ООО "Лунтос", на вылов 15 тонн краба-стригуна бэрди и за N 1159 от 1 июня 2000 года о выдаче разрешения судну "Ирвинг Стар", принадлежащему ЗАО "Камчатимпэкс", на вылов 50 тонн краба-стригуна опилио и 50 тонн краба синего.

В результате по вышеуказанным телеграммам в различных подзонах Дальневосточного бассейна было выловлено без оплаты 280 тонн крабов, чем нанесен государству ущерб в особо крупных размерах в виде непоступления в целевой бюджетный фонд денежных средств в сумме 631950 долларов США или 17839948 рублей.

В надзорной жалобе адвокаты Савченко и Минин ставят вопрос об отмене судебных решений в связи с неисследованностью обстоятельств дела.

В обоснование жалобы указывают, что судом не установлен круг и характер служебных обязанностей осужденного. В этой связи не допрошены руководители Комитета, которые могли бы подробно рассказать, входили ли в обязанности Д. действия, вмененные ему как преступные. Также указывают, что не доказаны мотивы и цели, преследуемые осужденным, хотя это является обязательным признаком ст. 286 УК РФ. Обращают внимание на то, что в приговоре не приведены доказательства, подтверждающие выводы суда о том, что осужденный умышленно создал резерв ресурсного обеспечения по вылову крабов и заменил таблицы приложения с заниженным объемом их добычи. Полагают, что подписание Д. телеграмм о предоставлении дополнительных квот на вылов крабов не свидетельствует о его виновности в инкриминируемом деянии.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в надзорной жалобе, находит жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

1. В обоснование своего вывода о виновности Д. в превышении должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия, суд сослался в приговоре на показания самого осужденного, свидетелей Д.Я., О., К.Т., Ч., Б., Г.Р., К.М., а также на письменные документы.

Однако в нарушение ст. 20 УПК РСФСР, действовавшей на момент рассмотрения дела и регламентировавшей полноту, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела, многие данные по делу, имеющие важное значение для выводов суда, проверены не были, что и повлияло на законность и обоснованность приговора.

Осужденный Д. на предварительном следствии и в судебном заседании виновным себя в совершении указанного преступления не признал и пояснил, что к исполнению обязанностей первого заместителя председателя Государственного комитета РФ по рыболовству он приступил 6 марта 2000 года и в разработке приказа N 112 от 14 апреля 2000 года участия не принимал. Будучи не ознакомленным с Инструкцией по делопроизводству, он завизировал этот приказ и подписал приложенные к приказу таблицы, а содержащиеся в них сведения не проверял, поскольку они были завизированы должностными лицами других управлений.

Суд первой инстанции, отвергнув показания Д. как недостоверные, пришел к выводу о том, что он умышленно создал резерв ресурсного обеспечения по вылову крабов путем замены таблиц-приложений к приказу Госкомрыболовства за N 112 от 14 апреля 2000 года с заниженными объемами добычи, причем сделал это "при подготовке и после подписания" этого приказа.

Между тем, приведенные в приговоре показания осужденного судом должным образом проверены не были.

В частности, в судебном заседании не выяснено, какой круг должностных обязанностей возлагался на осужденного, был ли он при назначении на должность ознакомлен с Инструкцией по ведению делопроизводства в Комитете, какой порядок согласования содержащихся в таблицах-приложениях применительно к указанной Инструкции существовал в Комитете, когда именно произошла замена таблиц, являющихся неотъемлемой частью приказа, - до его подписания председателем Комитета С. или после, что в целом имеет существенное значение для правильного разрешения дела.

Оценивая как объективные показания свидетеля Ч. (начальника административно-хозяйственного управления) о том, что Д. заменил таблицы-приложения после подписания приказа С., суд вместе с тем фактически оставил без внимания и оценки действия Ч., отвечавшего за доведение приказа до сведения исполнителей, который несмотря на заведомую подмену таблиц-приложений, принял от Д. новые таблицы-приложения и разослал их исполнителям и заинтересованным организациям с предложением внести соответствующие изменения в ранее полученные экземпляры.

Кроме того, суд не выяснил, мог ли с учетом существующих в Госкомрыболовстве правил делопроизводства подобный приказ с подложными таблицами выйти из стен Комитета и использоваться в практической деятельности низовых подразделений.

В целях тщательной проверки показаний осужденного суду следовало допросить в качестве свидетеля бывшего председателя Госкомрыболовства С., который, как видно из материалов дела, в стадии предварительного расследования давал показания о том, что после подписания приказа таблицы могли быть изменены только путем издания нового приказа, о чем начальник административно-хозяйственного отдела Ч. не мог не знать (т. 3 л.д. 184).

При таких обстоятельствах и отсутствии в материалах дела и приговоре других конкретных доказательств вывод суда о том, что приказ за N 112 от 14 апреля 2000 года с указанием объемов ресурсного обеспечения был изменен и пересмотрен после его подписания правомочным должностным лицом и в измененном виде был принят к исполнению начальником административно-хозяйственного управления без ведома председателя Комитета и согласования с ним этого вопроса, нельзя признать доказанным.

