||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2003 года

 

Дело N 60-о02-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Глазуновой Л.И. и Линской Т.Г.

Рассмотрела в судебном заседании от 3 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных М. и Х., адвокатов Стогниенко В.М. и Дьяченко И.Ю. на приговор Камчатского областного суда от 5 июня 2002 года, которым

М., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

По ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения представителя потерпевшей - Л., просившей приговор оставить без изменения, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. и Х. осуждены за совершение хулиганских действий в отношении П.П. и Ф.А., сопровождавшихся применением насилия, группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, за неправомерное завладение автомобилем потерпевшего без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

М., кроме того, осужден за убийство П.П., 1976 года рождения, совершенное с целью сокрытия другого преступления, а Х. - за пособничество в убийстве.

Преступление совершено в ночь на 23 января 2001 года в г. Петропавловске-Камчатском при установленных судом и указанных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании М. и Х. свою вину признали частично.

В кассационных жалобах:

Осужденный Х., не соглашаясь с приговором, не приводя каких-либо доводов, считает его незаконным и необоснованным.

Кроме того, он указывает, что судья необоснованно отклонила его замечания на протокол судебного заседания, поскольку в нем искажены показания лиц, допрошенных в суде, в связи с чем их слова стали иметь другой смысл. Данное решение судьи, по его мнению, лишь подтверждает предвзятое отношение к рассмотрению дела.

Адвокат Стогниенко В.М. в защиту интересов осужденного Х. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Основанием к этому он указывает, что в основу приговора положены доказательства, добытые с нарушением закона, которые должны быть признаны недопустимыми и исключены из числа таковых. Других доказательств вины его подзащитного в совершении преступления в материалах дела не имеется. Кроме того, ссылаясь на доказательства, свидетельствующие, по его мнению, о невиновности Х. в совершении преступления, он указывает, что они необоснованно отвергнуты судом.

В дополнениях к кассационной жалобе, приведя обоснование своих доводов, он указывает, что следователем допущена фальсификация доказательств.

По мнению адвоката, действия осужденного по ст. 213 ч. 3 УК РФ квалифицированы неправильно, так как драка происходила в квартире, где отсутствовали посторонние граждане.

Не согласен он с квалификацией действий Х. и по ст. 166 ч. 2 УК РФ, поскольку, как он полагает, не доказана объективная сторона преступления, а именно - отсутствует прямой умысел на завладение автомобилем, автомобиль потерпевшего использовался с целью сокрытия следов преступления.

Он просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный М., не соглашаясь с приговором, считает, что он подлежит отмене с направлением дела на новое расследование.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что он постановлен на недостаточно полно исследованных доказательствах по делу, это привело к тому, что неправильно установлен мотив совершения преступления и неправильно квалифицированы его действия.

На предварительном следствии к нему применялись недозволенные методы следствия, в связи с чем он вынужден был оговорить себя и Х., однако суд отдал предпочтение именно этим доказательствам и положил их в основу приговора.

Ссылается на несоблюдение органами следствия требований ст. 201 УПК РСФСР.

Оспаривая квалификацию своих действий по ст. 213 ч. 3 УК РФ, указывает, что ни на следствии, ни в судебном заседании не добыто доказательств его вины, подтверждающих вывод суда в той части, что он избил потерпевшего из хулиганских побуждений. Он утверждает, что потерпевший сам спровоцировал скандал, переросший в драку, и именно его действия носили хулиганский мотив, в связи с чем, по его мнению, его действия по факту причинения П.П. побоев должны быть квалифицированы по ст. 116 УК РФ, а не ст. 213 ч. 3 УК РФ.

Не оспаривая, что смерть потерпевшего наступила от его действий, указывает, что они должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку убийство он совершил на почве возникших неприязненных отношений.

Оспаривает он также правильность квалификации своих действий по ст. 166 ч. 2 УК РФ, утверждая, что умысла на угон автомашины у него не было, он просто решил скрыть следы преступления и воспользовался машиной потерпевшего, которую впоследствии бросил на одной из улиц города.

Ссылаясь на иные нарушения закона, допущенные судом, он считает, что они повлияли на законность и обоснованность принятого судом решения, просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Дьяченко И.Ю. в защиту интересов осужденного М., не соглашаясь с приговором, просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

В дополнениях к кассационной жалобе она указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, имевшиеся в показаниях потерпевшего и свидетелей противоречия не выяснены и не оценены, в связи с чем неправильно установлен мотив совершения преступления и неправильно квалифицированы действия ее подзащитного.

Неправильным, по ее мнению, является вывод суда и в той части, что М. совершил угон транспортного средства, поскольку данное преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом, а материалами дела установлено, что машиной потерпевшего он воспользовался для сокрытия следов преступления.

