||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2003 года

 

Дело N 42-о03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Бурова А.А. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 3 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденного О., его законного представителя О.Е., адвокатов Эрдниевой Т.О. и Доногрупповой Р.Б. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 26 декабря 2002 года, которым

О. <...>, со средним образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 5 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 111 ч. 1 УК РФ на 3 года, по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 7 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 9 (девять) лет в исправительной колонии общего режима,

и

Б. <...>, со средним образованием, несудимый, - осужден по ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 50 (пятидесяти) минимальных размеров оплаты труда в сумме 5000 (пять тысяч) рублей.

О. по ст. ст. 213 ч. 3 и 222 ч. 4 УК РФ оправдан за отсутствием в деяниях составов преступлений.

Постановлено взыскать с О. указанные в приговоре суммы.

По делу также осуждены М., П., Д. и К., приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор в отношении О. оставить без изменения, а в отношении Б. отменить и производство по делу прекратить за истечением срока давности уголовного преследования, Судебная коллегия

 

установила:

 

О. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью О.А., покушение на причинение тяжкого вреда здоровью Б.Д. и умышленное причинение смерти М.О.

Б. признан виновным в нанесении побоев М.

Преступления совершены 12 февраля 2002 года в с. Троицкое Целинного района Республики Калмыкия при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании О., признав себя частично виновным в убийстве М.О. и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью О.А., вину в покушении на причинение тяжкого вреда здоровью Б.Д. отрицал. Б. виновным себя не признал.

Осужденный О. в кассационной жалобе (основной и дополнительных), выражая несогласие с приговором, приговор просит отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с неправильным применением уголовного закона. Ссылаясь на нарушение судом требований уголовно-процессуального закона, утверждает, что покушение на причинение тяжкого вреда здоровью Б.Д. не совершал. Телесные повреждения О.А. и М.О. причинил не умышленно. Поскольку М.О. хотел его застрелить, он боялся за свою жизнь. Указывает на то, что суд не учел его молодой возраст, семейное положение и состояние здоровья. Приговор в части осуждения его по ст. ст. 30 ч. 3 и 111 ч. 1 УК РФ просит отменить и производство по делу прекратить. Ставит также вопрос о переквалификации его действий на ст. 108 ч. 1 УК РФ и назначении наказания в пределах санкции этой статьи.

Адвокат Эрдниева в кассационной жалобе в защиту О. утверждает, что приговор в отношении него является незаконным в связи с неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона. Указывает на то, что О.А. распылил слезоточивый газ, а М.О. полез за пазуху со словами, что он всех перестреляет. После этого О., глаза которого болели и слезились от газа, стал беспорядочно размахивать ножом перед собой, в результате чего ранил О.А. и М.О. Однако телесные повреждения им он причинил не умышленно, а в состоянии необходимой обороны. Ссылаясь на то, что вывод суда о виновности О. в покушении на причинение Б.Д. тяжкого вреда здоровью основан на показаниях последнего, при отсутствии других доказательств, ставит вопрос об отмене приговора в этой части и прекращении производства по делу за недоказанностью вины О. Ставит также вопрос о переквалификации действий О. на ст. 108 ч. 1 УК РФ и назначении ему наказания в пределах санкции этой статьи.

Законный представитель осужденного О. - О.Е. в кассационной жалобе указывает на то, что драку учинили потерпевшие, при этом использовали газовый баллончик. Сын же только от них оборонялся. Просит переквалифицировать его действия в отношении О.А. и М.О. на статью, ответственность по которой наступает за превышение пределов необходимой обороны, а в отношении Б.Д. отменить.

Адвокат Доногруппова в кассационной жалобе в защиту Б., ссылаясь на то, что ему было предъявлено обвинение в хулиганстве и это обвинение поддержал в судебном заседании прокурор, хотя не представил достаточных доказательств вины Б. в этом преступлении, указывает на то, что суд также не усмотрел вины последнего в совершении хулиганства в отношении М.О. Вместе с тем суд необоснованно переквалифицировал действия Б. на ст. 115 УК РФ, поскольку представитель потерпевшего и прокурор не заявляли ходатайства о необходимости возбуждения в отношении него дела частного обвинения. Приговор просит отменить и дело производством прекратить за отсутствием в действиях Б. состава преступления.

Государственный обвинитель Каруев в возражениях на кассационные жалобы просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности О. и Б. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Так, вина О. во вмененных ему преступлениях доказана показаниями потерпевшего О.А., подробно рассказавшего об обстоятельствах, при которых последний нанес ему, О.А., удар ножом сзади в левый бок, а также ударил два раза ножом М.О. в область горла и в грудь, показаниями потерпевшего П-ва, которого О. пытался ударить обрезком трубы, а затем нанес удар ножом в спину О.А., после чего видевшего раненого М.О., лежащего на земле, показаниями потерпевшего Б.Д., которого О. пытался ударить отрезком металлической трубы в область левой половины головы, однако он успел подставить руку и в борьбе вырвать трубу, а также видевшего, как О. ударил ножом в область левой лопатки О.А., показаниями свидетеля Ц., который видел лежащего на земле М.О., а также, как О. ударил ножом О.А., показаниями потерпевшего П-ва о том, что газовый баллончик он не применял, поскольку его у него не было, показаниями потерпевшего Б.Д., из которых видно, что во время конфликта никто в отношении О. газовый баллончик не применял и никто не угрожал его застрелить.