2. Признавая Д. виновным в незаконном предоставлении дополнительных коммерческих квот на вылов крабов четырем рыбодобывающим компаниям Дальневосточного бассейна, суд исходил из того, что телеграммы о выдаче разрешений были подписаны и направлены исполнителям без учета фактических возможностей выделения таких квот и соблюдения предварительной процедуры, связанной с заключением договоров и обеспечением 100% предоплаты выделенных объемов добычи. К тому же, осужденный признан виновным в том, что телеграммы не прошли согласования в ФГУП "Нацрыбресурсы" и аппарате Комитета, а также не были снабжены необходимыми приложениями и содержали ложные сведения о наличии дополнений к договорам.

Д. вину в этой части также не признал, пояснив, что подписанные им телеграммы были надлежащим образом оформлены, при этом к ним были приложены соответствующие документы, и имели целью оперативное распределение ресурсов добычи краба в пределах общедопустимых уловов. Какого-либо материального ущерба государству он не причинял.

Как видно из показаний свидетелей Ч., Б. и Г.В., на узле связи Госкомрыболовства РФ были обнаружены лишь первые экземпляры телеграмм N 1038, 1039, 1040, 1159, отправленных адресатам в нерабочие дни через оперативного дежурного Комитета.

Вместе с тем, при рассмотрении дела суд не выяснил, в каком именно виде указанные телеграммы поступили на узел связи и не были ли к ним приложены какие-то документы, которых впоследствии не оказалось.

Таким образом, фактически не были проверены доводы осужденного о том, что на момент подписания телеграмм соответствующие копии и другие документы имелись в наличии.

Кроме того, суду надлежало проверить показания свидетеля Ч. о том, что после установления фактов грубого нарушения Инструкции по делопроизводству, выразившегося в отправке за подписью Д. нескольких телеграмм при отсутствии визового и исполнительного экземпляра, он довел об этом до сведения председателя Комитета С. и попытался найти исполнителей этих документов, однако выявить их не смог.

Необходимость такой проверки вызывалась тем, что впоследствии ни председатель Комитета, ни руководство ФГУП "Нацрыбресурсы" каких-либо мер по надлежащей проверке указанных фактов и полному восстановлению отсутствующих копий телеграмм не приняли, равно как и не было принято мер по аннулированию либо приостановлению действия отправленных с нарушением Инструкции телеграмм, хотя, как это видно из материалов дела, временная возможность принять такие меры имелась.

Поэтому суду следовало выяснить, могло ли подписание и направление Д. в территориальные органы рыбоохраны 4-х указанных телеграмм повлечь наступление каких-либо вредных для государства последствий и имелась ли реальная возможность, вытекающая из Инструкции по ведению делопроизводства в Комитете, предотвращения наступления таких последствий.

Суд эти обстоятельства с достаточной полнотой не исследовал и не учел их при вынесении приговора, хотя они могли иметь значение как для правильной оценки действий Д., так и назначения справедливого наказания.

Необходимым признаком состава преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, является причинение тяжких последствий, которые суд усмотрел в непоступлении в целевой бюджетный фонд государства денежных средств в сумме 17839948 руб., которые должны были быть уплачены за 280 тонн выловленных на платной основе крабов.

Выводы суда в этой части основаны на выводах, содержащихся в акте проверки Счетной палатой деятельности Госкомрыболовства РФ и письме аудитора Счетной палаты о непоступлении указанных средств в бюджетный фонд.

Однако из этих документов не видно, какими именно расчетами и ставками руководствовалась Счетная палата, и из чего складывается сумма причиненного материального ущерба.

Анализа и оценки этим документам в совокупности с другими материалами дела суд в приговоре не дал.

Кроме того, согласно приговору Д. искусственно создал резерв ресурсного обеспечения по вылову крабов за счет объемов добычи, предназначенных для контрольного лова и проведения научно-исследовательских работ в 2000 году.

Между тем, из приговора также не видно, на основании каких доказательств в нем утверждается, что указанные объемы добычи предполагали внесения за них денежных средств в целевой бюджетный фонд, то есть не являлись бесплатными. Получение за них какого-либо дохода государством, так или иначе, не планировалось.

Исследование данного обстоятельства также имеет важное значение для решения вопроса о размере причиненного Д. реального ущерба государству.

Кроме того, для выяснения этого и других вопросов, касающихся размера причиненного государству ущерба, целесообразно обсудить вопрос о необходимости привлечения специалистов в области экономики и бухгалтерского учета и возможности производства по делу соответствующей экспертизы.

Таким образом, судебное следствие проведено односторонне и неполно, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что свидетельствует о необоснованности и незаконности приговора, в связи с чем он подлежит отмене.

Учитывая, что отмеченные выше упущения, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, оставлены без внимания судами кассационной и надзорной инстанций, подлежат отмене и определение судебной коллегии по уголовным делам и постановление президиума Московского городского суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 - 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мещанского межмуниципального суда г. Москвы от 17 мая 2002 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 августа 2002 года и постановление президиума Московского городского суда от 17 октября 2002 года в отношении Д. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии назначения судебного заседания.

Меру пресечения в отношении Д. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"