Ссылаясь на неполноту расследования дела, она указывает, что органы следствия не представили достаточных характеризующих материалов на М., что привело к назначению чрезмерно сурового наказания. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях потерпевшие П.Ю., П.А. и Ф.А. считают приговор законным и обоснованным, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина осужденных в совершении преступления при указанных в приговоре обстоятельствах доказана и подтверждается доказательствами, всесторонне, полно и объективно исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания осужденных, данные в период расследования дела, в которых они признавали свою вину в совершении противоправных деяний в отношении потерпевших и подробно рассказывали о своей роли при этом и роли другого участника преступления.

Из их показаний установлено, что потерпевших они избили, используя малозначительный повод, затем вывезли в безлюдное место, где М. убил П.П. При этом Х. не оспаривал, что, помогая вывозить потерпевшего за город, знал, что они вывозят его с целью лишения жизни, видел, что М. взял с собой нож. Они опасались, что П.П. служил в ОМОНе и в связи с его избиением у них могли быть "неприятности".

Свои показания М. подтвердил при проверке на месте преступления.

Следует отметить, что в их показаниях существенных противоречий, которые могли повлиять на доказанность вины каждого или правильность квалификации их действий, не усматривается, в связи с чем доводы кассационных жалоб в той части, что эти показания являются недопустимыми, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Кроме того, их показания подтверждаются показаниями потерпевшего Ф.А., который также был избит осужденными, кроме того, явился очевидцем совершения в отношении П.П. противоправных деяний, в том числе и убийства.

Ф.А. пояснил, что повода к их избиению у М. и Х. не было, он так и не понял, в связи с чем их стали избивать. После избиения М. и Х. договаривались убить их, именно с этой целью они были вывезены в район сопки, где М. убил П.П.

Свидетель И., проживавшая в гражданском браке с М., пояснила, что причины избиения П.П. и Ф.А. она не знает, какого-либо повода для этого не было. Она просила М. и Х. прекратить свои действия, однако они не слушали ее и требовали "убраться". После избиения М. и Х. решили потерпевших вывезти за город (как она поняла из их разговора) и убить.

Потерпевшие П.Ю., П.С. и П.А. пояснили, что об обстоятельствах убийстве мужа и сына им стало известно от Ф.А.

Свидетель К. пояснила, что утром 23 января 2001 года к ней пришел Ф.А., он был избит, с обмороженными пальцами, лицо и одежда были в крови. От него она узнала, что убили П.П.

Труп П.П. с признаками насильственной смерти был обнаружен в районе гаражей по ул. Королева в г. Петропавловске-Камчатском.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть его наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие двух проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов.

Кроме того, на трупе обнаружены три непроникающих колото-резаных ранения грудной клетки, множественные ушибленные раны волосистой части головы, три резаных раны лица, несколько - на поверхности правой кисти и пальцев, а также многочисленные ссадины в различных частях тела, в области верхних конечностей, лица и головы, которые возникли не менее чем от 50 взаимодействий с травмирующими предметами. В области обоих лучезапястных суставов обнаружены следы странгуляции в виде ссадин.

Из заключения судебно-медицинского эксперта установлено, что у Ф.А. имелись раны правой теменной области, лица, ушибленные раны затылка, ушибы мягких тканей лица, выставлен диагноз - сотрясение головного мозга.

Выводы данных заключений подтверждают показания потерпевшего Ф.А. о локализации телесных повреждений как у П.П., так и у него, и механизме их образования.

Впоследствии М. и Х. изменили свои показания и стали утверждать, что убивать П.П. не договаривались, М. не ставил Х. в известность, что решил убить его.

На предварительном следствии себя оговорили под воздействием недозволенных методов следствия.

Эти заявления осужденных судом проверены, с приведением мотивов принятого решения, признаны несостоятельными.

Ставить под сомнение принятое судом решение оснований Судебная коллегия не находит.

Суд с особой тщательностью выяснил мотив совершения противоправных деяний в отношении потерпевших и пришел к выводу, что избили их осужденные из хулиганских побуждений, используя малозначительный повод, так как шутка П.П. не понравилась М.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и действиям каждого дал правильную юридическую оценку.

Доводы кассационных жалоб в той части, что в действиях осужденных отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 166 ч. 2 УК РФ, Судебная коллегия находит необоснованными.

В соответствии с действующим законодательством неправомерное завладение автомобилем следует считать оконченным с момента, когда транспортное средство приведено в движение или уведено с момента стоянки любым способом помимо воли владельца.

Материалами дела установлено, что осужденные помимо воли П.П. завладели его автомобилем для совершения другого преступления - убийства потерпевшего. Следовательно, их действия правильно квалифицированы как угон транспортного средства без цели хищения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, в том числе и при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Заявление М. в той части, что он не полностью ознакомлен с материалами дела, а суд этому не придал значения, является необоснованным.

Как видно из материалов дела, ему было предоставлено право ознакомиться с материалами дела, и он, согласно его записи в протоколе, с ними ознакомился полностью.

В судебном заседании ему были разъяснены права подсудимого, предусмотренные ст. 46 УПК РСФСР, однако каких-либо ходатайств он не заявлял.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Камчатского областного суда от 5 июня 2002 года в отношении М. и Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы М., Х., Стогниенко В.М. и Дьяченко И.Ю. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"