У суда не было оснований сомневаться в показаниях потерпевших О.А., П-ва, Б.Д. и свидетеля Ц.

Их показания объективно подтверждены заключением судебно-медицинского эксперта о том, что смерть М.О. наступила от колото-резаного ранения шеи с повреждением левой общей сонной артерии и левой подключичной артерии и проникающего колото-резаного ранения правой половины грудной клетки с повреждением правого легкого, сопровождавшихся массивным внутренним и наружным кровотечением, которые могли образоваться от воздействия ножа с односторонней заточкой клинка, заключением судебно-медицинского эксперта относительно того, что у О.А. имелось проникающее колото-резаное ранение левой половины грудной клетки по заднемышечной линии с повреждением легкого с внутриплевральным кровотечением, которое образовалось от воздействия колюще-режущего предмета типа ножа и по опасности для жизни в момент причинения оценено им как тяжкий вред здоровью, а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Помимо этого из показаний осужденных Б., М., П. и К. на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемых усматривается, что О. говорил им о нанесении ударов ножом двум незнакомым лицам.

Сам О. в явке с повинной также подтвердил факт нанесения ударов ножом двум незнакомым гражданам.

Как видно из вышеприведенных показаний осужденных Б., М., П. и явки О. с повинной, последний не находился в состоянии необходимой обороны, поскольку никто из потерпевших, в том числе и М.О., на него не посягал.

Исходя из характера действий осужденного О., который нанес потерпевшему М.О. удары ножом в жизненно важные центры человека, суд правильно признал, что он действовал с прямым умыслом на лишение его жизни.

Кроме того, суд правильно признал, что, нанося удар ножом потерпевшему О.А. в область расположения жизненно важных органов, О. также умышленно причинил тяжкий вред его здоровью.

Помимо этого правильно суд признал, что О., пытаясь нанести удар отрезком металлической трубы потерпевшему Б.Д., действовал с прямым умыслом на причинение тяжкого вреда его здоровью, однако не смог его довести до конца, поскольку тот оказал сопротивление и обезоружил О.

Вина Б. в содеянном подтверждена показаниями потерпевшего Б.Д., видевшего, как последний нанес М.О. два удара металлической трубой по голове и телу.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что потерпевший Б.Д. оговорил осужденного Б.

Показания потерпевшего Б.Д. объективно подтверждены протоколом опознания им Б., нанесшего М.О. два удара трубой, заключением эксперта-биолога, не исключившего происхождение обнаруженной на джинсах и свитере Б. крови человека от потерпевшего М.О.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при проверке материалов дела не установлено.

Таким образом, вывод суда о виновности О. и Б. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Юридическая квалификация содеянного ими является правильной.

Потерпевшая М-ва просила привлечь виновных, в том числе и Б., к уголовной ответственности за содеянное.

Кроме того, Б. осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, а не по ст. 115 УК РФ, как об этом указывает адвокат Доногруппова в кассационной жалобе.

Наказание им назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и названных в жалобе осужденного О.

Вместе с тем приговор в отношении Б. подлежит отмене с прекращением производства по делу по следующим основаниям.

Преступление, в совершении которого он признан виновным, согласно ст. 15 УК РФ является преступлением небольшой тяжести.

В соответствии со ст. 78 УК РФ сроки давности при совершении преступлений небольшой тяжести истекают, если со дня совершения преступления истекли два года до момента вступления приговора в законную силу, а при совершении такого преступления несовершеннолетним согласно ст. 94 УК РФ сроки давности сокращаются наполовину.

Как видно из материалов дела и признано самим судом в приговоре, Б. вышеуказанное преступление совершил 12 февраля 2001 года в несовершеннолетнем возрасте.

Таким образом, в отношении Б. суд первой инстанции обоснованно постановил обвинительный приговор, однако, поскольку со дня совершения им вмененного ему преступления небольшой тяжести и до момента вступления приговора в законную силу истек один год, приговор подлежит отмене с прекращением производства по делу на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ, то есть за истечением срока давности уголовного преследования.

В связи с этим подлежит отмене и избранная в отношении Б. мера пресечения в виде подписки о невыезде.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 26 декабря 2002 года в отношении О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Этот же приговор в отношении Б. отменить и производство по делу прекратить за истечением срока давности уголовного преследования.

Меру пресечения - подписку о невыезде - в отношении Б. отменить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"